«Я ХОЧУ ГОРДИТЬСЯ СВОЕЙ СТРАНОЙ»
интервью с Александром Руцким — единственным
вице-президентом в истории России
В преддверии Дня России «Политика Сегодня» побеседовала с легендарным политиком и военным, который лично принимал участие в становлении современной государственности.
Если за вашим окном середина июня, праздничная суматоха и развевающийся на летнем ветру российский триколор, то, скорее всего, страна готова ко Дню России.

12 июня 1990 года была принята Декларации о государственном суверенитете РСФСР – документ, ознаменовавший собой создание нового демократического государства на просторах Советского Союза.

Этот праздник в народе нередко называют «днем независимости», хотя ни о какой «зависимости» государства в те дни разговоров не было, рассказывает легендарный летчик, первый и последний вице-президент страны Александр Руцкой.

«Политика Сегодня» побеседовала с Героем Советского Союза и непосредственным участником событий 30-летней давности, чтобы узнать его отношение к современной России.


- Александр Владимирович, одной из предпосылок принятия декларации был так называемый «Парад суверенитетов», когда союзный центр конфликтовал с республиками, жаждущими независимости. Это из-за него многие россияне сейчас называют праздник «днем независимости»?

- Возможно, но я всегда был категорически против парада суверенитетов. Даже не самый интеллектуально развитый человек тогда должен был понимать, к чему в конечном итоге это приведет.

Я принимал присягу на верность своей Родине под названием Советский Союз. И всех людей, которые называют этот день «днем независимости», я всегда хотел спросить: независимости от чего или от кого? Я и в те дни задавал всем вокруг этот вопрос. Этот Парад суверенитетов простимулировал развал Советского Союза.

- Но также бытует мнение, что неграмотно были подготовлены экономические реформы. Такую версию стоит брать во внимание?

- Когда нас с Ельциным избрали [12 июня 1991 года], я его упрашивал и уговаривал: «Борис Николаевич, не трогайте Госплан [Государственный плановый комитет Совета Министров СССР], потому что там собрана экономическая элита страны. Подготовьте им задачу – план перехода к рыночной экономике».

Но он поручил эту реформу человеку, который максимум руководил экономическим отделом газеты «Правда» [Егору Гайдару]. Разве можно сравнивать этого «деятеля» с экономистами, которые работали в Госплане?

Ельцин напустил всю эту дурь – Чубайсы, Бурбулисы, Гайдары – и экономика понеслась рушиться. Он обосновывал это тем, что ему якобы мешают проводить реформы. В 1993 году прошли первые выборы в Госдуму, при этом Конституция действовала старая. В ней была Государственная дума? Нет. Начихали на Конституцию. В 1995 году были еще одни выборы. И в первом, и во втором случае руководители Думы – из КПРФ.

А в 1993 году, когда было народное восстание – не путч и не захват власти, как любят говорить сейчас, – эта фракция во главе с [политиком Иваном] Рыбкиным сбежала.

Сегодня они ходят с плакатами: «восстановим СССР», «приватизация – это грабеж». Давайте тогда посмотрим, когда был принят закон о залоговых аукционах [1995 год], кто был большинством в Госдуме? КПРФ.

«Все эти события привели к тому состоянию, в котором страна находится до сих пор. И оно не самое позитивное. Оно имеет четкое название
– финансово-экономическая стагнация
»
- Россияне разделяют вашу точку зрения, как вы считаете?

- Я думаю, что мнение сейчас у всех примерно одинаковое. Давайте посмотрим на пенсии, посмотрим на прожиточный минимум, посмотрим на цены на продукты питания в магазинах, посмотрим на цены на медикаменты и на тарифы ЖКХ.

Если у человек пенсия 10-12 тысяч рублей, при этом квартплата составляет пять или семь тысяч, как вы считаете, разделяет ли он мою точку зрения?

Вот посмотрите на Курскую область, я там был губернатором [1996 – 2000 годы]. Читаю статистику: средняя зарплата по России 47 тысяч рублей. Звоню в комитет статистики, говорю: «какая сегодня средняя зарплата в Курской области?». Мне говорят: «8-16 тысяч рублей». Вы вообще понимаете, что это такое?

И при этом в Петербурге проходит экономический форум [ПМЭФ] с заоблачными ценами в меню. На кого это рассчитано?

- Если бы вы сейчас находились в Кремле, что бы вы посоветовали нынешним членам правительства?

- Надо начинать с мобилизационной экономики. Это инвентаризация всего того, что у нас осталось, и анализ всего того, что у нас было. Нужно [выявить] причины разрушения и уничтожения предприятий, эффективных ранее хозяйств, поиск ответственных. На первом этапе нужна будет плановая экономика, то есть учет финансовых и материальных ресурсов на восстановление промышленного и сельскохозяйственного потенциала.

Я считаю управление грамотным только в том случае, когда, прежде чем ставятся новые задачи, подводятся итоги выполнения прошлых задач. У нас в послании президента каждый год ставятся задачи парламенту, правительству. Хоть один раз подводили итоги предыдущего послания? Ни разу. А если не подводятся итоги, то о каком исполнении может идти речь?

Я по характеру прагматик. Пока я не просчитаю и не проанализирую, пока полностью не продумаю решение, я его оформлять в виде документа никогда не буду.

Написать можно все, что угодно, в том числе и на заборе. Здесь то же самое. К любым вопросам нужно подходить с позиций прагматизма. Нужно понимать, что у нас реально есть из финансовых и материальных ресурсов, и как их лучше применить для решения задач. И, что еще важнее, есть ли люди, которые могли бы это сделать.

- В современной российской политике есть такие люди?

- С этим сложно. Все механизмы работают с трудом. Ни у одной партии нет программы, в которой говорилось бы об ухудшении условий жизни или развале экономики. Все только раздают обещания налево и направо, только про улучшение.

Но в них нет главного: как и за счет чего это все будет сделано. А для обычных граждан это очень важно, чтобы была мотивация. Они должны понимать, для чего встают каждое утро на работу, ради чего стараются.

- Вы сейчас говорите об идеологии?

- Идеология в стране должны быть одна – достойная жизнь. Я не сторонник каких-либо «-измов». Мы их прошли все, и вот результат. Я сторонник одной национальной идеи: мы – великая страна, наш народ живет достойно, лучше всех в мире. В моей книге «Обретение веры» все расписано «от А до Я».

Я уже где-то цитировал Гюстава Лебона. Он говорил, что лишенное национальной идеи общество может претендовать только на одно название – стадо баранов. У нас с идеологией ситуация трудная.

- В этом месте обычно вставляют присказку, мол, «в Советском Союзе такого не было». Вы сами скучаете по СССР?

- Давайте я отвечу вам так: любая, простите, шавка, да простят меня малые государства, сейчас норовит погавкать в нашу сторону. Вспомните, как колумбийские истребители чуть не сбили российский Ил-96 [20 апреля 2021 года]. Как вы думаете, могло ли такое быть в годы СССР? Нет. И теперь вспомним немецкого философа Фридриха Ницше (он, кстати, был запрещен в СССР). Он говорил, что однозначное уважение может быть только к сильному. К слабому – сострадание, и то не всегда.


«В том же Донбассе в открытую лупят минометным огнем по жилым кварталам. Кто дал им право убивать людей? А в СССР было так: если ты поднял руку на советских людей, то ты – вне закона. У нас на глазах уничтожили Югославию. Как крысы набросились на мешок пшеницы, разорвали страну в клочья. Посмотрите, что сделали с Ираком, с другими».
- Во всех событиях, которые вы перечислили, так или иначе принимают участие Соединенные Штаты. Сейчас многие россияне принимают за идеологию сплочение на фоне конфронтации с ними, да и с другими государствами. Как России следует себя вести с Вашингтоном? Тем более на носу переговоры Владимира Путина и Джо Байдена.

- Нужно действовать жестче, а не проявлять «озабоченность» по поводу и без. Поэтому и хамят нам на каждом шагу, без оснований объявляют нам санкции, еще и склоняют к таким же действиям европейские государства.

Не было же заседания ООН, на котором бы все одобрили введение санкций в отношении России. США вводят их в одностороннем порядке. Мы же не вводим против них санкции за их убийственную деятельность.

Путину нужно задать этот вопрос: «Сколько еще это будет продолжаться?»

Это откровенное хамство в отношении нашей страны. И с какой целью это делается?

Российскому президенту нужно занять жесткую позицию. Надо задать Байдену конкретные вопросы о том, когда это все будет прекращено, когда прекратится зарубежная риторика по обвинению России во всех возможных грехах. Все эти заявления носят чисто популистский характер. Если не найти точки соприкосновения в диалоге с США, то это все может плохо закончиться.

- Россия действует жестко как минимум в отношении западных цифровых платформ. Уже успешно замедляли Twitter, все больше людей говорят о блокировке западных соцсетей. Нужен ли надзор за «цифровыми границами»?

- Об этом говорят только со стороны Кремля. Вот у меня дети уже взрослые, сыну 22 года, дочке 27 лет. И они тоже росли в эпоху становления интернета. Но они у меня запрещенные видео и всякую грязь не смотрели. И даже сейчас, когда они уже взрослые, они в эти дебри не суются.

Все зависит от воспитания. Нельзя ограничивать свободу людей, потому что в условиях ограниченной свободы человек становится абсолютно другим. Пускай сам выбирает свою судьбу, сам выстраивает свое будущее.

И ограничивать работу информационных порталов тоже надо осторожно. Я не сторонник того, чтобы выходить на улицы, устраивать братоубийственную войну, митинги. Я далек от этого. Но общественные организации должны иметь доступ к СМИ, чтобы с помощью них высказывать свое мнение. А население страны, участвуя в этом процессе, будет делать выводы.

«Я хочу, чтобы такие люди, как мои
дети, жили достойно и чувствовали
себя в безопасности в этой стране.
Еще я хочу гордиться своей страной.
На этом все».