Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
18:10   8 Октября 2020
Ближнее зарубежье

Игра престолов. Как противостояние севера и юга повергло Киргизию в хаос

Игра престолов. Как противостояние севера и юга повергло Киргизию в хаос

«Ситуация напоминает бардак и хаос», — так охарактеризовали в Кремле протесты, начавшиеся в Киргизии после прошедших в республике выборов.

Кажется, это описание предельно точное, учитывая события последних дней: президент Кыргызстана пропал, а сегодня нашелся, его дворец захвачен протестующими, высокопоставленных чиновников не выпускают из страны, а оппозиционеры провозглашают себя государственными лицами. И все же мы попытались разобраться в причинах киргизского «хаоса».

Что происходит

В парламентских выборах участвовали 16 партий, но избирательный порог преодолели четыре. Остальным, конечно, обидно: проигравшие итогов голосования не признали и потребовали отменить результаты.

Так начался третий за 16 лет бунт.

В 2004 году из страны бежал президент Аскар Акаев, когда начались столкновения между митингующими, милицией и армией. В 2010 году Курманбека Бакиева протесты «выбили» из президентского кресла — сейчас экс-глава живет в Белоруссии. Четвертый президент независимой Киргизии — Алмазбек Атамбаев — продержался весь срок, но оказался в тюрьме при пятом президенте Сооронбае Жээнбекове.

«Игра престолов» и пустой карман: почему в Киргизии снова протестуют

Учитывая эти факторы, провозгласившим себя накануне новыми главами кабмина оппозиционерам Садыру Жапарову и Тилеку Токтогазиеву стоит задуматься. Как показывает история страны, даже если самоназначение признают легитимным, долгое правление и благополучная судьба ключевым киргизским чиновникам все равно не гарантированы.

Важнейшие для Кыргызстана предприятия, СМИ и госучреждения уже взяты под контроль то ли самых недовольных, то ли самых хитрых, решивших воспользоваться протестом. В первые часы после успешного штурма Белого дома неизвестные захватили офис крупнейшей горнодобывающей компании «Кыргызалтын», золотое месторождение Джеруй и угольный разрез Кара-Кече. Еще один неизвестный заперся в кабинете министра здравоохранения. Государственный Пятый канал захватил бывший журналист.

Революция бедности

Результаты выборов, по которым более 90 мест в парламенте из 120 заняли две провластные партии, не главная причина протестов. Очередная попытка революционной смены власти — следствие давно неразрешенных страной противоречий и окончательно подорванной «коронавирусным» кризисом экономики страны.

Два месяца в режиме ЧС стали ударом для Кыргызстана: дефицит госбюджета — около 500 миллионов долларов. Перед выборами парламент страны принимал бюджет на следующий год, в котором запланированы рекордно большие выплаты по внешнему долгу.

«Игра престолов» и пустой карман: почему в Киргизии снова протестуют

Ушедший в отставку с началом протестов премьер-министр Кубатбек Боронов решил сгладить углы и объявил, что в бюджете на 2021 год сократятся лишь «некоторые расходы», а дефицит бюджета составит всего семь миллиардов сомов (более $88 миллионов). Это невозможная цифра, учитывая, что дефицит бюджета на этот год более чем в пять раз больше. И киргизы это понимали.

С апреля по июнь Азиатский банк развития предоставил Киргизии более миллиарда долларов в долг — деньги требовались на здравоохранение, выплаты зарплат бюджетникам, импорт зерна и социальную помощь населению. Внешний долг страны «раздулся» до $4,8 миллиарда — это рекордная сумма с января 2018 года, когда Россия списала $240 миллионов своих займов и сумма киргизского долга понизилась до $3,9 миллиарда.

Кроме этого из-за вируса упал спрос на трудовую миграцию, и теневые доходы страны сократились примерно на четверть. По данным МИД Киргизии, в первые три месяца пандемии в страну вернулись более 20 тысяч граждан, работавших за границей. Вероятно, эти данные преуменьшены: в условиях бюджетного дефицита власти страны регистрируют далеко не всех безработных. По оценкам экспертов, в республику вернулось не менее 100 тысяч киргизов.

Сам за себя говорит подушевой ВВП в Киргизии: 1 250 долларов в год. Это уровень Танзании и Замбии. Для сравнения, в РФ на 2019 год ВВП чуть более $12 000, в Германии — более $47 000.

«Игра престолов» и пустой карман: почему в Киргизии снова протестуют

Юг и Север

По мнению некоторых экспертов, протесты вызваны очередным витком противостояния Севера и Юга Кыргызстана. Конкуренция двух регионов уходит корнями в XIX век, когда южнокиргизские князья боролись за власть в Кокандском ханстве и претендовали на владение всеми киргизскими землями. В стане северных киргизов к власти стремилось племя сарыбагыш.

Как утверждает военный корреспондент ВГТРК Андрей Медведев, в этом конфликте по сей день состоит суть внутреннего киргизского противостояния, а протесты рискуют перерасти в гражданскую войну.

«Даже в годы СССР первые секретари (до 50-х годов вторые, потому что первым был русский, ставленник Москвы) ЦК чередовались: южанин — северянин. И было всегда значимо, сколько в ЦК и министерствах южан и северян. В годы независимости это никуда не делось. Только обострилось», — объяснил Медведев в Telegram-канале.

Характерно, что прошлый президент Атамбаев — севернянин, а нынешний глава страны Жээнбеков — южанин. Арест Атамбаева Медведев называет «покушением на права севера», и протестующие, освободившие его из тюрьмы накануне, сторонники не лично Атамбаева, а Севера Киргизии.

«Игра престолов» и пустой карман: почему в Киргизии снова протестуют

Действительно, по сей день в Кыргызстане противостояние двух частей страны проявляется даже на бытовом уровне, говорят востоковеды. Юг — более религиозный, север — скорее светский. Южане входили в состав Кокандского ханства, а вот Север являлся скорее «вассалом».

«Южная Киргизия была настроена несколько более консервативно по отношению к Акаеву и его реформам и по отношению к европеизации. Южные киргизы, испытавшие этнокультурное влияние узбеков, несколько более исламизированы и менее европеизированы. Поэтому в 1992–1993 гг. были немалые основания считать, что могут появиться две Киргизии – традиционная Южная и современная Северная», — пишет историк Георгий Ситнянский в работе «Отношения севера и юга Киргизии: история и современность».

Увы, частая сменяемость власти — не панацея, а потому не может разрешить ни территориальное противостояние в Кыргызстане, ни экономический коллапс. Что последует за волной новых протестов — неизвестно. Пока у страны есть легитимный президент, и взять ситуацию под контроль еще не поздно.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров