Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
22:00   17 Ноября 2020
Россия

Захар Прилепин: Партии «За правду» не нужна Пугачева, у нас целый иконостас

Захар Прилепин: Партии «За правду» не нужна Пугачева, у нас целый иконостас

Перед вами — вторая часть эксклюзивного интервью «Политики Сегодня» с публицистом Захаром Прилепиным. В ней на смену размышлениям о вечной войне приходит разговор о современной молодежи, пребывающей в «дудеобразных» иллюзиях. Основатель партии «За правду» рассказал корреспонденту ПС, какие книги нужно подсовывать нынешним подросткам, откуда у него TikTok-канал, и почему Пугачева — не гарант победы на выборах.

— Каким вы видите свой электорат? Возраст? Достаток избирателя?

— Это примерно половина страны. Люди 30-35-40+, которые застали еще Советский Союз, выросли в 90-е, заняли какое-то социальное положение в «нулевые» и знают цену всему. Но поэтапно мы будем работать и с молодыми людьми, и со старшим поколением, которое, конечно, консервативное. Они правильно делают, что ориентируются на «Единую Россию» или КПРФ, но мы сможем им доказать, что сделаем то же самое — только лучше.

— А как конкретно собираетесь убеждать молодых россиян, не заставших Союз, в своей правде?

Пропагандой, прямым воздействием, интеллектуальным превосходством над теми людьми, кто их пасет. Будем с ними встречаться. Я провожу «Уроки русского». Ведем блоги. К нам приходят из молодежных структур, из музыкальной, литературной, блогерской, журналистской, сетевой общественности ребята, которые быстрее развиваются, чем иные сверстники, пребывающие в «дудеобразных» иллюзиях.

Я всегда за прямой интеллектуальный спор и противостояние с любым представителем квазизападнической интеллигенции. Если мы встречаемся лицом к лицу, наша система доводов, убеждений и доказательств куда более широкая, разумная. У нас опыт жизненный более разнообразный, чем опыт этих откровенных жуликов. Они прохиндеи. Они обманывают, говоря, что есть европейское благополучие, американская демократия, западный путь развития. Они это говорят, но имеют в виду совершенно другое. Что называется, смотри сказку «Приключения Буратино» Алексея Николаевича Толстого.

— Но ведь протест против действующей системы свойственен любым молодым людям. Вы, наверное, тоже таким были...

— Как раз я таким не был, потому что книжки правильные читал. Мне отец — учитель истории — их подсовывал. Когда в 89-м, 90-м, 91-м годах вся моя молодежь рок-н-ролльная была за Ельцина, за Горбачева, я был категорически против. Этим и выделялся всю свою жизнь. 

Это не предмет моей непрестанной гордости. Но теперь мои товарищи, которые были за Ельцина, за Горбачева, глубоко стыдятся. Они теперь ватники законченные и вступают в партию «За правду». И стараются не вспоминать, какими я их помню образца 1990 года. 

— В таком случае какие правильные книжки вы бы подсунули современному юнцу?

— Пускай почитает «Манипуляции сознанием» Сергея Георгиевича Кара-Мурзы, пятитомник «Истории России» Вадима Валериановича Кожинова, «Дисциплинарный санаторий», «Исчезновение варваров» и «Убийство часового» Эдуарда Вениаминовича Лимонова, мои книжки. У меня вышла сейчас «Имя рек». Настоятельно рекомендую почитать. 

«Продался за кремлевские бабки». Прилепин не позовет в партию рэпера Гнойного

— У вас в партии много медийных личностей, деятелей культуры, хотели бы заполучить кого-то из молодых лидеров мнений?

— Честно скажу — нет. Если сами придут, то мы не против. Но у нас цель не стоит собрать звезд. И так понятен наш уровень, наши возможности, наши перспективы. Завлекать кого-либо мы не собираемся. Да и не очень понятно, кого можно завлечь.

Это в 90-е годы можно было какую-то звезду позвать и за счет этого получить голоса, но потом, когда Прохоров создавал партию и позвал туда Аллу Борисовну Пугачеву, пять артистов и восемь шоуменов, а собрал четыре процента, стало понятно, что это не работает. 

То же и с молодыми. Вот Ксения Собчак. На нее работал Красовский. Ну и чего? Получили два процента, хотя они звезды — Собчак знает 90% населения страны. Кого мы должны позвать, чтоб поразить кого-то?

Наша молодежь ведь всему не доверяет. Ну позовем мы какого-нибудь рэпера Гнойного (которого мы не позовем), молодые люди скажут: «Так он продался за кремлевские бабки, мы больше ему не верим». 

У человека должно быть абсолютно сложившееся внутреннее побуждение прийти и доказать этим молодым людям всей своей жизненной судьбой, что это правильный выбор. А если мы его завлечем, он будет стесняться, что пришел и сам не знает зачем.

В чем главный плюс молодых людей? Они очень чувствительны к любой фальши. И мы ее им не демонстрируем. Я не пытаюсь понравиться молодым людям. Ничего хорошего для них не говорю.

— Почему вы сказали про «кремлевские бабки»? Кто финансирует партию? 

— Это молодые так скажут. А у нас есть люди внутри партии, которые более менее нормально финансово себя чувствуют. Не такие большие деньги нужны.

В партии нашей работает сорок человек, а у меня в батальоне в Донбассе служило, воевало и умирало 285 человек. Посудите сами — это же разный порядок цифр. Когда у нас партия будет величиной с «Единую Россию», тогда уже можно говорить про финансирование. А пока у нас один офис в Москве и сотрудников считанное количество. 

— Если уж сравнили партию с батальоном, сравните и политическую борьбу с традиционной войной. Где вам свободнее?

— В традиционной, конечно. Там понятнее. Но в политической тоже научимся. Здесь много всякого лукавства, но можно и этому обучиться — не такая большая наука...

«Продался за кремлевские бабки». Прилепин не позовет в партию рэпера Гнойного

— Вы часто упоминаете период, проведенный в ДНР и ЛНР. Почему не решились на политическую карьеру там?

— Зачем? ДНР и ЛНР — это, по сути, части России. Можно с тем же успехом спросить, почему я не решился на политическую карьеру в Рязанской области или в Ярославле. Вся Россия — место моей политической карьеры. Достигнув максимальной степени возможностей в Москве, я больше гораздо сделаю для Донецка и Луганска, чем будучи там министром, депутатом или управленцем каким-то. 

— Политолог Евгений Минченко назвал все партии 2019-2020 годов рождения, в том числе вашу, спойлерскими и выразил сомнения о прохождении пятипроцентного барьера. Как отвечаете на подобные заявления? 

— Никак не отвечаем. Политолог — этот тот человек, которому платят деньги за то, чтоб он какие-то вещи говорил. Он же не может просто так получать деньги за свое мнение. Никого его мнение не волнует.

Я просто сам работаю в журналистике лет 20, своим СМИ управлял, а политологи у меня публиковались в газете. Они находятся постоянно на каких-то договорах, ругают тех, кто им еще не заплатил. Если бы мы заключили с ним контракт, то он бы говорил, что мы 15% получим запросто. 

Я коплю все эти политологические высказывания, потому что согласно их прогнозам нас уже не должно было быть. Первая статья была про партию «За правду», что это партия Захара Прилепина, куда ни один приличный человек не придет. А сейчас у нас целый иконостас, который не имеет ни одна партийная организация. И что? Мне надо найти того политолога и сказать, чтобы он извинился? 

И всем остальным предсказаниям цена крайне не велика.

— А по поводу спойлерства?

— Это слово не означает вообще ничего. У нас есть четыре вечно существующие партии. Любая новая партия будет называться спойлером, потому что она появилась, чтобы участвовать в политической жизни? Дурдом какой-то.

Человек имеет в виду, что Владимир Валентинович Меньшов является спойлером? Наталья Нарочницкая спойлер? Сергей Михеев? Крайне насыщенные, интеллектуальные, биографические люди со своей судьбой, которые точно не ловят никакого хайпа, и за деньги их не купить ни за какие. И вот этот сидит, не знаю даже, что это за имя, и что-то там говорит.

Положите на весы названные мной имена и имя этого человека.

— Упомянули выше свою журналистскую карьеру. Объясните как профессионал, почему сейчас так востребован жанр интервью (русскоязычный YouTube заполнен разговорами всех со всеми) и что придет ему на смену?

— Мы люди социальные и всегда будем разговаривать. И это будет в центре информационного контента. А если бы я знал, какая новая форма подачи информации будет модной, конечно, я был бы уже миллионером, потому что сделал бы именно такой YouTube-канал. Тот, кто придумает это первым, словит все бабло.

Но пока, судя по TikTok и иным социальным сетям, все идет в сторону упрощения. Нам кажется, что дно достигнуто. Но оно не достигнуто. Должна быть еще какая-то дикость придумана, чтобы достигнуть абсолютного дна и дальше идти уже в сторону интеллектуальной насыщенности. Мне какие-то доброхоты тоже создали TikTok. Я его еще сам ни разу не видел, но говорят, что пользуется популярностью. Я не знаю, что они там делают.

А интервью — это чепуха. Я даю 23 интервью в неделю. Но я написал 25 книг! Там гораздо более сложные и важные вещи сказаны, чем те, которые я говорю в интервью. Я и даю их для того, чтобы самые любопытные люди обратились к тому, что я написал в этих книгах, потому что там все гораздо более серьезно, глубоко и с цветущей сложностью.

«Продался за кремлевские бабки». Прилепин не позовет в партию рэпера Гнойного

Но большинство, увы и ах, ходят с ссылки на ссылку по интервью и из этого складывают свои политические убеждения. Хотя у нас и Геннадий Андреевич Зюганов пишет книги, и Владимир Владимирович Путин статьи публикует. Владислав Юрьевич Сурков написал несколько книг, Эдуард Вениаминович Лимонов. Те люди, которые вошли в политическую жизнь во времена моей молодости и юности, интеллектуалы. Они создавали сложнейшие мощные посылы в своих книгах. А человек смотрит: «Ну что-то у Лимонова куртка кожаная, а Сурков больно упитанный и хитрый».

Поэтому для меня это просто более разжиженный способ подачи информации для людей, которым лень вникать в суть вещей. Приходится пользоваться и этим.

— Раз речь пошла о литературе, расскажите, как относитесь к аудиокнигам и чтению с электронных устройств?

— Я старого образца. Читаю только бумажные книги. Аудио не слушаю точно — даже аудиосообщения. А электронные меня раздражают.

Меня несколько удивляет, когда люди слушают аудиокниги, потому что это дольше гораздо. Я могу быстрее любую книгу прочитать, чем если я буду ее в машине включать — они ж там с паузами, с выражением. Зачем все это нужно? Они всегда навязывают интонацию, которая у тебя должна быть своя в голове.

У тебя должен быть свой персонаж, свои герои, свои голоса у них. Но если люди любят, чтоб им было пережевано, я ничего против не имею.

— А что скажете о современной поэзии? Сетевые авторы не всегда выпускают книги. Получается ли знакомиться с их творчеством?

— Поэтов я читаю в огромном количестве. И современной поэзией интересуюсь, она у меня вызывает огромное любопытство.

Последнее, что я приобрел — это два сборника «Живые поэты» Орловского. И обнаружил там для себя несколько новых замечательных имен. Всю эту Вселенную поэзии — от старейшей (Гандлевского, Чухонцева и Русакова) до новомодной в лице Полозковой и даже госпожи Астаховой — я, конечно же, отслеживаю.

Есть и новые имена интересные: Алена Беловежская из хороших поэтов, Татьяна Стоянова — очень хороший поэт. Последний лауреат премии «Поэзия» Гуголев — отличный автор, сильные стихи. Много! Это тема, на которую я могу часами говорить.

У меня во МХАТе целый проект «Поэты на сцене». У нас там поэтов 50 выступало. Конечно же, и те поэты, которые появились в связи с Донецкими событиями, с Донбасской войной: и Семен Пегов, и Анна Долгарева, и Анна Ревякина — замечательные.

У нас очень сильно развитая при минимуме читателей поэтическая жизнь в России. Это хороший сигнал.

«Продался за кремлевские бабки». Прилепин не позовет в партию рэпера Гнойного

— Как вам Нобелевский лауреат 2020 Луиза Глюк?

— Американка какая-то?

— Да.

— Что-то посмотрел, но не было времени всерьез этим заняться. Честно говоря, я, как и большинство, не вполне понял мотивированность этого выбора. Когда давали Бродскому, все-таки понятно было. Может быть, до России не дошло в полной мере величие этой поэтессы.

— Вы всю сознательную жизнь изучаете творчество и биографию Сергея Есенина. Если бы поэту выпало родиться и жить в наше время, кем бы он стал? Эко-активистом, TikTok-блогером, членом партии «За правду»?

— Это все досужие домыслы, что кто-то был бы не тем, кем он есть. Есенин бы делал ровно то же самое, что они делали тогда. Сегодня же у нас есть поэты, которые пишут стихи и поэмы. Вот он был бы поэтом и писал бы стихи. И он был бы Сергей Есенин. Равно, как Владимир Маяковский не был бы ни рэп-музыкантом, ни блогером, ни комиком из Comedy Club. 

В те времена, когда был Есенин, уже были комики, которых мы наблюдаем в Comedy Club, иные представители профессий. Хоть не было TikTok, уже был кинематограф. Те, кто желал своей реализации там, шли туда.

Пушкин был бы Пушкиным сегодня. И погиб бы на дуэли. А Лермонтов был бы Лермонтовым и поехал бы на Кавказ воевать. Все эти возможности по-прежнему есть для людей.

Продолжение следует...

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров