Между Россией и НАТО. Может ли Приднестровье повторить судьбу Донбасса

Между Россией и НАТО. Может ли Приднестровье повторить судьбу Донбасса

15 ноября Республика Молдова на четвертых прямых выборах в своей истории получила нового президента – Майю Санду. «Политика Сегодня» обсудила с экспертами значение победы проевропейского кандидата для взаимоотношений России, Молдавии и Приднестровья.

О том, каким образом может измениться положение дел и расклад политических сил в этом регионе, корреспондент «Политики Сегодня» поговорил с политическим консультантом Вадимом Березиковым.

— Санду вскоре после избрания уже заявила, что будет выстраивать ровные отношения со всеми странами. Но не политес ли это? А на деле не отвернется ли Молдова от России?

— Здесь дело даже не в новом президенте, а в том, какие усилия наша страна сейчас приложит к тому, чтобы Молдавия так или иначе оставалась в сфере российского влияния. Потому что вопрос Приднестровья, он достаточно серьезный. Это единственный оплот России в том неспокойном регионе постсоветского пространства. То, что Приднестровье – абсолютно пророссийская территория, это априори. И даже люди, которые здесь живут, считают себя русскими.

Между Россией и НАТО. Может ли Приднестровье повторить судьбу Донбасса
president.gospmr.org  / Пресс-служба президента Приднестровской Молдавской Республики

Однако чтобы соблюсти некий паритет, России необходимо наращивать свое влияние и, по сути, защищать Приднестровье. Вот поэтому разговаривать и договариваться с новым президентом придется. Да, надо будет выстраивать достаточно серьезные, тяжелые взаимоотношения, поскольку Майя Санду, действительно, настроена на большее взаимодействие с Западом, с Румынией, Украиной, она нацелена на Европу. И дело наших политиков и дипломатов – добиться того, чтобы она тоже соблюдала некий баланс.

Понятно, что Молдавия сама по себе находится между молотом и наковальней, являясь некой буферной территорией между Россией и странами НАТО. И именно поэтому Молдавия нам так важна. И это задача именно политиков, которые должны будут соблюсти наши интересы в регионе.

— Вам не кажется, что ранее мы как раз передавили, «соблюдая свои интересы» в случае с Украиной? И тогда к власти пришли «оранжевые». Так и здесь: самим молдаванам это тоже не очень понравилось, что в итоге отразилось и на голосовании.

— Поэтому я и говорю, что здесь необходимо работать политикам и дипломатам, а ни в коем случае не силовикам. И у дипломатов при этом не должно быть топорной работы. Украину на самом деле мы, действительно, упустили еще в середине 90-х. России якобы тогда было не того, чтобы выстраивать серьезные отношения с теми республиками, которые, казалось, наши навсегда. Так мы думали про Украину. Так мы и сейчас, по сути, думаем про Молдавию. Хотя ее мы все-таки сумели придержать, помогая обеспечить независимость Приднестровской республике. И это очень важно.

Между Россией и НАТО. Может ли Приднестровье повторить судьбу Донбасса
wikipedia.org  / DoD photo by Lisa Ferdinando / Public Domain

 — Приднестровье вам не напоминает Донбасс?

— В сущности, это и есть Донбасс. Только сюда, действительно, вошел Лебедь, и регион сумели отстоять. И вот, кстати, статус Приднестровской республики – это на самом деле идеальный в нынешних условиях вариант для Донбасса. Я говорю о взаимодействии Приднестровья и Молдавии. Да, сегодня это уже не одно государство, правильнее говорить о двух государствах. Но которые очень тесно взаимосвязаны друг с другом. У них нет войны. Они умеют находить точки соприкосновения. Люди, живущие в Приднестровье, ездят в Молдову на работу, и наоборот. И в принципе, они достигли хорошего, добротного взаимопонимания и выработали некие правила совместной жизни. Это было бы хорошим сценарием в решении и донбасского конфликта.

Между Россией и НАТО. Может ли Приднестровье повторить судьбу Донбасса
Новостное агентство «Харьков».  / Георгий Медведев

О том, означает ли избрание откровенно проевропейского политика Санду разворот Молдавии на Запад, мы также спросили известного российского политолога Ростислава Ищенко:

— Разве Майя Санду только пришла? Я ее помню уже несколько лет, и все это время она оставалась в управляющих структурах Молдавии. Почему Санду должна изменить молдавскую политику сейчас? Тем более, что в парламенте у нее нет большинства. И сейчас еще не известно, удастся ли ей организовать досрочные выборы в парламент? А если и удастся, то получит ли она это большинство? Если это большинство она не получит, то можно вспомнить, как прошлый парламент успешно парализовывал все действия Додона. Пришла Санду, и что же, какие действия она сможет произвести?

— Но уже первое ее заявление касалось необходимости вывода российских военных из Приднестровья. Решительный настрой.

— А вы знаете, что кроме Додона, все остальные молдавские президенты, включая Воронина, по десять раз заявляли о том, что надо выводить российские войска из этого региона? И вот здесь как раз Майя Санду не оригинальна.

Между Россией и НАТО. Может ли Приднестровье повторить судьбу Донбасса
Федеральное агентство новостей  / Степан Яцко

— Реально ли объединение Молдовы с Румынией, о котором уже заговорили некоторые молдавские политики?

— Ну опять-таки наиболее реальной возможность объединения с Румынией в Молдавии была при первом молдавском президенте Мирче Снегуре. Тогда у власти, действительно, была сильная прорумынская партия. Но с тех пор молдавские юнионисты, те, которые настаивают на объединении с Румынией, всегда находились среди молдавских националистов в меньшинстве. Молдавские националисты – молдаванисты, которые выступают за самостоятельное молдавское государство, и численно, и по политическому влиянию, всегда превышали юнионистов.

И я не думаю, что с приходом Санду к власти в этом отношении что-то поменяется. Она же не лично решает все вопросы. Вот лично Санду может интегрироваться в Румынию, у нее, насколько я знаю, есть румынский паспорт. Но это не значит, что туда может интегрироваться Молдавия. Это достаточно сложный процесс. Тем более в молдавском обществе нет поддержки такого решения. Большая часть молдаван на протяжении всей истории Молдавии не поддерживало объединение с Румынией.