Город, достойный поклонения. Почему Севастополь топят в «крымской идентичности»

Политика
Город, достойный поклонения. Почему Севастополь топят в «крымской идентичности»

Медиапространство России взволновала фраза губернатора Севастополя Михаила Развожаева, который выступает против объединения города-героя с Крымом. Понятно, что Развожаев не хотел бы лишиться поста. С другой стороны, даже в царские времена Севастополь не входил в Таврическую губернию. Значение форпоста для Крыма столь весомо, что его называют второй столицей после Симферополя.

Такое двоевластие известно многим странам: немцы спорят, кто важнее – Берлин или Мюнхен, жители Рима и Милана делят пальму первенства в Италии, а петербуржцы считают себя столичными жителями не меньше москвичей.

В Севастополе высокоразвитая экономика, основывающаяся на туристическом бизнесе. Особый статус городу, конечно, придает и военно-морская база российского ВМФ. Неслучайно он носит статус города федерального значения, как Москва и Петербург.

Город, достойный поклонения. Почему Севастополь топят в «крымской идентичности»
ФБА «Экономика сегодня» .  / Денис Тукмаков

И все же такое деление полуострова на два региона некоторым кажется странным. Так, крымский сенатор Сергей Цеков полагает, что пришло время для объединения Крыма и Севастополя в единый субъект РФ. Аналогичного мнения придерживается и глава комитета Госсовета Республики Крым по культуре и вопросам охраны культурного наследия Николай Волков. Он считает, что вопрос нужно вынести на референдум по старой крымской традиции.

Эксперты, опрошенные «Политикой Сегодня», с таким поворотом не согласны, некоторые – категорически. Так, депутат Госдумы Олег Матвейчев ответил эмоционально:

«Это все ерунда, никаких объединений не будет. Проблему выдумали журналисты, высосав ее из пальца. В органах власти этот вопрос вообще не обсуждается. Столь серьезное изменение в Конституцию, как слияние субъектов, требует проведения референдумов в обоих субъектах РФ. Думаю, никто из жителей голосовать за это не будет».

Город, достойный поклонения. Почему Севастополь топят в «крымской идентичности»
Агентство городских новостей Москва  / Сергей Киселев

На стороне Развожаева оказался и известный российский политолог Константин Калачев, лишний раз напомнивший, что Севастополь – это не Крым. По его мнению, подобное объединение могло бы стать насилием над Севастополем.

«Разницу ощущаешь, когда общаешься с классическими крымчанами и жителями Севастополя. У горожан я вижу куда больше патриотизма, что может быть связано с особенностями формирования населения, здесь много бывших военных. Севастополь всегда держался особняком, идея патриотизма здесь развита больше, чем в Крыму, где царит культ зарабатывания денег на несчастных туристах. Патриотизм в городе выше, а алчность меньше», – считает он.

Люди в Севастополе особенные, настоящие, советские, уверен собеседник «ПС». А крымчане – это люди, являющие собой классическое население морского побережья, живущее туризмом. Калачев уважает прагматиков, но «есть нюансы». Пример:

«Я однажды на Мальдивах встретил крымчанку, которая всячески ругала крымские власти и заодно даже президента. Говорила, что вместо развития малого бизнеса на полуострове насаждают патриотизм, ставят какие-то памятники, танки, пушки и прочее. В то же время сносят ларьки, закрывают клубы, кафе, от которых люди кормились», – рассказал политолог.

Город, достойный поклонения. Почему Севастополь топят в «крымской идентичности»
Федеральное агентство новостей  / Владимир Сергеев

А вот в Севастополе, по его словам, люди тяготеют к России безотносительно вопроса зарплат, пенсий, пособий и т.д. Здесь это идет от сердца, а не от желудка, как выразился Константин Эдуардович. А удивленный вопрос – почему крымчане недовольны при всех многомиллиардных вливаниях в полуостров – парировал:

«Так они это не ощущают. Возьмите миллиардные вливания в Приморский край – и что? Ну, построили мост на остров Русский – а что тебе от этого, как жителю Владивостока? Если ты на этот остров не ездишь, у тебя там ничего нет. Да и мост построили гастарбайтеры. А ведь вливания работают, когда эти средства создают новые рабочие места для местных и повышают их уровень доходов».

Это особенность курортного региона: люди забыли, как это — работать круглогодично, они привыкли получать деньги сезонно. Вероятнее всего, Крымский мост тоже строили гастарбайтеры. Эксперт сомневается, что в проекте массово участвовали крымчане. Или почему, например, гости жалуются на местный сервис? У крымчан такой настрой: «А куда вы денетесь, все равно приедете». Проблема решаемая, но это уже вопрос перестройки сознания.

«Крымчане вспоминают и прошлое, – отметил Калачев. – Они говорят: украинская "молочка" была лучше и дешевле. А вы в России едите какую-то гадость, химию. Они считают, что потеряли дешевые, натуральные продукты. Но с другой стороны, многое и приобрели, стали частью единой общности, и люди в целом довольны. А вообще настроения зависят от лета».

Город, достойный поклонения. Почему Севастополь топят в «крымской идентичности»
Федеральное агентство новостей  / Владимир Сергеев

Словом, Севастополь и Крым – это разные регионы со своим менталитетом и экономическим потенциалом. И едут сюда за разным. В город – за красотой, как в Венецию, Рим или Париж, увидеть величие памятников и архитектуры. За удовольствием — прямиком в местные гастрономические или винные туры. А в Крым – за пляжами и морем. Отдельный аспект в том, что Севастополю нужен свой, отдельный аэропорт, военные вполне могли бы потесниться в своей воздушной гавани.

«В Севастополе все другое, даже виноделие, – подытожил Калачев. – Мне кажется, здесь сейчас делают лучшие российские вина. У них даже побережье иное. Это просто два различных курорта, и их нужно развивать как два разных курортных направления. Такую инакость стоит сохранять, а не пытаться утопить в общей крымской идентичности».

Михаил Развожаев, к слову, стал одним из лидеров рейтинга губернаторов, которым россияне больше всего доверяют в соцсетях.

Как уже отмечала «Политика Сегодня», управленец делает акцент на темах цифровизации и экономического развития региона, а также использует образ «лоббиста интересов Севастополя перед федеральным центром».