Мы в соц.сетях:
Песков: Путин планирует развивать диалог с немецким бизнесом

Песков: Путин планирует развивать диалог с немецким бизнесом

Путин и Меркель договорились о диалоге по Сирии вчетвером при участии Франции и Турции

Путин и Меркель договорились о диалоге по Сирии вчетвером при участии Франции и Турции

Украинский журналист: Bentley депутата Верховной рады — лучшее достижение военной отрасли Украины

Украинский журналист: Bentley депутата Верховной рады — лучшее достижение военной отрасли Украины

Комплекс «Бук» врезался в здание на пути с репетиции парада ко Дню независимости Украины

Комплекс «Бук» врезался в здание на пути с репетиции парада ко Дню независимости Украины

Помпео выразил соболезнования семье Кофи Аннана и народу Ганы

Помпео выразил соболезнования семье Кофи Аннана и народу Ганы

Трамп сам разрешил юрисконсульту Макгану сотрудничать со следствием

Трамп сам разрешил юрисконсульту Макгану сотрудничать со следствием

9:11   25 Декабря 2014
Россия

А был ли донор: погибшую в Москве екатеринбурженку вернули на родину без органов

А был ли донор: погибшую в Москве екатеринбурженку вернули на родину без органов

А был ли донор: погибшую в Москве екатеринбурженку вернули на родину без органов

В Замоскворецком суде Москвы начался гражданский процесс по делу 19-летней жительницы Екатеринбурга Алины Саблиной, скончавшейся в результате ДТП. Родители погибшей не понимают, почему их не пустили к дочери в день ее смерти, а также не спросили разрешения на трансплантацию внутренних органов девушки. Алина училась в Московском университете дизайна и технологии. 11 января 2014-го на пешеходном переходе ее сбила машина. С тяжелыми травмами студентку, впавшую в кому, доставили в Городскую клиническую больницу № 1 имени Пирогова. Там свердловчанка провела шесть дней, а 17-го января умерла. Все это время мать и отец девочки находились неподалеку, но доступа к собственному ребенку не имели. Даже о том, что их дочь скончалась, им сообщили не врачи, а похоронный агент. Спустя месяц, 15 февраля, получив заключение судебно-медицинской экспертизы, они узнали – из тела Алины изъяты сердце, почки, надпочечники, часть аорты, нижней полой вены и нижней доли правого легкого. Причем в акте изъятия зафиксирована только выемка сердца и почек. Естественно, уральцы обратились в суд. Они требуют компенсировать моральный вред, оценив его в 1 миллион рублей. Ответчик – столичная ГКБ № 1. Стартовал процесс 4 декабря, а 23-го выяснилось, что появился еще и соответчик – Московский координационный центр органного донорства. Еще одну бумагу истцы направили в Европейский суд по правам человека с просьбой дать оценку случившемуся. По словам адвоката семьи Саблиных Антона Буркова, по большому счету, все упирается в так называемую презумпцию согласия, позволяющую медикам брать внутренние органы жертв несчастных случаев для донорства, не спрашивая разрешения у родственников погибших. "Врачи заявляют о том, что действовали в рамках закона. И правда, закон позволяет так поступать. Но мы говорим, что закон не конституционен. Вопрос в том, будет судья при принятии решения руководствоваться лишь отечественными нормами или примет во внимание Европейскую конвенцию о защите прав человека", - уточняет юрист. Как рассказывает Антон Бурков, подобные судебные процессы в России уже были, но ни один из них не привел к возбуждению уголовного дела. "Доходит до смешного. Конституционный суд постановил: не гуманно сразу после смерти потерпевших интересоваться у их родственников, согласны ли они на трансплантацию органов, принадлежавших их близким. А изымать втихую, значит, гуманно? - возмущается адвокат, добавляя, что ни прокуратура, ни следственный комитет на его запрос не ответили, а департамент здравоохранения Москвы прислал невразумительную отписку в стиле «проверили, разобрались, наказали. На вопрос корреспондента Федерального агенства происшествий, откуда взялся соответчик - координационный центр органного донорства, адвокат ответил: - Дело в том, что органы изымают не работники горбольницы. Они определяют, является поступивший к ним пострадавший потенциальным донором или нет. И нам не сообщили, кто конкретно занимался трансплантологией. Потому изначально в иске упоминалась лишь ГКБ. Потом представители ГКБ на суде сами «сдали» их. "Теперь претензии распределены между больницей и координационным центром. Недопуск и отсутствие разрешения родителей на трансплантацию – претензия к ГКБ. Расхождение количества изъятых органов по факту и по бумагам – к центру донорства", - добавил адвокат. По мнению мамы Алины Елены Саблиной, горбольница пытается переложить ответственность на упомянутый центр. - Все происходило в реанимационном отделении травматологии № 24, на территории учреждения имени Пирогова. Мало того, я уверена, что 17 января моя дочь была жива. Ее готовили к донорству. - Сейчас вы чего хотите? - Чтобы данный процесс стал прецедентом. Чтобы органы брали у мертвых, а не у живых, и только с разрешения семьи. Надеюсь, чьи-то жизни будут спасены таким образом. Еще хочу установить, как использовались органы моей дочери – реально помогли кому-то или ушли налево. По словам Елены, медики и представители центра даже не извинились перед семьей погибшей девушки. Новое заседание назначили на 29 января 2015 года. Пройдет оно в закрытом режиме.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Автор: Олег Королев
Загрузка...