Экс-советник Путина выступил против введения статьи УК за организацию треш-стримов

Экс-советник Путина не оценил идею Совфеда наказывать за треш-стримы
Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

Экс-советник президента РФ по интернету Герман Клименко, владелец компании LiveInternet, который в настоящее время возглавляет совет Фонда развития цифровой экономики (ФРЦЭ), не попал в рабочую группу для подготовки предложений по борьбе с треш-стримами.

В разговоре с корреспондентом ПС Клименко предположил, что решение было принято из-за расхождения его взглядов с повесткой Совета Федерации. Сенаторы считают, что необходимо создать статью для запрета трансляций с избиениями и унижениями.

В свою очередь, бывший советник Владимира Путина убежден, что затея с ужесточением ответственности за деяния в интернете – пустая трата времени. По словам спикера, нужно решать задачу исходя из имеющихся законов.

«Это аналогия из серии  "у нас есть слово хакер, а есть преступник. Преступники все: кто убивает, наркоторговцы и так далее. Хакер – тоже преступник". Так зачем называть треш-стримы какой-то другой сущностью? Это оскорбление, причинение телесных повреждений. У нас же есть статьи уголовного кодекса, которые под это подходят. Их и надо применять», – рассуждает Герман Клименко.

Даже если поправки в уголовное законодательство примут, система наказания не будет работать, убежден Клименко.

В качестве неудачного примера глава ФРЦЭ вспомнил схожую историю с введением наказания для создателей, так называемых, групп смерти «Синий кит», деятельность которых была полностью пресечена сотрудниками правоохранительных органов. Выходом из ситуации спикер видит обязательную авторизацию всех пользователей в социальных сетях – это позволило бы, в первую очередь, находить преступников в сжатые сроки и доказывать их причастность к подобного рода правонарушениям.

Однако парламентарии после случая с «Синим китом» приняли решение ввести очередную поправку в УК и увеличить наказание «за доведение до самоубийства в интернете». В последствии большинство уголовных дел так и не дошли до суда. А те преступники, кто все же попал на скамью подсудимых, либо отделались условными сроками, либо были приговорены к принудительному психиатрическому лечению.