Блокада Ленинграда глазами немцев. От забвения до раскаяния и обратно

Блокада Ленинграда глазами немцев. От забвения до раскаяния и обратно

Вот уже 77 лет в стране отмечается День снятия блокады Ленинграда. Из года в год 27 января в России вспоминают, что переживал тогда город на Неве.

В сентябре 1941 года германские войска заняли Шлиссельбург и отрезали Ленинград от остальной территории СССР. За сухими цифрами — трагедия миллионов: 872 дня блокады, 250 грамм хлеба для рабочих, до 125 грамм — для остального населения, снабжение по единственной дороге через Ладожское озеро, до 1 500 000 погибших от голода, около 17 000 убитых при бомбежке и обстрелах.

Наконец, великое освобождение: операция советских войск «Искра» в январе 1943 года, спустя год боев с захватчиками — салют в честь полного снятия блокады 27 января. Еще ровно через год, опять 27 января, но уже 1945-го, войска СССР освободили концлагерь Освенцим на территории нынешней Польши. Это событие стало знаковым уже для Европы.

Блокада Ленинграда глазами немцев. От забвения до раскаяния и обратно
wikipedia.org  / Всеволод Тарасевич

Что помнят в Бундестаге?

В среду ежегодный День памяти жертв национал-социализма в немецком парламенте открыл выступлением президент Бундестага Вольфганг Шойбле. Как сообщает Deutsche Welle, он говорил о долгой истории еврейского народа, начавшейся задолго до появления Германии, о кровавых преступлениях нацистского режима, о репрессиях против цыган и гомосексуалов, политических заключенных, жизни евреев в Германии после войны и трудностях, с которыми столкнулось молодое поколение.

«Прошлое здесь во многом является частью настоящего», — сказал Шойбле, подчеркнув угрозу возвращения антисемитизма в Германию.

О блокаде Ленинграда в немецком парламенте никто не упомянул.

Еще недавно о блокаде Ленинграда в Германии было известно очень мало, а немецкие политики сей день крайне редко касаются этой темы в своих выступлениях. Почему? Немецкий историк Йорг Ганценмюллер отмечал в интервью DW, что долгие годы в Германии вспоминали только о тех сражениях на территории СССР, в которых погибло много немецких военных.

Блокада Ленинграда глазами немцев. От забвения до раскаяния и обратно
Федеральное агентство новостей  / 

Современная Германия продолжает осмысливать свою роль в трагическом для всей Европы прошлом, но последствия боевых действий и перемещений нацистских войск на Восток отошли на второй план, говорит историк, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Константин Софронов. Он напоминает, что до падения Берлинской стены существовало две Германии, и история войны в них изучалась по-разному.

Историография ГДР писалась в духе марксизма-ленинизма и исторического материализма: изучались вопросы, связанные с противостоянием Адольфу Гитлеру, заговором против него в 1944 году и реабилитацией офицерства. Консервативная историография ФРГ занималась поиском, «оправданием немецкой армии и немецкого руководства» — изучались причины, по которым стал возможен приход Гитлера к власти и его поддержка населением, отмечает ученый.

В конце 1980-х годов спор немецких историков завершился важным соглашением: СССР и нацистскую Германию, как абсолютно антагонистические режимы, уравнивать нельзя. Политический накал в науке о прошлом сошел на нет, больше внимания стало уделяться исторической антропологии, говорит Софронов — отдельный человек, его горе и жизнь социума в военные годы стали изучаться гораздо тщательнее, чем до этого.

«Изменение вектора исторического изучения повлияло на то, что блокада Ленинграда, как трагедия, тоже начала изучаться. Чем дальше мы идем, тем чаще приходится по второму, по третьему разу рассматривать те события, которые уже были изучены. Но приходится на них смотреть иначе: меняется взгляд, политика, поколение историков. Поэтому блокада Ленинграда начинает по-другому рассматриваться в немецкой историографии», — заключил специалист по Германии.

Возможно, именно современной политической конъюнктурой и объясняются акценты, расставленные сегодня в немецком парламенте — без упоминания почти трехлетней блокады крупнейшего города СССР. И все же в Германии об этой трагедии иногда вспоминают. Увы, редко.

Блокада Ленинграда глазами немцев. От забвения до раскаяния и обратно
Федеральное агентство новостей  / 

«Нам все еще стыдно»

Сенсационное заявление о блокаде сделал в августе 2020 года министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас. До этого на высоком политическом уровне тема практически не обсуждалась.

«Мы все еще ошеломлены и полны стыда, глядя на судьбы и воспоминания выживших. Они символизируют невыносимую жестокость, с которой немецкие вооруженные силы хотели разрушить Ленинград и его жителей. Это военное преступление совершено нами, немцами. Настолько варварски, что даже через 75 лет после окончания войны никто не решается просить за него прощения, особенно в качестве министра иностранных дел Германии. И все же я на это надеюсь».

Кажется, в Москве извинения принять согласны, но при условии гуманитарных выплат от Германии всем блокадникам, независимо от их национальности. В МИД РФ этот момент проговаривают особенно четко: в течении многих лет ФРГ выплачивала компенсации блокадникам только еврейской национальности.

Российское министерство просит Берлин принять такое решение символически — в годовщину освобождения Ленинграда. То есть, сегодня. Но в МИД ФРГ молчат, а в парламенте Германии о жертвах блокады отдельно не упоминают.

Блокада Ленинграда глазами немцев. От забвения до раскаяния и обратно
leningrad1941.ru  / 

Большинство немецких СМИ о трагедии в Ленинграде не пишут. Однако газета Neues Deutschland, будто «отдуваясь» за всех коллег, опубликовала пронзительную статью — интервью с 83-летней жительницей Санкт-Петербурга.

«Даже собак, кошек и голубей в Ленинграде не осталось. Люди выходили на улицу и просто падали. Их тела даже не поднимали, потому что у людей не было на это сил. Нельзя было лежать и ничего не делать. Потому что тот, кто ложился, никогда больше не вставал», — цитирует блокадницу издание.

В «старой» ФРГ и в объединенной Германии память о блокаде Ленинграда наряду со Сталинградской битвой долгое время оставалась на задворках истории, констатируют журналисты Neues Deutschland. Тем не менее, они написали то, что должны были произнести немецкие политики с трибун Бундестага сегодня — это историческая трагедия и военное преступление, о котором в Германии до сих пор говорят слишком мало.