Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
Строящийся жилищный комплекс загорелся во Владивостоке

Строящийся жилищный комплекс загорелся во Владивостоке

Поставщиков небезопасной продукции могут дисквалифицировать

Поставщиков небезопасной продукции могут дисквалифицировать

Евродепутат считает, что президент Латвии не пойдет на роспуск Сейма

Евродепутат считает, что президент Латвии не пойдет на роспуск Сейма

В Одессе неизвестные обстреляли автомобиль местного депутата

В Одессе неизвестные обстреляли автомобиль местного депутата

Мадуро заявил, что он не диктатор

Мадуро заявил, что он не диктатор

Мексиканский штат попросил центральные власти перенаправить потоки мигрантов

Мексиканский штат попросил центральные власти перенаправить потоки мигрантов

9:11   25 Декабря 2014
Россия

А был ли донор: погибшую в Москве екатеринбурженку вернули на родину без органов

А был ли донор: погибшую в Москве екатеринбурженку вернули на родину без органов

А был ли донор: погибшую в Москве екатеринбурженку вернули на родину без органов

В Замоскворецком суде Москвы начался гражданский процесс по делу 19-летней жительницы Екатеринбурга Алины Саблиной, скончавшейся в результате ДТП. Родители погибшей не понимают, почему их не пустили к дочери в день ее смерти, а также не спросили разрешения на трансплантацию внутренних органов девушки. Алина училась в Московском университете дизайна и технологии. 11 января 2014-го на пешеходном переходе ее сбила машина. С тяжелыми травмами студентку, впавшую в кому, доставили в Городскую клиническую больницу № 1 имени Пирогова. Там свердловчанка провела шесть дней, а 17-го января умерла. Все это время мать и отец девочки находились неподалеку, но доступа к собственному ребенку не имели. Даже о том, что их дочь скончалась, им сообщили не врачи, а похоронный агент. Спустя месяц, 15 февраля, получив заключение судебно-медицинской экспертизы, они узнали – из тела Алины изъяты сердце, почки, надпочечники, часть аорты, нижней полой вены и нижней доли правого легкого. Причем в акте изъятия зафиксирована только выемка сердца и почек. Естественно, уральцы обратились в суд. Они требуют компенсировать моральный вред, оценив его в 1 миллион рублей. Ответчик – столичная ГКБ № 1. Стартовал процесс 4 декабря, а 23-го выяснилось, что появился еще и соответчик – Московский координационный центр органного донорства. Еще одну бумагу истцы направили в Европейский суд по правам человека с просьбой дать оценку случившемуся. По словам адвоката семьи Саблиных Антона Буркова, по большому счету, все упирается в так называемую презумпцию согласия, позволяющую медикам брать внутренние органы жертв несчастных случаев для донорства, не спрашивая разрешения у родственников погибших. "Врачи заявляют о том, что действовали в рамках закона. И правда, закон позволяет так поступать. Но мы говорим, что закон не конституционен. Вопрос в том, будет судья при принятии решения руководствоваться лишь отечественными нормами или примет во внимание Европейскую конвенцию о защите прав человека", - уточняет юрист. Как рассказывает Антон Бурков, подобные судебные процессы в России уже были, но ни один из них не привел к возбуждению уголовного дела. "Доходит до смешного. Конституционный суд постановил: не гуманно сразу после смерти потерпевших интересоваться у их родственников, согласны ли они на трансплантацию органов, принадлежавших их близким. А изымать втихую, значит, гуманно? - возмущается адвокат, добавляя, что ни прокуратура, ни следственный комитет на его запрос не ответили, а департамент здравоохранения Москвы прислал невразумительную отписку в стиле «проверили, разобрались, наказали. На вопрос корреспондента Федерального агенства происшествий, откуда взялся соответчик - координационный центр органного донорства, адвокат ответил: - Дело в том, что органы изымают не работники горбольницы. Они определяют, является поступивший к ним пострадавший потенциальным донором или нет. И нам не сообщили, кто конкретно занимался трансплантологией. Потому изначально в иске упоминалась лишь ГКБ. Потом представители ГКБ на суде сами «сдали» их. "Теперь претензии распределены между больницей и координационным центром. Недопуск и отсутствие разрешения родителей на трансплантацию – претензия к ГКБ. Расхождение количества изъятых органов по факту и по бумагам – к центру донорства", - добавил адвокат. По мнению мамы Алины Елены Саблиной, горбольница пытается переложить ответственность на упомянутый центр. - Все происходило в реанимационном отделении травматологии № 24, на территории учреждения имени Пирогова. Мало того, я уверена, что 17 января моя дочь была жива. Ее готовили к донорству. - Сейчас вы чего хотите? - Чтобы данный процесс стал прецедентом. Чтобы органы брали у мертвых, а не у живых, и только с разрешения семьи. Надеюсь, чьи-то жизни будут спасены таким образом. Еще хочу установить, как использовались органы моей дочери – реально помогли кому-то или ушли налево. По словам Елены, медики и представители центра даже не извинились перед семьей погибшей девушки. Новое заседание назначили на 29 января 2015 года. Пройдет оно в закрытом режиме.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...