День, когда умер социализм.
Кто на самом деле убил премьер-министра Швеции Улофа Пальме
Вспоминаем, кто и за что мог убить премьер-министра Швеции в уже далеком 1986 году.
В пятничный вечер 28 февраля 1986 года в самом сердце Стокгольма прозвучали два выстрела. На перекрестке центральных улиц Свеавеген и Туннельгатан прохожие обступили тело немолодого мужчины в презентабельном пальто. Он лежал лицом вниз, рядом кричала от боли и ужаса его раненая супруга. Минуту спустя один из свидетелей заметил фигуру убийцы: тот стоял на самом верху длинной лестницы, ведущей на соседнюю улицу, и не без удовольствия смотрел на суматоху внизу.

Убитым мужчиной оказался тогдашний премьер-министр Швеции Улоф Пальме, который вместе с женой Лисбет возвращался из кинотеатра. Примечательно, что через три дня он должен был посетить Советский Союз с официальным визитом.

Таинственного человека на вершине лестницы больше никто и никогда не видел. В 35-ю годовщину смерти образцового социалиста перенесемся в тот вечер и попытаемся понять, почему общественность до сих пор не верит результатам следствия, а по числу версий убийство Пальме вполне может соперничать с покушением на президента США Джона Кеннеди.
Кинотеатр Grand, в котором шведский премьер-министр провел последние часы жизни.
В кино Улоф и Лисбет Пальме приезжают рано: сеанс начинается только в 21:15, поэтому пара ждет у входа в Grand вместе с сыном Мортеном и его девушкой. В кинотеатре показывают «Братьев Моцарт» — комедийную драму режиссера Сюзанне Остен, которая даже предлагала шведскому премьеру роль в своей картине. Тот отказался.

23:07 На главном экране пошли титры, зрители неспешно покидают зал. Супруги выходят вместе с детьми и коллегой Пальме по работе в правительстве Бьорном Розенгреном, которого встретили перед началом сеанса. Последний несколько минут размышляет, не подвезти ли ему премьерскую чету прямо до дома, но в итоге отказывается от этой затеи.

Пока Улоф и Бьорн разговаривают, Мортен Пальме замечает высокого мужчину, стоящего к ним спиной и пристально наблюдающего за входом в кинотеатр через отражение в витрине книжного магазина. Он одет в длинную куртку, темные брюки и кепку.

23:15 Коллеги заканчивают разговор и прощаются. Розенгрен идет к своей машине, Мортен с девушкой отправляются гулять. Никто из них живым Улофа Пальме больше не увидит. Сам премьер-министр вместе с женой медленно прогуливается по центральной улице, направляясь в сторону Туннельгатан. Прохожие узнают Пальме, машут ему рукой и улыбаются – он улыбается в ответ.

23:21 Местный дизайнер Андерс Бьоркман, подходя к пересечению улиц Свеавеген и Туннельгатан, замечает Улофа Пальме и его жену, которые остановились переждать красный сигнал светофора. Прямо за ними мужчина: он стоит так близко, что Бьоркман принимает его за друга премьер-министра. Ему кажется, что эти три человека гуляют в одной компании.
Затем раздаются выстрелы. Свидетели позже расскажут, что звук был не громкий, будто несколько раз «покашляла» выхлопная труба автомобиля. Улофу Пальме выстрели в спину, он умер еще до того, как его лоб коснулся асфальта. Лисбет преступнику убить не удалось. Вероятнее всего, в волнении после первого выстрела он промахнулся – пуля лишь поцарапала ей спину.

Первым человеком, вызвавшим полицию, стал таксист Андерс Дельсборн. Перед этим он успел высадить пассажиров и взять с них плату. Ивонна Ниеминен, прогуливающаяся со своим приятелем Ахмедом Захиром в одном квартале от места преступления, позже выступала в роли важного свидетеля: она была последней, кто видел убегающего мужчину в длинной куртке, нервно оглядывающегося через плечо.
«Когда я приехал на место преступления там было человек десять. Они столпились вокруг мужчины, лежащего на спине в большой луже крови. Его лицо было залито кровью, его одежда испачкана, он не подавал никаких признаков жизни», — так описывает Седерстрем тот вечер.
Место преступления

Через две с половиной минуты после звонка Дельсборна в полицию на место прибывает комиссар Геста Седерстрем и его помощник Ингвар Винден.

Сотрудники правопорядка не сразу понимают, кто лежит перед ними. Комиссар несколько минут пытается откачать пострадавшего, делает ему искусственное дыхание. Последнее удается с трудом: изо рта лежащего мужчины без остановки льется кровь. Только после того, как Лисбет в приступе истерики прокричит в лицо полицейскому имя убитого, Геста Седерстрем поймет, что произошло.

Спустя несколько лет на полицию будут вешать всех собак: центральный район города не оцепили (даже место преступления было доступно любому желающему), общенациональный план «Перехват» объявили только в 2:05 – через час после официального сообщения в СМИ, а начальник полиции Стокгольма и вовсе узнал о смерти Пальме за завтраком (всю ночь он провел в отеле с любовницей и не брал трубку).

Единственными уликами, найденными на месте преступления, стали две гильзы калибра .357 от револьвера Magnum. Орудие убийства следователи так и не нашли.
Мемориальная доска на месте убийства Улофа Палме.
Ход следствия

Первым подозреваемым по делу об убийстве Улофа Пальме стал политический активист Виктор Гуннарссон. Во-первых, он ненавидел премьер-министра за его антимилитаристские высказывания и призывы прекратить войну во Вьетнаме (где сам Гуннарссон воевал за американцев). Во-вторых, полиции изо всех сил хотелось верить, что смерть Пальме обладает политическим подтекстом.

Политических причин «убрать» премьер-министра и правда было предостаточно. Тогда страна делилась на две части: те, кому глава правительства безумно нравился (за его обаяние, антимилитаристские взгляды и реформы, в том числе, отлаженную систему соцобеспечения) и те, кто втайне (а иногда и в открытую) его ненавидел. Чересчур параноидальные круги правых сил Швеции даже поговаривали, что премьер является советским шпионом, а популярный консервативный журнал Contra продавал доски для дартса с изображением лица Улофа Пальме.

Виктор Гуннарссон воплощал собой всю вторую половину Швеции, которая не доверяла своему премьер-министру. Примечательно, что вскоре после 28 февраля Пальме должен был отправиться с дипломатическим визитом в Советский Союз. Вот как описывает Гуннарссона газета The New York Times (номер от 18 марта 1986 года):

«Выявляется профиль ультраправого, который выступает против господина Пальме и возмущается его политикой. Прокурор в своем сегодняшнем заявлении сказал, что, по словам свидетеля, в феврале во время телефонного разговора этот человек рассказал о том, что "Пальме в списке смертников" и "его кровь потечет по улицам Стокгольма"».


Как бы то ни было, обвинения с Гуннарссона все же пришлось снять из-за отсутствия доказательств. На его рукаве нашли следы пороха, но Лисбет Пальме не опознала мужчину. В его квартире не нашли и намека на хранение оружия, поэтому суд не нашел оснований для ареста активиста.
Ханс Холмер на пресс-конференции показывает образцы оружия, из которого мог быть убит Пальме.
Далее поиски «двойного дна» в убийстве премьер-министра навели полицейских на курдский след. В свое время кабинет Улофа Пальме внес Рабочую партию Курдистана (РПК) в список террористических организаций — бежавшие в Швецию курды гостеприимства скандинавов не оценили и чересчур радикально расправлялись со всеми, кто не разделял их взгляды.

Руководитель расследования Ханс Холмер объявил:

«Пальме убили курды».

14 марта 1986 года, через полмесяца после убийства, по всей стране прошла спецоперация «Альфа», в ходе которой спецназ врывался в дома курдской диаспоры и без объяснений арестовывал людей. Ни одного доказательства причастности РПК к убийству Пальме не было, и спустя несколько недель Холмеру пришлось это признать. На пресс-конференции следователь объявил, что с самого начала «неизвестные наводили полицию на курдский след».
Следующий подозреваемый нашелся лишь через полтора года. Им стал безработный житель Стокгольма Кристер Петерссон — любитель нарушать закон и употреблять горячительные напитки в огромном количестве. До этого его судили 18 раз, в послужном списке значилось 63 преступления (в основном, грабежи).

Домыслов против него было много: рецидивист, вор и человек, которому уже доводилось убивать, не мог просто так оказаться в 23:21 на перекрестке улиц Свеавеген и Туннельгатан (множество свидетелей подтвердили, что видели его там). Петерссона арестовали и даже предъявили ему официальное обвинение в убийстве, приговорив к пожизненному сроку.

Однако оттого, что на Петерссона пытались повесить убийство премьер-министра, подтверждений его вины больше не стало. Сам подозреваемый заявлял, что в тот вечер действительно находился в игорном зале неподалеку от перекрестка, где произошло убийство, но знать путь следования Пальме он не мог, так как вышел из дома только под конец вечернего сеанса «Братьев Моцарт». Через три месяца мужчину отпустили, выплатив ему 300 тысяч шведских крон в качестве компенсации.

На этом следствие не завершилось. Все прошедшие годы полиция изучала материалы дела, опрашивала десятки свидетелей и прорабатывала всевозможные версии: от причастности к смерти премьер-министра ЦРУ до вмешательства югославских спецслужб. Убийство Улофа Пальме стало самым крупным расследованием, когда-либо проведенным в Швеции. За несколько лет правоохранители накопили 22 тысячи улик и 10 тысяч свидетельских показаний. Личность убийцы мир узнал только летом 2020 года.

Имя человека, стрелявшего в Улофа Пальме, назвал главный прокурор, которого по иронии судьбы звали Кристер Петерссон (Krister Petersson, не путать с подозреваемым из 1988 года Christer Pettersson). В убийстве обвинили Стига Энгстрема. В первые годы следствия он проходил по делу в качестве свидетеля, причем крайне навязчивого: полицейские вспоминали, что он приставал к ним с незначительными деталями и подробностями, а также любил демонстрировать свою одежду в ночь убийства.

Через некоторое время следователи перестали обращать на него внимание, приняв Энгстрема за местного сумасшедшего. Он работал дизайнером в компании Skandia (в общении с прессой он называл себя «Скандимен»), офис которой располагался в 50 метрах от места убийства Пальме. Проходной список показал, что 28 февраля 1986 года мужчина вышел с работы примерно в 23:19.

Загвоздка для полицейских состояла лишь в одном: в 2000-м году Стиг Энгстрем покончил с собой. Может быть поэтому речь прокурора Петерссона на пресс-конференции звучала не слишком убедительно и походила на неожиданный финал сценария для сумасшедшего скандинавского триллера.

«Так как он мертв, я не могу предъявить ему обвинения или даже допросить его. Я решил прекратить расследование, так как подозреваемый мертв. Энгстрем — главный подозреваемый. По прошествии более 34 лет трудно поверить, что любое дальнейшее расследование предоставит нам какие-либо новые детали, и поэтому я считаю, что мы достигли всего, чего можно было ожидать», — сказал Петерссон.
Конкретных доказательств вины Энгстрема следователи не предоставили. Из городского сумасшедшего в главного подозреваемого дизайнер из Skandia превратился слишком поздно, полицейские не успели его схватить, а жена покойного Улофа Пальме скончалась в 2018 году, так и не узнав имени убийцы своего мужа.

В ходе расследования Стиг Энгстрем слишком часто менял свои показания, путался и юлил, тем самым заработав себе репутацию чудака. На следующий день после убийства он звонил на работу и просил назвать точное время своего выхода из здания в день убийства. Мужчина выдавал себя то за случайного прохожего, то за одного из важнейших свидетелей, то и вовсе заявлял, что лично откачивал умирающего премьер-министра. При этом ни один из очевидцев не видел Энгстрема в ту ночь на перекрестке.

35 лет назад «свидетель Энгстрем» дал интервью шведскому телеканалу SVT. Сквозь старую пленку на зрителей смотрел человек, чье самолюбие было сильно задето бездействием полицейских Стокгольма. Сейчас его слова звучат двусмысленно.
«Если уж говоришь, что хочешь сложить пазл, нельзя просто выкидывать детали цельной картинки. Видимо, наша полиция просто не умеет собирать пазлы».
Виски и разбитый компьютер

Монс Монссон – режиссер, снявший документальный фильм об убийстве 28 февраля 1986 года – говорил, что шведы впитывают горечь утраты Улофа Пальме «вместе с молоком матери». Эта рана на теле страны не зажила до сих пор, ведь обвинениям в адрес Стига Энгстрема сбыться уже не суждено. Подозреваемый мертв, официально дело закрыли, по сути, только из-за отсутствия новых деталей и чересчур длительного срока расследования.

Общественность слабо поверила в слова прокурора Кристера Петерссона. Убийство премьер-министра Швеции за 35 лет обросло таким количеством подробностей и домыслов, что определить подлинный ход событий уже практически нереально. Вполне возможно, что убийца Улофа Пальме до сих пор на свободе.

Эта тайна осталась на дне бокала с виски, рядом с которым застыла пустая пачка обезболивающего. В такой обстановке летом 2000 года полицейские обнаружили Стига Энгстрема. Персональный компьютер мужчины был разбит, извлечь из него хоть какие-то данные не удалось. «Скандиаман» покончил с собой 26 июня.
Полиции не удалось найти ни убийцу, ни заказчиков преступления. По сей день существует три версии произошедшего. Какая из них правдива – Швеция уже вряд ли узнает.
Первая версия наименее правдоподобная. Некоторые полагают, что смерть Пальме подстроили в КГБ: руководству СССР якобы не нравилось, что политик критиковал размещение советских войск в Афганистане. Однако в целом премьер-министр относился к советскому режиму тепло, придерживаясь пусть и умеренных, но социалистических взглядов. Советское руководство отреагировало на смерть товарища достойно: в честь Пальме назвали улицу на западе Москвы, где находится посольство Швеции.

По второй версии, заказчиком убийства было ЦРУ США. Пальме часто критиковал американские власти, особенно за войну во Вьетнаме, да и с президентом Рейганом их взгляды на многие вопросы различались.

Любопытнее всего третья версия, согласно которой к убийству приложила руку королевская семья. В первый срок, с 1969 по 1976 г., премьер Пальме с трибуны уничтожал авторитет только севшего на престол юного короля Швеции Карла XVI Густава.

Социал-демократ буквально издевался над королевскими привилегиями: говорил, что семья монарха боится летать на самолетах, поэтому для них есть отдельный терминал на железнодорожном вокзале Стокгольма. Кроме того, именно кабинет министров Улофа Пальме продавил вариант новой Конституции 1974 года, после принятия которой король Швеции терял значительную часть своих полномочий.

Именно королевской местью можно объяснить бездействие полиции и стремительно «замятое»политическое убийство.

Остается лишь догадываться, что случилось с Улофом Пальме — большим политиком, проложившим мостик между социализмом и капитализмом в маленькой скандинавской стране.