«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92

«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92

Менее 30 лет прошло с главного триумфа в истории датской футбольной сборной. Кажется, вроде и недавно. Однако же, как за это время изменился мир. Впрочем, в скандинавских странах время как будто бы остановилось: кроме появления неописуемой красоты Эресуннского моста между Копенгагеном и Мальме в 2000 году и вспомнить нечего.

Живут датчане и их соседи шведы, принимавшие Евро-1992, без особых потрясений. Подданными и по сей день управляют те же монархи, что и стояли на страже государственности в конце XX века – Маргрете II и Карл XVI Густав, соответственно. Наслаждаться северным спокойствием светловолосые носители голубых глаз привыкли по философии хюгге, нежно воспетой в книге Майка Викинга.

Работают они по шесть, максимум восемь, часов в день, а все остальное время скандинавы в основном посвящают семье. Однако 26 июня 1992 года неторопливое течение жизни сменилось бурей эмоций, когда команда, ведомая живыми легендами – Брианом Лаудрупом и Петером Шмейхелем – дожала в финале чемпионата Европы действующих чемпионов мира из Германии.

Впрочем, этот успех случился скорее вопреки.

Югославское несчастье

Конец 80-х – начало 90-х годов – время смутное. Особенно, в Европе, где одна за одной гремели антикоммунистические «бархатные революции».

Отборочный турнир Евро-1992 стартовал еще в конце года 90-го, когда свой век доживали ГДР, СССР, Чехословакия и Югославия. Уже в октябре 1990 года власти «демократической» Германии официально объявили об объединении с ФРГ, и одной страной на карте европейского футбола стало меньше.

Стремительно развивались события и в Советском Союзе. Уже к декабрю 1991 года стало ясно, что сборная СССР – действующий на тот момент олимпийский чемпион и финалист Евро-88 – в своем привычном составе в Швецию поехать не сможет. Страна развалилась, многие футболисты (в большинстве своем, выходцы из Прибалтики и кавказских республик) отказались выступать под знаменами диковинной сборной СНГ.

Лишь благодаря фигуре функционера Вячеслава Колоскова, который в те годы являлся вице-президентом ФИФА и водил дружбу с главой УЕФА Леннартом Юханссоном, советским спортивным чиновникам удалось доказать преемственность между национальными командами и отстоять законное право участвовать в чемпионате Европы.

А вот Югославии повезло меньше. После смерти Иосипа Броз Тито в 1980 году внутри объединенной балканской республики наметился раздрай на национальной и религиозной почве, который вылился в кровопролитный вооруженный конфликт, начавшийся за год до Евро – в 1991 году.

«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92
ИА «Политика Сегодня»  / Ягудаев Владимир

Датчане, отправившиеся в отпуск после того, даже и не думали, что им выпадет шанс съездить на Евро в соседнюю Швецию. Команда заняла второе место в отборочной группе 4, пропустив вперед как раз «югов», да и с микроклиматом в сборной наблюдались проблемы: по завершению чемпионата мира-90 надежда и опора датского футбола тренер Зепп Пионтек покинул страну после того, как местные власти заподозрили его в неуплате налогов. Однако все решил случай.

Несмотря на то, что сборная Югославии (мощная по тем временам команда) прошла отбор по спортивному принципу, УЕФА дисквалифицировал команду по политическим причинам. Причем, за 13 дней до старта турнира. Югославы уже даже прилетели в Стокгольм, однако после взрыва гранаты в очереди за хлебом в Сараево (СМИ обвиняли в этом группировку сербских полевых командиров) балканцев все же отстранили. В историю всепоглощающие санкции вошли под резолюцией 757 СБ ООН от 30 мая 1992 года.

Хватит на 90 минут – как раз по 30 на каждый матч

Их место упало с неба как раз датчанам, которые узнали о щедром подарке судьбы в начале июня. Непопулярный в среде болельщиков тренер Рихард Меллер-Нильсен собрал команду на базе перед товарищеским матчем со сборной СНГ (1:1) и вполне серьезно заявил:

«Теперь мы должны выиграть чемпионат Европы».

Парочка игроков рассмеялись наставнику в лицо, а нападающий Флемминг Поульсен, вышедший к прессе после тренировки, решил остроумно пошутить:

«Наша физическая форма? Мы без проблем выдержим девяносто минут. Тридцать минут в первом туре. Тридцать — во втором. И еще тридцать — в третьем», — приводит его слова издание Tipsbladet.

«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92
ИА «Политика Сегодня»  / Ягудаев Владимир

Однако общая расслабленность датчан сыграла им на руку, хотя после первых двух раундов шансов на полуфинал было немного: 0:0 со сборной Англии в стартовом матче и обидное поражение в тяжелейшем супердерби со шведами на раскаленном стадионе «Росунда» в Стокгольме – 0:1.

В заключительном матче в группе Лаудрупу и партнерам было необходимо обыгрывать ужасающе мощных французов – с Паппеном, Кантона, Дешамом и другими героями юности большинства читателей «ПС».

Лейкемия, McDonalds, финал

После второго тура парни Меллера-Нильсена не досчитались сразу двоих футболистов – форвард Кристенсен отправился домой из-за травмы, а Ким Вильфорт – полузащитник «Брондбю» – был вынужден уехать на родину из-за ухудшения состояния его семилетней дочери Лин, страдавшей от лейкемии.

По воспоминаниям Петера Шмейхеля, ситуация в семье с Вильфортом сплотила команду, после такого они не могли просто отбывать номер в матче с Францией. Кроме того, игроки «трехцветных» незадолго до стартового свистка начали издеваться над Йоном Сивебеком, который выступал в то время за «Монако».

«"Это наша игра», — говорили ему французы, — Так что успокойтесь, ребята, и не мешайте нам". Это разозлило нас», - писал Шмейхель в своей автобиографии.

И датчане выиграли. Опять же вопреки. На гол умницы Паппена «красные» ответили точными ударами Хенрика Ларсена и Ларса Эльструпа – 2:1. Еще и шведы помогли, в параллельной встрече переиграв англичан с тем же счетом (2:1).

Перед полуфиналом с Нидерландами парни решили выпить немного пива и сходить в McDonalds – так тренер Меллер-Нильсен решил бороться с нервозностью своих подопечных. К тому же вернулся Вильфорт.

«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92
ИА «Политика Сегодня»  / Ягудаев Владимир

Сама же игра превратилась в настоящий хоррор: дважды датчане выходили вперед, дважды голландцы отыгрывались. Для выявления победителя командам не хватило ни 90 минут, ни двух экстра-таймов. Встреча плавно перетекла в серию пенальти, где все решил гений вратаря Шмейхеля, взявшего удар обидчика сборной СССР-1988 Марко Ван Бастена.

Но Киму Вильфорту, несмотря на всеобщую радость, было не до смеха – он вновь отправился домой, к постели смертельной больной дочери.

Оставили страну без присмотра

Сразу же после окончания матча вся Дания сошла с ума – кутили даже столичные пенсионеры из домов престарелых. Одного из них ликующая в центре Копенгагена толпа подняла прямо в инвалидном кресле и принялась качать, будто он, а не Петер Шмейхель, стал героем полуфинала в Гетеборге.

Финал с Германией: что могло быть лучше! Соседи, чемпионы мира, да еще и политическая подоплека брала свое. В это время датские политики вовсю боролись с Гельмутом Колем и его идеей введения новой общеевропейской валюты. Целая делегация министров во главе с Поулем Шлютером отправилась в Лиссабон на саммит ЕС, а следить за страной оставили министра образования и религии Бертеля Хордера.

«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92
ИА «Политика Сегодня»  / Ягудаев Владимир

Перед финалом Хордер узнал, что министерству культуры Дании было выделено два билета на финал Евро. По счастливой случайности глава ведомства Грета Ростбель отлучилась на открытие академии кино в богом забытый портовый город Эбельтофт, так что Бертель решил воспользоваться ситуацией и своей временной ролью сполна.

В день главного в истории датского футбола матча Хордер сел в правительственную машину, установил на ней государственный флаг, взял своего 12-летнего сына с собой и умчал в Гетеборг, оставив страну на королеве Маргрет.

«Мы так спешили, что забыли перекусить, — вспоминал Бертель в интервью Tipsbladet. —  Лишь в очереди на заправку к нам постучался мужчина, оказавшийся мэром города Баллеруп, и протянул моему сыну сэндвич. Я в тот день лишь ограничился пивом — зато в "золотой" раздевалке сборной! Удивительно, но я даже не подумал, что мне нужна замена в правительстве — фактически Дания была неуправляемой до шести часов следующего дня. Но какая разница: в тот день любые правила отменились». 

Победа для Лин

Приехал на финал и Ким Вильфорт, которому в тот же вечер – 26 июня 1992 года – будет уготована роль одного из национальных героев Дании. Ни тренер Меллер-Нильсен, ни его партнеры не верили, что полузащитник вернется в состав сборной, однако на этом настояла его жена. Она буквально вытолкнула Вильфорта из палаты онкоцентра с призывом сыграть для дочери и выиграть для Дании долгожданное «золото».

И Вильфорт забил. Забил на 79-й минуте главного матча в его жизни, когда Дания уже вела 1:0. Именно его гол проложил мостик для сборной Дании в элиту мирового футбола. После окончания битвы с Германией он рыдал, находился в полной растерянности, ведь там, на той стороне пролива Эресунн, умирала его дочь.

«То лето, изменившее футбол»: 29 лет победе Дании на Евро-92
ИА «Политика Сегодня»  / Ягудаев Владимир

Главное сражение семья Кима Вильфорта все же проиграла: спустя несколько дней после финала дочь Вильфорта Лин скончалась от рака. Ким сделал все, чтобы обрадовать своего ребенка в последние недели ее жизни, однако судьба распорядилась иначе.

Сборные России и Дании сыграют в решающем матче группового этапа Евро-2020 21 июня в 22:00 по московскому времени.