Баширов пояснил, будет ли до 2022 года вердикт по делу крушения MH17

Баширов пояснил, будет ли до 2022 года вердикт по делу крушения MH17

Возобновившийся после летнего перерыва в Нидерландах судебный процесс по делу о крушении малайзийского «Боинга» в Донбассе летом 2014 года представляет собой лишнюю трату денег налогоплательщиков, и скорее всего к концу 2022 года вердикт вынесен не будет.

Такое мнение в личном Telegram-канале высказал политолог Марат Баширов, комментируя заявление голландского судьи Хендрика Стэйнхауса о том, что вердикт по делу о крушении рейса МН17 планируется вынести до конца 2022 года.

Напомним, судебный процесс по авиакатастрофе пассажирского лайнера Boeing 777 Малайзийских авиалиний, который произошел 17 июля 2014 года в Донецкой области, стартовал 9 марта 2020 года. За прошедшие с начала процесса 1,5 года там произошло несколько громких скандалов и разоблачений откровенного вранья со стороны Запада о гибели самолета. В частности, Соединенные Штаты Америки обещали представить «неопровержимые доказательства», которые, однако, так и не были предъявлены.

Политолог Марат Баширов уверен, что суд Нидерландов не вынесет вердикта по данному делу к концу 2022 года.

«Да не будет он готов. Это все просто трата денег голландских налогоплательщиков и тех взносов, которые платят учредители суда. А так как нет общего политического решения наврать и обвинить Россию, то это история вечная и снова сдвинут сроки», — уверенно написал эксперт.

Баширов пояснил, будет ли до 2022 года вердикт по делу крушения MH17
Новостное агентство «Харьков»  / Андрей Тюнников

Напомним, созданная Нидерландами Совместная следственная группа, проводившая расследования и выяснявшая причины крушения лайнера, выполнявшего рейс из Амстердама в Куала-Лумпур, считает, что самолет был сбит ракетой, выпущенной из комплекса «Бук». При этом обвинения выдвигаются в адрес России и донецких ополченцев, несмотря на то, что ракетными комплексами «Бук» в районе катастрофы обладали только украинские вооруженные силы. К тому же, следствие закрыло глаза на тот факт, что официальный Киев по каким-то своим причинам не закрыл небо над территорией, где к тому времени уже несколько месяцев продолжался активный вооруженный конфликт, для полетов гражданской авиации.