Не бывает Север крайним. Как Артур Парфенчиков пытается вывести Карелию из депрессии

Не бывает Север крайним. Как Артур Парфенчиков пытается вывести Карелию из депрессии

На минувших выборах в Республике Карелия партия «Единая Россия» показала один из самых скромных результатов по стране. С 56-летним главой региона Артуром Парфенчиковым в авангарде списка кандидатов в местное заксобрание «ЕР» не дотянула до 29%. Сопоставимыми оказались итоги думского голосования — с 31,69% голосов федеральное представительство Карелии в нижней палате будет меньше, чем у других субъектов РФ.

Ряд политологов объясняет неуверенную победу карельских единороссов эффективностью самого Парфенчикова — с начала властных полномочий в 2017 году он якобы не сумел оправдать доверие избирателей. Не сработало даже напоминание о прежних заслугах. Показ в преддверии выборов документального фильма «Командир: история противостояния» о борьбе Парфенчикова на посту прокурора с «карловской» ОПГ пользователи YouTube сочли тактическим пиаром.

Не бывает Север крайним. Как Артур Парфенчиков пытается вывести Карелию из депрессии
wikipedia.org  / A.Savin / FAL

Повод для язвительных замечаний карельский руководитель снискал отчасти благодаря своему стилю общения в соцсетях. Парфенчикова неоднократно упрекали в несдержанности. Так, он ранее назвал «фейком с намазанным лицом» женщину, которая задала ему вопрос «ВКонтакте», грубил молодой матери из поселка Суоеки, оставшейся без яслей. Особенное раздражение вызвал твит с фотографией «настоящего карельского завтрака». Обитателю высокого кабинета быстро напомнили, что доходы жителей не позволяют им есть по утрам красную икру.

С рядовыми пользователями соцсетей солидарны и эксперты. «Имиджевые издержки» у Парфенчикова зафиксировал Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» в связи с бушевавшими летом лесными пожарами. В конце июля на территории Карелии насчитывалось 22 очага, а нерасторопность в тушении специалисты объясняли качеством дорожной сети, невниманием к противопожарным мерам и неухоженностью лесных угодий.

Не бывает Север крайним. Как Артур Парфенчиков пытается вывести Карелию из депрессии
ИА «Политика Сегодня»  / Ягудаев Владимир

Марево стихийного бедствия заметили в Кремле. Президент Владимир Путин попросил Парфенчикова внимательно отнестись к возгораниям.

«Присмотритесь, потому что там дымит еще. Ды-мит», — уверенно сказал Путин, округлив глаза.

В ответ глава республики заверил, что пожар ликвидирован, угрозы Сергиевскому скиту Валаамского монастыря нет. Без помощи федерального центра, правда, оказалось туго. Парфенчиков запросил у Москвы 100 миллионов рублей на борьбу со стихией, очевидно исчерпав региональные ресурсы.

А вот распространение более существенной угрозы, к которой власти региона оказались не готовы, обошлось куда дороже. Осенью 2020 года Карелия заняла первое место в стране по заболеваемости COVID-19 в сутки. Спустя год Парфенчиков признает, что в республике все еще сохраняется высокая заболеваемость и смертность.

Не бывает Север крайним. Как Артур Парфенчиков пытается вывести Карелию из депрессии
gov.karelia.ru  / 

Политтехнолог Алена Август объясняет политическую живучесть главы карельской администрации его умением договариваться с элитами. Парфенчиков — один из немногих однокурсников Дмитрия Медведева, которому до сегодняшнего дня удалось удержать значимый пост. Подтверждением слов эксперта, вероятно, можно считать январский визит премьер-министра Михаила Мишустина и обещанный им миллиард рублей на социально-экономическое развитие региона.

К июню объем финансовой помощи Карелии вырос до шести миллиардов рублей. Средства пойдут на строительство больницы в Петрозаводске, состоянию которой глава кабмина ужаснулся. Пользователи соцсетей отмечали удручающий антураж медучреждений регионального центра и нехватку коек в разгар пандемии, но при этом благодарили за профессионализм врачей, которым приходится трудиться в крайне непростых условиях.

По мнению Август, у политологов есть основания, чтобы включить Парфенчикова в список потенциальных «жертв» традиционного осеннего губернаторопада, однако и с желающими безропотно возглавить депрессивную Карелию может возникнуть дефицит. Так, отмечает собеседница «ПС», найти замену, пусть и временную, главам Владимирской и Тамбовской областей в лице депутата Госдумы Александра Авдеева и выходца из Минстроя Максима Егорова было непростой задачей.

«Не каждый выпускник школы губернаторов готов тут же ехать в регион достаточно сложный, не самый богатый, с большими проблемами в ЖКХ, с дорогами. Всегда любое решение — это многофакторная история. Может и будет какое-то “наказание” для Парфенчикова, что его попросят уйти, но тогда нужно понимать, кем заменить. А менять не сказать, чтобы есть кем», — констатирует кадровый голод Август.

Не бывает Север крайним. Как Артур Парфенчиков пытается вывести Карелию из депрессии
gov.karelia.ru  / 

Срок властных полномочий Парфенчикова истекает в 2022 году. Telegram-канал «Незыгарь» ранее сообщил, что в Карелии активно муссируется информация о том, что он не готов выдвигать свою кандидатуру на следующие пять лет:

«С учетом обшей неэффективности Парфенчикова и сократившихся возможностей его покровителя в Системе, такой вариант развития событий представляется вероятным».

В исследовании, посвященном оценке деятельности глав субъектов РФ, в июле-августе глава Карелии занимал 81-е место из 85. В рейтинге российских регионов по качеству жизни Карелия по итогам 2020 года находилась на 72-м месте. Несмотря на депрессивный фон, Карелия продолжает привлекать туристов — в 2020 году живописный край посетили 830 тысяч человек.

Сообщалось, что глава региона делает ставку на привлечение инвестиций и пытается создать условия для бизнеса за счет включения новых территории Карелии в Арктическую зону. АЗРФ, охватывающая 40% карельских земель, предполагает налоговые льготы для своих резидентов, что актуально для дотационного региона. В 2020 году Парфенчиков добился относительного успеха на этом направлении, включив в АЗРФ Калевальский и Сегежский районы, а вот попытки добиться тех же преференций для Муезерского района пока не привели к успеху.