«Величайший жулик современности». Почему Чубайса ненавидела вся Россия?

«Величайший жулик современности». Почему Чубайса ненавидела вся Россия?

Спустя 12 лет Анатолия Чубайса на посту главы Роснано заменили гораздо менее известным зампредом коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК) 44-летним Сергеем Куликовым. Возможно, это решение призвано «разрядить обстановку» в обществе.

«Чем хорош Чубайс? Каждая его отставка повышает социальное настроение в России. А чем плох Чубайс? Чтобы его опять уволить, надо сначала куда-нибудь назначить», — подметил политолог Марат Баширов.

Россияне считают Чубайса и его программу приватизации черным пятном постсоветской истории — это не пустое обобщение, а социология. Пусть и двадцатилетней давности.

В 2000 году Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) провел опрос среди россиян. На просьбу охарактеризовать Чубайса, на тот момент возглавлявшего энергетическую компанию «ЕЭС России», откликнулись 60% опрошенных. Подавляющее большинство  — 57%  — высказалось негативно.

«Так, 38% опрошенных полагают, что А. Чубайс – "величайший жулик современности", человек "бессовестный", "жадный", "нахрапистый", "черствый, близорукий", "дерзкий", "надменный", "настырный". Он "скользкий эгоист", "все решает в свою пользу" и при этом "прет напролом". В действиях Чубайса его недоброжелатели видят либо злой умысел, либо неосознанное вредительство (9%): "не патриот", "не государственник", "развалил все, за что брался", "дискредитатор реформ", "человек, действующий во вред России", "человек, который не хочет понять всей серьезности происходящего"».

И это не все. «Безразличен к людям», «бесчеловечный — детей оставлять без света очень жестоко», «бесчувственный», «он отключает электричество — в роддоме дети умирают», — характеристика Чубайса, озвученная еще двумя процентами опрошенных. «Возомнил себя богом» — снова 2% респондентов. Справедливости ради, 11% высказались положительно, оценив деловые качества чиновника: «выдающийся менеджер», «экономический гений». Но цифры не врут: такое мнение непопулярно.

Чубайс к таким оценкам был готов. Еще в 1991-м, после назначения на должность «главного приватизатора» (главы Госкомимущества), он предупреждал Егора Гайдара, что эта историческая роль скажется на его имидже не в лучшую сторону. Предсказуемо, он стал «любим» народом, но по-настоящему любим отдельными гражданами, поддержавшими экономические реформы.

«Толя тяжело вздохнул и спросил, понимаю ли я, что он станет человеком, которого всю жизнь будут обвинять в распродаже России», — вспоминал Гайдар.

Бесчувственный реформатор. Как Чубайс изменил Россию и была ли альтернатива?
ИА Политика Сегодня  / Владимир Ягудаев

Эпоха ваучеров

Чубайс удачно познакомился с Гайдаром — политики (или экономисты?) шли рука об руку с самого начала 1990-х. Спустя год после стремительно начавшейся в Госкомимуществе карьеры Чубайс — уже вице-премьер, воплощающий мечту «гайдаровской команды» о масштабной приватизации и превращении некогда плановой социалистической экономики в рыночную.

Для него эта задача была политической, а не экономической.

«Приватизация в России до 1997 года вообще не была экономическим процессом… Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили», — заявлял Чубайс в одном из интервью.

Он ненавидел советскую власть. Более того, мало что в жизни он ненавидел так, как советскую власть. И особенно ее позднюю стадию. Так и говорил: «В моей жизни ничего омерзительнее, чем поздняя советская власть, не случалось». Вероятно, мнение системного либерала по сей день осталось неизменным.

Указав на идеологическую борьбу Чубайса, другой одиозный политик того времени — первый и последний вице-президент РФ (с 1991 по 1993 год) Александр Руцкой — констатирует: «Делайте выводы, что это была за приватизация».

Руцкой считает «чубайсовские» реформы «разграблением потенциала и экономики страны, наглым и циничным преступлением в отношении государства». И добавляет: «реформами» деятельность команды Гайдара и Чубайса не являлась.

«В Китае тоже были реформы [экономические реформы Дэн Сяопина конца 1970-х годов, обеспечившие рост ВВП на 12-14% ежегодно — прим. ред.]. Потенциал Китая — промышленный, энергетический, сырьевой — нельзя было сравнить на старте этих реформ с российским потенциалом в этих областях. У нас было на порядок всего больше. А теперь давайте посмотрим где Китай, и где мы. Китай провел реформы в соответствии с толковым словарем. И мы провели "реформы"», — посетовал Александр Владимирович корреспонденту «Политики Сегодня».

Бесчувственный реформатор. Как Чубайс изменил Россию и была ли альтернатива?
ИА Политика Сегодня  / Владимир Ягудаев

В августе 1992 года президент Борис Ельцин, который, по словам Чубайса, «привел нас от несвободы к свободе», подписал указ о приватизационных чеках в РФ. Этот чек он назвал «билетом в свободную экономику для каждого из нас» — было выпущено 140 миллионов ваучеров на 1,4 триллиона рублей, чтобы сформировать класс предпринимателей.

Не удивительно, что предпринимателями едва ли стали «простые» люди. Критики «ваучерной реформы» указывают, что большинство бизнесменов вышли из среды управленцев государственных предприятий, иначе говоря «красных директоров». Как говорил Чубайс, приходилось выбирать между «бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом». И эту задачу тоже решили.

В то же время команда вице-президента Руцкого, по его же словам, предлагала провести альтернативную приватизацию.

«Сначала приватизировать парикмахерские, ателье, кафе, рестораны, булочные — зачем они государству? Давайте с этого начнем приватизацию, на конкурсной основе, на условиях ипотеки. Государство оценивает реальную стоимость объекта, человек выплачивает ее в ипотеку. Деньги идут на решение социальных программ: строительство поликлиник, больниц, школ, дорог, электрификацию, газификацию. После сферы услуг приступаем к приватизации легкой промышленности. Опять же, на конкурсной основе, в ипотеку. И опять страна получает деньги для социальных программ», — вспоминает Руцкой.

Приватизация по методу Руцкого не сложилась. Как и его отношения с Ельциным, ответившим импозантному заместителю на жесткую критику «гайдаровской команды» в СМИ президентским указом о переходе структур, подчинявшихся вице-президенту, в ведение правительства.

Бесчувственный реформатор. Как Чубайс изменил Россию и была ли альтернатива?
wikipedia.org  / A.Savin/FAL

Вице-премьер и ксерокс

В 1994 году Чубайс занял пост вице-премьера по вопросам экономической и финансовой политики и возглавил Федеральную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку. Ведомство пыталось найти частные инвестиции для отечественной промышленности, сокращая государственные. На «оптимизируемых» предприятиях в это время шли забастовки рабочих.

Как вспоминал Ельцин, уже в начале 1996 года «Чубайс был с треском уволен из правительства…», указывая, что поссорила их группа Александра Коржакова (глава службы безопасности президента) и Олега Сосковца (первый замглавы кабмина). Кроме того, Ельцин подмечал откровенные промахи в экономической политике Чубайса.

На выборах 1996 года Ельцин и коммунист Геннадий Зюганов шли практически вровень. Историческим предметом в той гонке стала коробка из-под ксерокса, в которой заместители Чубайса и члены предвыборного штаба Ельцина выносили из Белого дома 538 тысяч долларов, предназначенных для финансирования предвыборной кампании. По некоторым данным, деньги предназначались для выплаты гонораров звездам эстрады, принимавшим участие в туре «Голосуй или проиграешь».

Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело по статье о незаконных валютных операциях, окончательно закрытое только в 1999-м. А коробка из-под ксерокса «прилипла» к имени Чубайса на гораздо более долгий срок, если не навсегда.

Бесчувственный реформатор. Как Чубайс изменил Россию и была ли альтернатива?
ИА Политика Сегодня  / Владимир Ягудаев

Министр финансов

После переизбрания Ельцина на второй срок он сразу же назначил Чубайса главой администрации. Тот пробыл на этом посту год — политическое управление оказалось не для него, либерал рвался обратно в экономику. Его назначили министром финансов — Налоговый кодекс РФ был разработан именно при Чубайсе. У чиновника все было хорошо, пока не случилась «арбузная корка».

Во время споров вокруг приватизации «Связьинвеста» (приобрести прародителя нынешнего «Ростелекома» желали многие олигархи), в СМИ появилась история о гонораре для Чубайса в 90 тысяч долларов за ненаписанную книгу о приватизации в России. Газеты преподносили инцидент как очередной коррупционный эпизод с участием Анатолия Борисовича.

«"Книжное дело" было той самой арбузной коркой, на которой поскользнулась команда молодых реформаторов. Это было обидно и нелепо. Чем больше было на меня давление общественного мнения, прессы, банкиров, тем яснее я понимал: Чубайса не отдам! Но, несмотря на это, положение было печальное, политический ресурс Чубайса в значительной степени оказался исчерпан. Я понимал, что восстановить свой авторитет он сможет очень нескоро», — вспоминал Ельцин в книге «Президентский марафон».

По понятным причинам Чубайс лишился поста министра, а в новый кабмин Сергея Кириенко уже не попал. Через пару недель он пришел руководить своей первой госкорпорацией — РАО «ЕЭС России». Но это уже совсем другая история.