Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
Женщина совершила самоподрыв у КПП в Грозном

Женщина совершила самоподрыв у КПП в Грозном

Нижегородская уборщица попросила покупателей магазина разуться

Нижегородская уборщица попросила покупателей магазина разуться

МИД Белоруссии назвал неприемлемыми слова Пашиняна о Лукашенко

МИД Белоруссии назвал неприемлемыми слова Пашиняна о Лукашенко

ЛНР обеспокоена принципами работы ОБСЕ

ЛНР обеспокоена принципами работы ОБСЕ

Чиновник ЦРУ на этой неделе тайно посетил Южную Корею, сообщают СМИ

Чиновник ЦРУ на этой неделе тайно посетил Южную Корею, сообщают СМИ

Трамп хочет обсудить убийство журналиста Хашогги с Помпео и представителями ЦРУ

Трамп хочет обсудить убийство журналиста Хашогги с Помпео и представителями ЦРУ

7:00   26 Ноября 2014
История катастрофы

Танки в Грозном: 20 лет с начала новой Кавказской войны

Танки в Грозном: 20 лет с начала новой Кавказской войны

Ровно 20 лет прошло с момента начала современной войны на Северном Кавказе. Эту годовщину не отмечают официально, ведь окончательная победа в конфликте федеральной стороной до сих пор не одержана. Да и о какой победе говорить, когда подавляющее большинство бойцов противника – собственные граждане?

Ровно 20 лет прошло с момента начала современной войны на Северном Кавказе. Эту годовщину не отмечают официально, ведь окончательная победа в конфликте федеральной стороной до сих пор не одержана. Да и о какой победе говорить, когда подавляющее большинство бойцов противника – собственные граждане? Между тем, ситуация, вроде бы застывшая в стадии вялотекущей партизанской-контрпартизанской борьбы, в будущем может преподнести Москве новые неприятные сюрпризы. Итак, осенью 1994-го в Кантемировскую и Таманскую дивизии, 18-ю бригаду и на офицерские курсы «Выстрел» приехали сотрудники ФСК (сейчас – ФСБ). Они завербовали около 80 военных, из которых сформировали 24 танковых экипажа. Набранных служивых переправили на юг, в Моздок, а позже в Чечню. К тому времени в республике друг с другом сражались формирования, подконтрольные первому ичкерийскому президенту Джохару Дудаеву и его пророссийским соперникам. 26 ноября силы антидудаевской оппозиции при поддержке «вежливых людей» вошли в чеченскую столицу город Грозный. Но триумфа не получилось. Наступающие потерпели поражение. Шесть нанятых танкистов погибли, 21 угодил в плен. Именно тогда российский министр обороны Павел Грачев совершил «подвиг». «Ну, знаете, я как-то не очень интересуюсь этим вопросом, так как вооруженные силы, в принципе, не участвуют там», - промолвил генерал, фактически отказавшись от своих солдат. В дальнейшем отечественные высокопоставленные чиновники не раз повторят упомянутый «героический» поступок. А тот ноябрьский разгром оказался самым настоящим детонатором. 11 декабря состоялся массовый ввод федеральных войск в Чечню. Последующие события превратились в сплошной кровавый кошмар. Легендарный новогодний штурм Грозного, тяжелейшая осада Бамута, бои за цементный завод Чири-Юрта, рейд Шамиля Басаева на Буденновск, сражение за Гудермес, поход Салмана Радуева на Кизляр, штурмы Грозного в марте и августе 1996-го… Хасавюртовский мир, по сути дела, явился лишь перемирием. По большому счету, несоблюдаемым. Перестрелки и подрывы по всему периметру российско-чеченской границы продолжались еще три года, а потом ичкерийцы наведались в Дагестан. Вылазка спровоцировала возвращение армии в непокорный регион, и уже зимой 1999-2000 Грозный опять обратился в гигантское поле боя. В марте жесточайший приступ села Комсомольское поставил точку в классическом этапе нынешней Кавказской кампании. Впрочем, война не прекратилась, уйдя в подполье. Партизанщина расцвела в Чечне буйным цветом, а затем перекинулась на соседние территории – Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию. Периодически в список попадали Северная Осетия, Карачаево-Черкесия, Ставропольский край. Полевой командир Шамиль Басаев создал батальон смертников «Рияд-ас-Салихийн» и ввел практику взрывов «живых бомб». Наиболее громкими акциями подразделения были уничтожение общежития челябинского ОМОНа в Аргуне, дома правительства в Грозном, здания УФСБ Надтеречного района, военного госпиталя в Моздоке, электрички в Ессентуках и прочие, в частности – захват московского ДК с мюзиклом «Норд-Ост» и школы №1 в Беслане. В 2007 году схватка переместилась на иной уровень. Лидер подполья Доку Умаров объявил о создании «Имарата Кавказ», а сам сделался его верховным амиром. То есть, речь уже не шла о борьбе за независимость Чечни. Речь шла о борьбе за независимость кавказских республик под зеленым знаменем мусульманства. Разумеется, признаки религиозной войны наблюдались и раньше, но теперь потребовалось во всеуслышание сказать о наличии идеологии, объединяющей отряды моджахедов, действующих в разных административных образованиях. То есть, светские идеи потеряли свою актуальность, поскольку изначально за них дрались только в Чечне. Распространение партизанщины на окрестные земли повлекло изменения в обосновании сопротивления и здесь объединяющим фактором стал салафитский ислам. Одновременно подпольные джамааты возникали в других регионах. В первую очередь, на Волге. Они занимались «индустриальным джихадом»: поднимали на воздух электроподстанции, газопроводы, опоры ЛЭП, а также добычей денег для коллег-имаратчиков. Чуть погодя, к Поволжью присоединились Урал, Западная Сибирь, Подмосковье. Мало того, формировались классические джамааты, вступавшие в перестрелки с правоохранителями. Параллельно в работу включились вербовочные структуры, переправляющие рекрутированных добровольцев на Кавказ, а если надо, то и еще южнее – на Ближний Восток. Сегодня Кавказская война продолжается. «Кресло» Доку Умарова, погибшего в 2013-м, занял главный кадий (шариатский судья) подполья Алиасхаб Кебеков. Он запретил участие женщин в операциях шахидов, наложил мораторий на совершение диверсий в местах скопления мирных граждан и разрешил окруженным боевикам, не обладающим секретной информацией, сдаваться. В числе последних громких акций моджахедов – подрыв смертника возле концертного зала в Грозном, расправа с пятью охотниками около дагестанского поселка Шамхал, расстрел полицейских на КПП ингушской республиканской больницы, уничтожение БТРа внутренних войск у чеченского аула Янди и убийство шести водителей на Ставрополье. В какую сторону далее повернет история, пока не ясно. Текущее положение дел, включающее периодические вылазки повстанцев и спецоперации силовиков, в состоянии продлиться сколь угодно долго. Вызвать сейчас активизацию мятежников могут только два события – массовое возвращение российских ветеранов ИГИЛ из Ирака и Сирии и резкое изменение политической обстановки в Москве. Денис Колчин

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...