От Цхинвали до Цхинвала за пять дней. Воспоминания о былой войне
С 8 по 12 августа 2008 года Россия принимала участие в вооруженном конфликте в Южной Осетии. Вместе с бывшим министром иностранных дел республики вспоминаем, как это было.
Около часа ночи 8 августа 2008 года тишину резиденции тогдашнего президента России Дмитрия Медведева разорвал телефонный звонок. На проводе был одиозный министр обороны Анатолий Сердюков, который сообщил тревожные вести: Грузия объявила войну Южной Осетии.

Медведев призвал держать руку на пульсе и докладывать ему обо всех проявлениях грузинской агрессии, особенно в районе столицы республики – Цхинвала, где на тот момент располагались российские миротворцы. Через несколько часов президент Грузии отдал приказ покрыть «Градом» южноосетинскую столицу – по городу начали «работать» реактивные системы залпового огня. Вновь подняв трубку, Медведев услышал голос менее официозного Сердюкова:

Знаете, я хочу вам доложить, они только что уничтожили палатку с нашими миротворцами, всех насмерть положили. Что я должен сделать?
Ответ не заставил себя долго ждать. Спустя время бывший российский президент, пересевший в кресло зампреда Совета безопасности РФ, вспоминал, что тот день был одним из самых трудных в его жизни. Решение, принятое Медведевым под утро 8 августа, своей тяжестью, вероятно, и вовсе придавливало к земле.

Ближе к полудню в небе над грузинским городом Карели показались бомбардировщики Су-24 с красными звездами на бортах. Россия официально вступила в конфликт в Южной Осетии, который позже назовут Пятидневной войной.
Чтобы понять первопричину, по которой Михаил Саакашвили отдал приказ обстрелять спящий Цхинвал, нужно отмотать время на несколько десятилетий назад.
1989 год. Советский Союз трещит по швам, а в юго-западной его части набирают обороты национальные движения за независимость, которые Москва не в силах контролировать. Как следствие, нарастает напряжение между грузинскими властями и населением республик Абхазии и Южной Осетии. Они требуют самостоятельности, чего Тбилиси, по понятным причинам, никак не может допустить.
В 1991 году глава грузинского парламента Звиад Гамсахурдия отдает приказ блокировать получившую автономию Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику. Де-факто осада продолжалась несколько лет, пока новоиспеченный президент новоиспеченной же России Борис Ельцин не заключает с председателем Госсовета Грузии Эдуардом Шеварднадзе Сочинское (оно же Дагомысское) соглашение – договоренность о мирном урегулировании грузино-осетинского конфликта.

С того момента Южная Осетия и ее независимость становятся для Грузии, как выражается военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец, «самой колючей костью в горле». Градус напряжения спадает, Тбилиси отвлекается на гражданскую войну между звиадистами и правительственными войсками, а осетины заново учатся жить под мирным небом. Но лишь до поры.
25 января 2004 года Михаил Саакашвили поднял новый национальный флаг (бело-красный вместо черно-бело-винного) у здания парламента в центре Тбилиси, официально став президентом Грузии и пообещав сделать ее «единым, стабильным, свободным государством и домом для всех этнических групп». Как выяснилось позже, подписаться под своим обещанием Саакашвили планировал кровью осетин.

Почти сразу президент отправляет под Цхинвал вооруженные группы, которые начинают обстреливать город и близлежащие населенные пункты. Взять столицу не удается, грузинские войска постоянно отступают, и Саакашвили начинает понимать очевидную для многих его соотечественников вещь: армии не под силу взять республику без поддержки.

Тогда глава государства прибегает к дипломатии и предлагает осажденному региону статус широкой автономии, на что президент Южной Осетии Эдуард Кокойты отвечает решительным отказом. Именно с этого момента начинается карьера Саакашвили в роли «талантливого реформатора», как окрестили его многие политологи с подачи журналиста и писателя Михаила Зыгаря.
Правительство Грузии начинает масштабную военную реформу, армию переводят на профессиональную основу, а Михаил Саакашвили ставит рекорд по росту военного бюджета: за четыре года политик умудряется увеличить расходы на оборону в 30 раз: с 30 миллионов долларов в 2003 году до 940 миллионов в 2007 году.

Среди экспертов бытует точка зрения, что именно агрессивная политика Саакашвили привела к обострению и развязыванию войны между Грузией и Южной Осетией. Бывший министр иностранных дел Республики Южная Осетия, полпред президента республики по вопросам постконфликтного урегулирования Мурат Джиоев имеет на этот счет более взвешенную точку зрения.
«Рост напряжения не связан напрямую с президентством Саакашвили, он совпал с его правлением. Во многом Михаил Саакашвили и его окружение, конечно же, были повинны в развязывании войны, но такую политику грузинские власти проводили как минимум с 1989 года. Вне зависимости от того, кто был у власти в Грузии, политика эта почти не менялась, отношение к Южной Осетии всегда было агрессивное, воинствующее. Именно в этом случае виноват Саакашвили и его окружение, это бесспорно», – рассуждает политик.
«По всей границе с Южной Осетией наблюдается активность войск Грузии. Все это говорит о том, что Грузия начинает широкомасштабную агрессию против нашей республики», – сообщает 7 августа секретарь Совбеза непризнанной республики Анатолий Баранкевич.
В то время Грузия склоняет НАТО к сотрудничеству, намереваясь в перспективе пополнить ряды стран Североатлантического альянса, поэтому в Тбилиси оперативно пребывают американские военные специалисты и инструкторы. Однако, завидев первые российские танки в Рокском тоннеле, они также быстро покинут вотчину Саакашвили.

Южная Осетия и Абхазия тем временем заручаются поддержкой России. Миротворцы из РФ фиксируют обстрелы со стороны Грузии и отмечают, на какие шаги идет Тбилиси, чтобы наладить экономические и политические связи с республиками. Если конкретнее – попросту бездействует.

Саакашвили посылает разведывательные БПЛА, обвиняет осетин и россиян в «международной агрессии» и «бомбардировке Грузии» (речь идет о паре сбитых беспилотников), а ближе к августу начинает стягивать к Цхинвалу войска и установки «Град».

До начала полномасштабных военных действий остается несколько часов.
В это время в здании внешнеполитического ведомства Южной Осетии в Цхинвале кипит работа. Дипломаты готовят документы к заседанию сопредседателей Международных женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, которое должно состояться в 12:00 следующего дня, вспоминает бывший глава южноосетинского МИД Мурат Джиоев:

«Мы предпринимали все усилия, чтобы это заседание состоялось, подготовили проект протокола встречи сопредседателей. Но буквально через полчаса после того, как мы ушли с работы, около 23:30 началась война. Все эти пять дней войны я был на месте, на своем посту в Цхинвале, и только после окончания конфликта я уехал по своим делам в Москву, потому что надо было налаживать отношения с Россией».

По версии грузинских военнослужащих, конфликт начался из-за южноосетинских «сепаратистов», которые в ночь с 7 на 8 августа якобы атаковали прилегающие к Цхинвалу села. Чтобы атаковать было удобнее, они запросили помощь у России, заявило правительство Саакашвили. Обстрел мирных жителей Цхинвала ракетами в Тбилиси назвали «адекватными мерами»:

«Через Рокский тоннель российско-грузинскую границу пересекли сотни вооруженных лиц и военная техника. В целях обеспечения безопасности мирного населения и предотвращения вооруженных нападений, власти Грузии были вынуждены принять адекватные меры. Несмотря на обостренную обстановку, правительство Грузии снова подтверждает свою готовность к мирному урегулированию конфликта, и призывает сепаратистов прекратить вооруженные действия и сесть за стол переговоров».

Обвинительные «показания» Грузии в этом моменте многие международные организации подвергают сомнению. Тбилиси неоднократно делал упор на то, что российские танки двигались через Рокский тоннель уже утром 7 августа, однако официальную информацию об этом власти страны опубликовали только в 2 часа ночи следующего дня.

«Грузины не звонили своим европейским союзникам со словами: русские нас атакуют», – писал французский посол в Тбилиси Эрик Фурнье.
Выходит, что правительство, зная о надвигающейся угрозе, ничего не предпринимало и смиренно ожидало нападения «сепаратистов» из Цхинвала. Присутствие российских танков и пехоты в регионе объяснялось крайне просто: во второй половине июля Минобороны РФ провело крупномасштабные учения «Кавказ-2008», в которых задействовало сразу несколько видов силовых структур.

Грузия же не раз нарушала установленные ранее договоренности и режимы прекращения огня, добавляет Мурат Джиоев. Цхинвал обращался напрямую к представителям западных стран, сотрудничающих с Тбилиси, но они проигнорировали требования Южной Осетии и не обратили внимания на активность правительства Саакашвили.

«То, что Грузия готовится к войне против Южной Осетии, было довольно зримо. МИД Южной Осетии несколько раз обратилось к послам всех стран, которые были аккредитованы в Грузии, и попросило их приехать в Южную Осетию и посмотреть, как грузинская сторона нагнетает ситуацию. Но кроме российского и швейцарского послов никто на эти просьбы не откликнулся», – объяснил полпред президента республики.

Рано утром 8 августа президент Дмитрий Медведев приказал открыть ответный огонь на поражение по грузинским военным частям. Через несколько часов началась бомбардировка военных объектов на территории Грузии, 1-й батальон 135-го мотострелкового полка вышел с южноосетинской стороны Рокского тоннеля около трех часов дня.

В период с 8 по 11 августа войска оттеснили силы Грузии от Цхинвала и полностью освободили территорию Республики Южная Осетия. 12 августа, когда российские танки стояли под Сенаки, Дмитрий Медведев принял решение об окончании «операции по принуждению к миру».

«Безопасность наших миротворческих сил и гражданского населения восстановлена. Агрессор наказан и понес значительные потери. Его вооруженные силы дезорганизованы. При возникновении очагов сопротивления и иных агрессивных наступлений принимать решения об уничтожении», – сказал президент РФ на встрече с Анатолием Сердюковым в Кремле.
Также был согласован «план Медведева-Саркози» – совместный документ главы РФ и французского президента Николя Саркози, который 12 августа прилетел в Москву, а после отправился в Тбилиси на встречу с Саакашвили. СМИ сообщают, что в проработке положений перемирия также принимал участие премьер-министр Владимир Путин. Вместе они обговорили шесть пунктов, соблюдение которых гарантировало сторонам конфликта мирное сосуществование.

Присутствие Саркози в Москве стало не единственным сигналом участия Европейского союза (ЕС) в урегулировании конфликта. В конце 2009 года Брюссель учредил Международную комиссию по расследованию обстоятельств войны во главе с экс-представителя ООН в Грузии Хайди Тальявини. Ее подопечные до сентября 2009 года искали однозначный ответ на вопрос: кто же все-таки начал войну, унесшую несколько тысяч жизней.

«Боевые действия начались с масштабной грузинской операции против города Цхинвал и прилегающих территорий в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, которой предшествовал массированный артиллерийский обстрел. Комиссия не может считать достаточно доказанным утверждение Грузии о вторжении значительных российских сил в Южную Осетию до 8 августа. Возникает вопрос, являлось ли применение Грузией силы в Южной Осетии оправданным с точки зрения международного права. По нашему мнению, ответить на него следует отрицательно»
— говорится в итоговом докладе.
«Грузинская армия впервые после Второй мировой войны заставила бежать с поля боя русских генералов», – на полном серьезе заявил Саакашвили.
В Тбилиси вину за разгоревшийся конфликт не признали. Более того, когда страсти немного поутихли, президент Михаил Саакашвили назвал «истинную причину» окончания войны. По его словам, российские ВС не стали продвигаться вглубь территории Грузии, так как испугались серьезного сопротивления.
По данным нескольких источников, Пятидневная война унесла жизни около двух тысяч человек со стороны Южной Осетии и 71 со стороны РФ. Грузия, которая не досчиталась 350 бойцов, выводы из конфликта так и не сделала, посетовал дипломат Мурат Джиоев. По сей день в стране преобладают воинственные настроения, хрупкий мир удается удерживать только благодаря посредничеству Москвы.

«Грузинский агрессор был принужден к миру, но агрессивная открытая политика, направленная против Южной Осетии, продолжается и сейчас. Реваншистские настроения в Грузии до сих пор существуют. <…> В конце августа того года РФ признала независимость республики и начала строить с ней договорные отношения. До сих пор Россия оказывает помощь в послевоенном восстановлении региона и его развитии», – подытожил Джиоев.

Москва признала независимость Южной Осетии 26 августа 2008 года. Сейчас самостоятельной республику также считают в Никарагуа, Республике Науру, Венесуэле и Сирии. 2 сентября того года Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией. На саммите НАТО в Бухаресте Тбилиси получил отказ в предоставлении Плана действий по присоединению к Альянсу.