«Кошмар – на улице Язов». За что министр обороны СССР сел в тюрьму в 1991 году

«Кошмар – на улице Язов». За что министр обороны СССР сел в тюрьму в 1991 году

После августовского путча, который в этом году «отмечает» 30-летний юбилей, за решеткой оказались сразу несколько видных советских чиновников и государственных деятелей. Одним из них был Дмитрий Язов — министр обороны и маршал Советского Союза, входивший в ряды членов Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП).

В свое время он прошел долгий путь от полей сражений Великой Отечественной войны до кабинета Минобороны при Михаиле Горбачеве. Однако прошлые заслуги не спасли его от восьмиместной камеры самого известного столичного изолятора «Матросская тишина», отмечают эксперты исторического портала «Русская семерка».

Зэк поневоле

Немногие знают, но приказ ввести в Москву танки отдал именно Дмитрий Язов. После 19 августа на стенах в центре столицы начали появляться надписи: «Кошмар – на улице Язов!» При этом для президента СССР Горбачева участие министра в путче стало сюрпризом. Уже после того, как участь заговорщиков была предрешена, Язов вместе с «коллегами» вылетел в Форос, однако Горбачев отказался их принять.

22 августа маршала СССР арестовали в аэропорту «Внуково», предъявив ему обвинение в «измене Родине» (64 статья УПК). Изначально подсудимого держали в Калининской области, но через несколько дней его перевели в «Матросскую тишину», где Язову предстояло провести 498 дней.

«Кошмар – на улице Язов». За что министр обороны СССР сел в тюрьму в 1991 году
ТАСС  /  Зотин Игорь

«Машины въехали на грязный тюремный двор, мне же предложили пройти в одноэтажное здание. Обыскивали тщательно, долго вертели в руках фуражку, прощупали все швы на кителе, выписали квитанцию на форму, отдельно на часы и на зажим для галстука. Взамен мне выдали широченные зэковские брюки и куртку с нашивкой на рукавах: "ЗМИ". Не знаю, что это обозначало, но было ясно, что отныне я зэк», — писал Язов в мемуарах.

По словам бывшего маршала Советского Союза, первую ночь в тюрьме он провел «в тяжелых и беспросветных мыслях». Вскоре у него даже появился сокамерник – первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Петр Машеров. Первое время Дмитрий Язов полагал, что Машерова подсадили к нему специально, чтобы выведать полезную информацию об организации путча.

Криминальное чтиво

Подозрительным также казалось то, что экс-министр обороны с Машеровым сидели абсолютно одни в восьмиместной камере. Чуть позже «соседей» Язова меняли, и каждый из них пытался втереться в доверие к товарищу по несчастью.

Следователи часто вызывали заключенного на допросы, но они почти всегда проходили «без грубостей», вспоминал Дмитрий Язов. В «Матросской тишине» никогда не гасили свет, поэтому осужденные часто пытались накрыть светильник газетой, которую почти сразу срывали работники изолятора.

Если верить мемуарам Язова, бывших членов ГКЧП охраняли спецназовцы, верные Борису Ельцину. Впрочем, это не мешало им после месяца службы заводить знакомства и дружить с осужденными путчистами. Чаще всего именно они приносили новости с воли (радио и почти все печатные издания в СИЗО были запрещены).

«Кошмар – на улице Язов». За что министр обороны СССР сел в тюрьму в 1991 году
ТАСС  / Лизунов Юрий,Чумичев Александр

Сидя в камере, Язов читал уголовное дело, которое возбудили против него и других членов ГКЧП (его объем составлял 140 томов). Чтобы осилить столь внушительное «произведение», маршалу приходилось читать по восемь часов в день.

23 февраля 1994 года Госдума объявила амнистию всем осужденным по делу ГКЧП. Генерал Валентин Варенников, к слову, отказался от досрочного освобождения, но Дмитрий Язов не последовал его примеру, чтобы не отвечать за испорченный танками московский асфальт.