Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
16:16   14 Октября 2020
Россия

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Два года назад президент перебросил на Дальний Восток два миллиона россиян, включив Забайкальский край и Бурятию в состав Дальневосточного федерального округа. Увы, ожидаемого экономического чуда от перемены слагаемых так и не случилось. Эксперты уверяют: это пока, все еще впереди.

В ноябре 2018 года жители двух регионов России – Забайкалья и Бурятии – проснулись уже не в Сибири, а на Дальнем Востоке. Решение, принятое Владимиром Путиным, оказалось в его стиле — кардинальным. Своим указом он передал два этих региона из Сибирского федерального округа в Дальневосточный. Событие нерядовое. Не каждый день заново верстается карта страны, пусть даже административная. Для чего?

В качестве аргументов приводились историческая и территориальная близость Забайкальского края и Бурятии скорее к Дальнему Востоку, нежели к Сибири. Единство логистической, транспортной схемы, инфраструктурного скелета. В советские годы было даже такое понятие, как ДВЗ – Дальний Восток и Забайкалье. А жители Читы уже давно чаще подыскивают работу в Хабаровске и Владивостоке, нежели в Иркутске или, скажем, Красноярске.

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Но, пожалуй, основной задачей центра было поддержать экономику двух депрессивных регионов, играющих, между тем, важное геополитическое значение. Слишком близко расположен сильный китайский сосед, у которого в колоде очень уж много козырей. 

Это и мощная экономика, подпирающая даже американскую; это все более квалифицированные и, такое ощущение, бесконечные трудовые ресурсы; это и пугающие скоростью своего прогресса технологии. А главное – очевидный аппетит к экспансии на соседние территории. И допускать, чтобы россияне бежали, съезжали из родных, но бедных приграничных регионов России, было бы чревато.

На этом фоне переброска двух регионов в ДФО выглядела логичной. Особое внимание Москвы к развитию Дальнего Востока в последние годы стало уже очевидным – и, видимо, причины тому в той же Поднебесной. Жители округа смогли воспользоваться целой системой доселе невиданных инструментов господдержки – от налоговых льгот до «дальневосточного гектара».

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Два года назад к этому счастью подпустили более 2 млн жителей Забайкалья и Бурятии. Каких только планов ни строили в то время явно вдохновленные чиновники – особенно на местах! – в ожидании денежных потоков из центра.

Включение Бурятии и Забайкальского края в состав ДФО «даст регионам больше возможностей» – заявили тогда оба «передвинутых» губернатора, и глава Бурятии Алексей Цыденов, и врио губернатора Забайкалья Александр Осипов. К слову, «знаменитый» ныне Сергей Фургал, в те годы еще губернатор Хабаровского края, заявил, что решение о присоединении «поможет дать толчок в развитии этих территорий».

Но то – чиновники. А вот у экспертов восторги чередовались сомнениями. Так, гендиректор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Алексей Чекунков ждал, что присоединение «позволит реализовать масштабные проекты и улучшить качество жизни населения». И почва под этими ожиданиями была.

Два региона получали право на создание ТОРов – территорий опережающего развития. Им дали выход к свободному порту Владивостока, помогли наладить социальную инфраструктуру, жители смогли бесплатно получить «дальневосточный гектар», семьям увеличили маткапитал и сократили ставку ипотеки и т.п.

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Но нашлись и скептики. Одни говорили, что «деньги на развитие Дальнего Востока с появлением “новых ртов” лишь размажут по тарелке, а эффективность их расходования понизится». Так, например, заявил политолог Анатолий Савостин. Другие вторили, что надо не мебель по стране переставлять, а пересмотреть наше отношение к базовой модели развития Дальнего Востока, да и вообще России.

Да и жители двух субъектов нередко роптали, а не радовались свалившемуся счастью. В Бурятии прошел даже несанкционированный митинг против присоединения. Ничего подобного в регионе ранее еще не было. «Протестанты» возмущались тем, что перевод в ДФО прошел без согласия жителей, что проблемы экологии («загрязняется Байкал!») только усилятся, что «идет варварская вырубка леса», и станет еще хуже.

Что мы видим сейчас, после двух лет после «разворота на Восток» Бурятии и Забайкальского края? Похоже, это – ничья в бою оптимистов и пессимистов. Страхи не оправдались. Байкал? Экологической защитой уникального озера после личного указания президента взялись всерьез и надолго.

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Вырубка леса? Борьбой с ней сейчас также занялись на самом высоком уровне. Что же экономический рывок, которого так ждали?

А вот с этим заминка. В обоих регионах в 2019 году были созданы ТОРы. Правительство РФ учредило территорию опережающего развития «Забайкалье», а также ТОР «Бурятия». Предполагалось привлечь десятки миллиардов инвестиций, создать тысячи рабочих мест. Однако эти планы строились на 2020 год, в который мир стал другим, похоронив планы не только этих регионов.

То же и с господдержкой. С переходом в ДФО Забайкалье и Бурятия получали право на «дальневосточную субсидию». Бурятия с 2019 года по 2021 год должна была получить из федерального бюджета 6,7 млрд рублей, а Забайкалье — 7,8 млрд. Да, в минувшем году регионы успели провести ремонт некоторых социальных учреждений, закупить новые машины скорой, но это никак не революция в экономике.

«Конечно, само по себе присоединение Бурятии и Забайкалья к ДФО чудес не гарантирует, – считает политконсультант Алена Август. – Вопрос, по большому счету, был в том, чтобы эти регионы оказались в общем тренде на ускоренное развитие Дальнего Востока. В последние годы на эти цели выделяется достаточно много средств федеральным центром, стартуют уникальные дальневосточные программы».

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Федеральные деньги дали всходы. Уже сегодня можно заметить первые «ростки»: идет процесс объединения научного потенциала, реализуются социальные программы.

«А именно таяние вечной мерзлоты, и это не только климат, это – изменение подходов к строительству, формированию инфраструктуры. — говорит Август. — Это включение в программы ТОР, программа "Дальневосточного гектара" и "Дальневосточной ипотеки". Понятно, что, не войдя в состав ДФО, регионы не имели бы таких преференций».

Что же касается политической и экономической составляющей, то, как считает эксперт, общая ситуация в мире, конечно, повлияла на возможности приграничного сотрудничества и взаимоотношения со странами Азии. 

«Каких-то из ряда вон результатов мы и не могли получить всего лишь за два года – если бы такое было возможно, мир был бы иным, – полагает Алена Август. – Так что все впереди, и многое зависит от умения регионов взаимодействовать внутри окружных структур, а также от умения Минвостокразвития находить и акцентировать возможности синергетического развития в общей стратегии».

Невечная мерзлота. Как изменились Забайкалье и Бурятия в составе ДФО

Но кризис не вечен, как и COVID-19, — дело явно придет к результату. Наверняка впереди – совместные инфраструктурные проекты по обеспечению транспортной доступности.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров