Одинокая область желает губернатора

Одинокая область желает губернатора

Удивительно: уже два месяца в Белгородскую область не могут назначить и.о. губернатора. А ведь во всех топах это едва ли не самый успешный российский субъект после Москвы. И вот очередной отказник: возглавить область не решился бывший министр транспорта РФ Евгений Дитрих. Разбираемся, почему.

В России есть предложения, от которых не принято отказываться. Живой (еще недавно) пример – пост губернатора. Нередко влиятельные чиновники, составившие успешную карьеру в столице, когда, казалось, карьерные мечты сбылись, вдруг бросали свои московские кабинеты и уезжали в глушь, за МКАД, в Россию – поднимать регионы.

Это и Андрей Чибис, замминистра строительства и ЖКХ России, высланный губернаторствовать на край земли, в Мурманскую область. И политик федерального уровня Владимир Васильев, которому поручили сложнейший, горячий Дагестан. И Александр Евстифеев, председатель Арбитражного суда Московской области, уже три года главенствующий в Марий Эл. Ссылка ли это для них? Конечно. Но и отказ был не обсуждаем. «Главный приказал».

Теперь же в этом механизме произошел сбой: экс-министр Дитрих от поста отказался. Эксперты говорят, что сама должность губернатора уже не является желанной. Статус в федеральных масштабах невысок, а ответственность серьезная, считает политолог Дмитрий Дризе. В итоге даже успешная Белгородская область уже два месяца как ничья – здесь никак не могут назначить и.о. губернатора.

Одинокая область желает губернатора
wikipedia.org  / Федеральное дорожное агентство Министерства транспорта РФ / CC BY 4.0

Да, сейчас в стране к руководству регионами по настоянию Кремля приходят популярные ныне «молодые технократы», сменяя пресловутых «крепких хозяйственников», степенных мужей в летах, которые держали свои территории годами, если не десятилетиями. Казалось бы, свежая кровь полезна всякому организму. Но.

Молодые лидеры одеты с иголочки, удачно выглядят в кадре и прекрасно говорят, используя сложные термины. Ярким образчиком является наш самый географически западный губернатор Антон Алиханов. Однако почти любой регион – это полуразрушенная сеть местных дорог, накопившая вал проблем коммуналка, ржавеющая на глазах сеть трубопроводов. Не самый заманчивый калым за «невесту».

Что же до нежелания Евгения Дитриха принять регион, наверное, это не только обида на понижение в статусе, все-таки это шаг назад в личностной карьере. Есть и другой момент: политологи говорят о непростом, моноцентрическом характере власти в самой Белгородской области, где решения долгие годы принимались одним человеком.

Здесь долгое время все было «заточено» под Евгения Савченко. Этот губернатор-долгожитель поставил абсолютный рекорд, он правил областью 27 лет, еще со времен Ельцина. Говорят, из Москвы ему рекомендовали не то, чтобы уступить лыжню молодым, но давали советы, как сделать руководство более современным. Аксакал, возможно, был оскорблен и ушел сам. Пока областью руководит Денис Буцаев, но это креатура экс-губернатора, которую не благословил Кремль.

Одинокая область желает губернатора
belregion.ru  / 

Значит, политики не хотят рисковать своим реноме при встраивании в царствие Савченко? Возможно. О том, какую роль он здесь играл и играет, говорит и то, что после отставки мэра Белгорода в начале 2019 года врио градоначальника стал еще один Савченко – Михаил, племянник губернатора. Похоже, регион находился под серьезным влиянием этого семейного клана. И как воспримут местные элиты чужака, пришедшего сюда пусть даже с высот Москвы, еще вопрос.

Если же говорить об общественных настроениях, то, как рассказала белгородский политолог Ирина Гукова, за эти два месяца в области пока не успели прочувствовать формальное отсутствие главы региона. Но некая тревожность все же витает в воздухе. Сейчас даже те, кто выступал с критикой экс-губернатора, осуждали долголетнее пребывание у власти и радовались его уходу, уже не столь категоричны в суждениях.

«Все чаще начинают вспоминаться Белгород и область начала 1990-х, никто туда возвращаться не хочет, – отметила эксперт. – Несмотря на все политические нюансы, пришедшему в регион варягу будет сложно легитимизироваться. Одно дело – прийти в депрессивный регион и поднимать все с нуля, а другое – в успешную Белгородскую область и не растерять, а приумножить нажитое хозяйство. Ответственность очень высока.

Кроме того, ни статусный варяг, ни молодой технократ конкурировать с авторитетом Евгения Степановича не смогут, по крайне мере, на первых порах. Бывший губернатор, даже сейчас, будучи членом Совета Федерации, продолжает активно участвовать в жизни региона. Так, недавно с его участием состоялось открытие крупного историко-культурно комплекса в с. Колотиловка. И таких примеров немало».

Одинокая область желает губернатора
wikipedia.org  / Alexxx1979 / CC BY-SA 4.0

По словам Ирины Гуковой, за эти 20 лет не только областной центр, но и отдаленные районы области стали комфортными для жизни. Получится ли у претендентов из центра заручиться поддержкой местного бизнеса, выстроить доверительные отношения с общественным сектором, проникнуться проблемами региона? Население области избаловано комфортом, и ожидания от новой власти завышены.

«Что касается истории с отказом Евгения Дитриха от губернаторства, то этот случай уникален, но одновременно показывает наметившееся в федеральных элитах настроения. Бывшему министру предлагали явно не регион-аутсайдер, а, скорее, передовик, по статусу. Но можно предположить, что губернаторство, пусть и в развитом регионе, рассматривалось им как штука не по чину, слишком низко для министра», – полагает доктор политических наук Владимир Слатинов.

По его словам, губернаторский резерв «молодых технократов» составляют преимущественно заместители руководителей министерств и директора департаментов. Чтобы «на землю» уехал «целый министр» – такое случается редко. Так было с Алексеем Гордеевым, но это, скорее, исключение, подтверждающее правило. К тому же набор компетенций транспортного министра не слишком годен для управления аграрно-индустриальным регионом, с инфраструктурой у которого все хорошо.

«Осваивать новые компетенции управления территорией в придачу к погружению в дела местных элит, и все активней интересующихся регионом силовиков, Евгений Дитрих явно не захотел, – подчеркнул собеседник. – Другое дело, что, если верны слухи про отказ: он смог себе это позволить. Данная роскошь доступна не всякому, здесь, видимо, сыграли роль и формальный статус Дитриха и его неформальные связи».

Одинокая область желает губернатора
ru.wikipedia.org  /  Vyacheslav Klykov

Для среднестатистического выпускника «школы губернаторов» уровня министерского зама или директора департамента подобная фронда вряд ли позволительна – считает Владимир Слатинов. Но опять-таки многое зависит от неформальной «крыши» (а она есть почти у всех), и от совпадения и/или расхождения интересов АП и лоббистской группы, настроенной на десантирование опекаемого ею «молодого технократа» в нужный регион.

«Когда параметры совпадают, вряд ли получается уйти в отказ – слишком велики издержки. А вот если эти интересы входят в диссонанс, можно и избежать счастливой участи ехать "на землю! к коллапсирующей медицине, трещащим по швам региональным бюджетам и вечно неблагодарному населению.

Очереди из желающих на управление территориями явно не наблюдается. В этом году было переизбрано гораздо больше «старых» глав регионов, чем в течение последних трех лет, когда ротация была явно интенсивней. Видимо, с уклонением от «почетной обязанности» губернаторства АП будет сталкиваться все чаще.

Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции.