Le Figaro: правом на убежище во Франции злоупотребляют недостойные люди

Le Figaro: правом на убежище во Франции злоупотребляют недостойные люди
Федеральное агентство новостей / Станислав Бышок

Во Франции радикальный мусульманин Абдулах Анзоров обезглавил преподавателя за демонстрацию карикатур на исламского пророка. Издание Le Figaro попыталось найти причины жестокого преступления.

Семья исламиста перебралась во Францию из России 12 лет назад, когда он сам был еще ребенком. По их словам, на родине они якобы подвергались преследованиям. Французские власти предоставили им убежище.

«В знак благодарности республике за предоставление убежища, бесплатных медицинских услуг и образования, а также за помощь с жильем, Абдулах Анзоров не придумал ничего лучше, чем убить одного из представителей этой самой республики, с энтузиазмом исполнявшего свою роль преподавателя истории и гражданского воспитания», — пишет автор статьи.

Le Figaro: правом на убежище во Франции злоупотребляют недостойные люди
Global Look Press / Federico Pestellini / imago-images.de

Впервые в юридической системе Франции право на убежище появилось в годы революции. Упоминание о нем есть во французской конституции 1793 года:

«Французский народ предоставляет убежище иностранцам, изгнанным из пределов своей родины за преданность свободе. Он отказывает в убежище тиранам».

Власти хотели, чтобы революционную Францию, «матерь политических свобод и равноправия», приезжали свободные мыслители и писатели, которые подвергаются преследованиям в монархических государствах за то, что они поддерживали идеалы французского Просвещения. Это положение действует до сих пор.

Le Figaro: правом на убежище во Франции злоупотребляют недостойные люди
wikipedia.org / Дюплесси-Берто, Жан

На протяжении всей своей истории Французская Республика остается открытой для жертв и политических и расовых угнетений, напоминает автор.

«В ХХ веке Франция оказала теплый прием бежавшим от геноцида 1915 года армянам, не принявшим большевизм "белым" русским, уступившим Франко-испанским республиканцам, немецким и польским евреям в период нацизма, "людям в лодках" из Индокитая», — напоминает французский журналист.

Все эти люди, получившие во Франции убежище, считали для себя делом чести принять и защищать ценности приютившей их страны. Страну любили и защищали и многие выходцы из Восточной Европы, которые в годы Второй мировой войны служили порой «доблестнее коренных французов», а также сделали большой вклад в ее литературу и науку.

Евреи, которые перебирались во Францию из Центральной Европы с 1880 по 1950 годы, по словам автора, «прекрасно влились» в общество, несмотря на то, что тогда французы были в основном католиками.

«Они [приехавшие евреи — прим. ред.] не создавали никаких проблем, и им даже в голову не могло прийти потребовать, чтобы в школьной столовой не подавали свинину или чтобы суббота стала выходным. Они сражались за свободу Франции и обогатили ее культуру. Они никогда не освистали бы "Марсельезу" на стадионе», — подчеркивает автор.

Также прекрасно интегрировались во французское общество и русские, и армяне, и испанцы, и индокитайцы – все просители убежища получали его и любили свою новую родину.

Le Figaro: правом на убежище во Франции злоупотребляют недостойные люди
pixabay.com / ericniequist

Однако в 1980-х годах власти допустили страшную ошибку, начав предоставлять убежище людям, которые не питали любви к Франции. При этом государство не прикладывало усилий для того, чтобы привить приезжающим свои ценности и интегрировать их семьи.

«Дело в том, что некоторые из них исповедуют салафитский ислам, который презирает основополагающие ценности французской цивилизации, такие как свобода совести, мысли и слова, равенство полов, разделение веры и политики», — отмечает автор.

По его словам, французским правом на убежище в массовом порядке злоупотребляют африканские и ближневосточные контрабандисты, зарабатывающие на незаконной перевозке людей. Таким образом сегодня от права на убежище осталась лишь тень его республиканской сущности. Но оно остается распахнутой дверью во Францию для экономических мигрантов и радикалов.

По мнению автора Le Figaro, все изменилось, когда правительство страны решило, что может учительским тоном разговаривать с Россией, Сирией и многими другими странами. Париж возомнил, что ему лучше известно, кто в другой стороне борется за свободу, а кто — нет.