«Нам не оставили выбора». Драпеко о новой партии «Справедливая Россия — За правду»

«Нам не оставили выбора». Драпеко о новой партии «Справедливая Россия — За правду»

Партии «Справедливая Россия», «За правду» и «Патриоты России» подписали манифест о своем объединении. Церемония прошла в московском Государственном центральном музее современной истории России.

Новая политическая сила получила название «Справедливая Россия — За правду». Один из ее лидеров Сергей Миронов заявил, что цель объединения — занять по меньшей мере второе место за сентябрьских выборах в Госдуму.

Об идеологии, стратегии и будущем новоиспеченной политсилы в интервью «Политике Сегодня» рассказала почетный член «Справедливой России», советская и российская киноактриса Елена Драпеко.

— Сегодня три партии официально объединили свои силы. Как вы пришли к такому решению?

— То, что мы объединились, это вполне закономерно. Дело в том, что российское законодательство запрещает создавать блоки партий. И мы могли бы оставаться каждый в своей партии, потому что кроме вещей, которые нас объединяют, есть и то, что нас разъединяет. Это разные понятия о методах борьбы, о путях решения каких-то проблем. Но наши политические противники не оставили нам выбора. Запретив блоки, они предупредили необходимость объединения в единую партию.

— Сможет ли «Справедливая Россия — За правду» занять второе место на выборах?

— Мы попытаемся. Сделаем все возможное.

«Нам не оставили выбора». Елена Драпеко о новой партии, советских фильмах и нацизме
Федеральное агентство новостей  / Global Look Press / Kremlin Pool / Komsomolskaya Pravda / Vasilii Smirnov

— В манифесте вашего объединения заложены 12 принципов «правды, патриотизма и справедливости». Какой из этих пунктов, на ваш взгляд, самый важный?

— Они все важные.

— А какой вам больше всего по душе?

— Пожалуй, тот, что касается социальной справедливости. В нем говорится о том, что мы должны уничтожить гигантскую разницу между богатыми и бедными за счет улучшения жизни бедных — за счет людей труда.

Не менее важен принцип о том, что мы должны защитить нашу национальную, межнациональную, многонациональную идентичность. Я сама — не русская. В советском паспорте была указана как украинка. Потому что папа у меня украинец, а мама русская. Для меня очень важно сохранение единства народов РФ. Я считаю, что все три партии отвечают этим требованиям.

— Сегодня на мероприятии присутствует много пожилых депутатов, а пандемия коронавируса пока никуда не уходит. Вы находитесь в группе риска?

— Я — нет. Я давно из этой группы риска вышла, сделав себе прививку вакциной «Спутник V» еще в октябре. Привились и мои помощники. Так что я прекрасно себя чувствую.

«Нам не оставили выбора». Елена Драпеко о новой партии, советских фильмах и нацизме
duma.gov.ru  / Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

— А что насчет других депутатов? Многие без масок...

— Это либо те, кто уже переболел, либо те, кто привился вакциной, как я. Потому что в зале заседания мы, как правило, сидим в масках.

— Никаких побочных эффектов не было?

— У меня — нет. У нас вот спикер [первый зампредседателя Госдумы РФ] Иван Мельников сделал прививку. Тоже такой возрастной.

— На днях президент Владимир Путин предложил начать изучать классику отечественного кинематографа в школах. Каким должен быть список обязательных произведений, по вашему мнению?   

— У нас уже есть образовательная программа, которую разработало Минкультуры еще несколько лет назад. Это 100 советских фильмов, которые мы рекомендуем современным школьникам. Я считаю, что есть из чего выбирать. Во всех жанрах абсолютно. Но особое внимание нужно обратить на исторические фильмы — это то, что надо включать. Это история, начиная с Петра Первого, это и фильмы о Минине и Пожарском. Замечательные картины. У нас обо всем есть.

— Но как все-таки привлечь школьников к просмотру такого рода фильмов? Как заинтересовать?

— Надо их показывать одновременно с тем, как изучается конкретный период истории или российской литературы. Надо, чтобы это было в одно время. Например, когда мы проходим начало XIX века, Наполеоновские войны, в это же время надо показать «Войну и мир». Людей того времени, как они одевались, как общались, какие были войны. Это же интересно.

«Нам не оставили выбора». Елена Драпеко о новой партии, советских фильмах и нацизме
ru.wikipedia.org  / Петер фон Гесс/Общественное достояние

— А что вы думаете по поводу другой инициативы президента? Он хочет запретить отождествление СССР и нацистской Германии во Второй мировой войне.

— Речь идет об оправдании идей нацизма. Я поддерживаю. Ведь сегодня Вторая мировая война или Великая Отечественная война также далека от вашего поколения, как война 1812 года. Но именно тогда закладывались основы русской национальной идентичности.

Первая Отечественная война — это именно война 1812 года. Почему отечественная? Да потому что это была не война армий. На эту войну поднялся весь народ. Все — крестьяне, дворяне, мещане. Все. Партизанские отряды. Добровольцы. Это было воспринято как защита единого Отечества.

Второй раз это повторилось во времена Великой Отечественной войны, когда тоже воевали не армии — германские против советских. Это была война против идеологии — ненавистнической идеологии фашизма, превосходства одной расы над другой, уничтожения целых народов по расовому признаку.

«Нам не оставили выбора». Елена Драпеко о новой партии, советских фильмах и нацизме
wikipedia.org  / Andrew Butko / CC BY-SA 3.0

С другой стороны — все наши народы, которых в РФ больше 160, объединились в единое государство, выступили единым фронтом. Фашизм оказался врагом для всех. Об этом должны знать сегодня наши дети. Об этом надо рассказывать. Говорить о том, что нас объединяет. И почему, например, дед или отец таджика, который сегодня работает у тебя, дорогу строит, воевали на Невском пятачке под Ленинградом, на фронте. Ведь этот таджик — такой же наследник великой победы, как и ты. На этих примерах мы должны учить нашу сегодняшнюю молодежь — и патриотизму, и интернационализму.

Но не знаю пока, как мы будем реализовывать этот законопроект в технологическом плане. Это вопрос наших историков, которые должны это определить.