Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
14:41   21 Ноября 2020
Ближнее зарубежье

Молдавия при Санду: как победить коррупцию и довести страну до ЕС

Молдавия при Санду: как победить коррупцию и довести страну до ЕС

Новый президент Молдавии Майя Санду только вступила в должность, а уже выступила за вывод российских миротворцев из Приднестровья. Такова цена за европейскую и американскую поддержку — экс-премьер Санду снова пришла к власти, обещая стране евроинтеграцию. Для этого нужно либо совершить чудо и обеспечить 5% экономического роста ежегодно, либо исполнять желания новых западных союзников, снижая российское влияние в регионе.

Первый вариант едва ли возможен, ведь конкурентных преимуществ на европейском рынке у Молдавии нет. А второй вариант не приведет к евроинтеграции Молдавии и повышению уровня жизни молдаван, но союзники Санду вряд ли озабочены благополучием страны. Как и обычно, они руководствуются собственными интересами. Тем не менее, красноречия у президента не поубавилось.

«Я всегда говорила, что я считаю, что европейская модель развития нам подходит больше, я хочу, чтобы у нас в стране была либеральная демократия, я хочу, чтобы у нас были зарплаты как в некоторых европейских странах, пенсии, как в европейских странах», — рассказывала Санду в интервью Русской службе Би-би-си.

Но президент Молдавии Западу верит. Как никак, Санду достаточно пожила в Америке и даже построила там карьеру — отучилась в Гарварде, поработала во Всемирном банке США и даже в «Фонде Сороса». Только сев в президентское кресло, Санду провела встречу с американским послом Дереком Хоганом, а также получила от Вашингтона 7,5 миллионов долларов через программу USAID. Американские налогоплательщики, сами того не зная, пожертвовали на реформу судебной системы Молдавии — там будут внедряться «современные IT-решения» и «укрепляться институциональный потенциал» страны.

Будущее при Санду: как победить коррупцию и довести Молдавию до ЕС

Европейское будущее

Ответом на этот запрос служит соседняя Украина — казалось бы, шагов к Евросоюзу сделано много, да и российское влияние за шесть лет после госпереворота снижено до неприличия, а в заветном ЕС государство так и не появилось. Черногория — кандидат на вступление в ЕС уже шесть лет и даже отказалась от собственной валюты ради этого, но тормозит евроинтеграцию опять Россия: Брюссель настаивает на ограничении для граждан СНГ в покупке недвижимости на территории Черногории, но страна не уступает. И Албания подавала заявку, а ее в ЕС видеть не хотят из-за сильного отставания экономики от европейского уровня.

Так что вывод российских миротворцев из Приднестровья, благодаря которым уже 30 лет в регионе сохраняется спокойствие, вряд ли «купит» для Молдавии европейское будущее. А вот обострение конфликта возможно. Хоть Санду и обещает: никакой войны, только политическое решение. Но вот ее политика, кажется, нацелена на противоположный результат.

Еще перед выборами она обещала проявить «жесткость» в отношении русскоязычного Приднестровья, исключить русский язык из обязательной школьной программы и распустить парламент, большинство в котором составляет пророссийская «Партия социалистов…». Говорит, «народ хочет досрочные парламентские выборы, потому что этот парламент не представляет народ».

Но, судя по всему, отнюдь не народ хочет устранить конкурентную Санду партию из парламента и правительства. Председатель партии «Действие и солидарность» пусть и стала президентом, но Молдавия — парламентская республика, где полномочия главы государства ограничены только внешней политикой. Сначала Санду поменяет министров, а когда депутаты не согласятся с проевропейскими назначенцами, «изгонит» и парламент. Так она собирается сделать, чтобы не нарушать конституционные нормы.

«Мы должны придерживаться конституции, а она дает два основания для роспуска парламента [неспособность принять законы на протяжении трех месяцев или утвердить новое правительство в течение 45 дней, — прим. ред.]. У меня есть уверенность, что в ближайшем будущем эти нормы дадут мне возможность распустить парламент, и в Молдавии состоятся новые выборы», — поделилась Санду в интервью с украинским журналистом Дмитрием Гордоном.

Будущее при Санду: как победить коррупцию и довести Молдавию до ЕС

Многие аналитики сходятся в том, что Санду вряд ли будет спешить с досрочными выборами. Сформировать собственное правительство, объединив правые партии, значит вступать в коалицию с теми, кого она и ее партия «Действия и солидарность» гласно называли «ворами», говорит кандидат исторических наук, заведующий сектором этнополитических конфликтов в Институте Европы РАН Павел Кандель.

«Это партия Илона Шора [национал-консервативная проевропейская партия "Шор", — прим. ред.], партия Ренато Усатого [левоцентристская консервативная "Наша Партия", придерживающаяся евроскептицизма, — прим. ред.] и остатки "Демократической партии", которая в течение многих лет была карманной партией беглого олигарха Владимира Плахотнюка, против которого восстала вся Молдова. А вступать с ними в коалицию — небезопасно для репутации. Вряд ли Санду сейчас под силу сформировать свое правительство и придется мириться с тем, которое существует — то, которое назначил Додон», — рассказал ученый в комментарии «Политике Сегодня».

Румынское будущее

Единственный шанс Санду довести Молдавию до Евросоюза раньше, чем тот распадется — это лишить страну суверенитета, объединив ее с соседней Молдавией. Политик уже приготовилась к совместному будущему двух стран: у нее есть и гражданство Румынии, и молдавский паспорт.

К объединению стремится движение унионистов, к которому и принадлежит новый молдавский президент. Она всячески намекает, что поддерживает «поглощение» Молдавии более успешной экономически Румынией, но на прямой вопрос журналиста о том, будет ли объединение, отвечает расплывчато.

«Мы хотим, чтобы сначала мы объединились здесь, в Республике Молдова. Мы говорим, что мы хотим стать частью Европейского союза в один прекрасный день. Когда это произойдет, мы не знаем», — рассказала Санду «Би-би-си».

Стараниями унионистов после распада СССР государственным языком в Молдавии стал румынский, русский язык лишили государственного статуса, письменность была переведена на латиницу, а румынский триколор стал и молдавским флагом.

Тогда же поднявшаяся волна румынского национализма в Молдавии спровоцировала сепаратистскую реакцию в преимущественно русскоязычных районах страны Гагаузии и Приднестровье, где 2\3 всего населения составляли этнические славяне — русские и украинцы.

Будущее при Санду: как победить коррупцию и довести Молдавию до ЕС

Приднестровское будущее

Санду, говорящая о желании «объединиться здесь, в республике», на деле к уменьшению конфронтации с Приднестровьем не спешит. 20 ноября она заявила, что Молдавия никогда не признает своим газовый долг Приднестровья перед Россией. Сумма немаленькая: семь миллиардов долларов.

«Мы никогда не признаем этот долг. Это долг "властей" Приднестровья, и никто не спрашивал нас, хотим ли мы получать этот газ или нет», — сказала Санду в интервью украинскому изданию «Европейская правда».

Формально долг лежит на компании Moldovagaz, 50% которой принадлежит «Газпрому», 35% — правительству Молдавии и 13% — администрации Приднестровья. Предшественник Санду Игорь Додон неоднократно обращался к руководству РФ и «Газпрома» с просьбой дифференцировать газовый долг. Президент Приднестровья Владимир Красносельский резонно замечает: если приднестровскую независимость Молдавия не признает, пусть платит за газ своей левобережной территории.

«Когда Приднестровье будет признано, мы возьмем этот долг на свои плечи как признанное государство. Просто сейчас, пока мы не субъект международного права, другой формулы не существует», — говорит Красносельский.

Будущее при Санду: как победить коррупцию и довести Молдавию до ЕС

Но Санду исключает признание суверенности Приднестровья. Она выступает «против федерализации Молдавии», но обещает «найти формат решения конфликта». Этот формат должен включать «полный вывод российских войск с территории Молдавии». Так президент страны называет миротворческие силы РФ.

«Давление на Приднестровье будет увеличиваться. В первую очередь, экономическое. Переговоры, которые ведутся, формально будут продолжены, но больших успехов не принесут при Санду. Но многое зависит от того, какое будет правительство», — констатирует сотрудник Института Европы РАН Кандель.

Антикоррупционное будущее

Титульной темой предвыборных речей Санду стала коррупция. По традиции, именно такой популистский ход помогает прозападным политикам заиметь власть на постсоветском пространстве.

«И Молдавия, и Украина задекларировали, что однажды мы вступим в Евросоюз. Но для этого нам необходимо измениться, ввести европейские стандарты, построить сильное государство, которое будет преодолевать коррупцию, будет иметь прозрачное управление и высокие стандарты жизни», — отмечала новоизбранный президент.

Но репутация самой Санду в этом смысле не безупречна. На ее счету не только уголовное дело о закупке камер видеонаблюдения по завышенным ценам у определенного поставщика, но и знаменитый банковский скандал в Молдавии 2014 года, когда из трех молдавских банков исчез один миллиард долларов, принадлежащий государству. В тот год Санду была министром просвещения страны и депутатом парламента. Как отмечали в пресс-службе Додона, у нее «неоднозначное политическое прошлое рядом с теми, кто причастен к краже миллиарда».

В любом случае, Молдавия стоит на пороге новых исторических событий. Российские миротворцы, которых Санду больше не хочет видеть в Приднестровье, запомнились обеспечением мира длинною почти в 30 лет. А какой запомнится стране первая женщина-президент — решать ей. И населению «глубоко разделенной страны», что Санду и сама признает.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров