Были веселыми, стали геями. Что поменялось в мужской дружбе с советских времен?

Советские режиссеры не боялись показывать мужскую любовь
Кадр из фильма «Три плюс два» /

Пока западные киноленты получают премии за пропаганду гомосексуализма, в России снимают резонансные ролики против однополых браков. Тема для россиян настолько острая, что любое проявление нежности между двумя мужчинами может быть воспринято в штыки или как минимум вызвать широкое обсуждение в социальных сетях.

Представьте, в кинопрокат выходит картина: три подтянутых молодых человека, двое из которых разочарованы в отношениях с женщинами, отдыхают в уединенном месте на море. Кормят друг друга с ложки, спят в тесной машине, танцуют вальс в плавках и ластах, в довольно интимной позе загорают под палящим солнцем. Современный зритель, мозг которого воспалился от разного рода призывов к толерантности, вероятно, увидит в таком фильме двоякий подтекст.

Советские режиссеры не боялись показывать мужскую любовь
Кадр из фильма «Три плюс два» /

А речь тем не менее о любимой многими советскими поколениями комедии Генриха Оганесяна «Три плюс два». Помимо теплых мужских отношений в фильме демонстрируется независимая женская позиция. Или словами современника — феминистская повестка. Девушки буквально «воюют» с дикарями-туристами за свою территорию.

Советские режиссеры не боялись показывать мужскую любовь
Кадр из фильма «Три плюс два» /

Прогрессивные советские киносоздатели едва ли переживали, что их обвинят в пропаганде гомосексуализма. Органично и безобидно для своего времени смотрелась сцена, где под покровом ночи Миронов целует руку спящего Нилова.

Историк и режиссер Евгений Понасенков считает, что общество вообще стало менее любвеобильным и дружелюбным. Особенно мужская его часть.

«Люди стали безумными, озлобленными. Они ищут ведьм и выдумывают их, — убежден Понасенков. — Это то, о чем говорил Бехтерев, ученый и психиатр — есть коллективные болезни сознания. Эта в том числе».

Любые проявления нежности, по мнению режиссера, сегодня вызывают нездоровую реакцию. Особенно, считает культурный деятель, это свойственно «подворотням», где силой считается физическое превосходство, а не мягкость и доброта. При этом Понасенков уверен, что нет такой грани, которая должна разделять демонстрацию теплой мужской дружбы от пропаганды гомосексуализма.

«Пропаганды гомосексуализма никакой не существует, это абсолютная выдумка. Есть кино. И, как любое искусство, оно делится на талантливое и бездарное», — закончил историк.

Тем не менее фанаты советской комедии спустя десятилетия замечают в фильме и неоднозначные англоязычные фразы о геях. Но подмечают, что в былые времена слово «gay» означало «веселый», «счастливый». Однако если молодой зритель, услышав реплику героя, воспользуется современным онлайн-переводчиком, решит, что тот утверждает — «все были геями».

Поэт, актер и режиссер Егор Сальников, размышляя о том, насколько поменялись поколения, констатирует, что ушедшей эпохе в отличие от наставшей свойственны были объятия и поцелуи. Вспоминает политическую нежность Брежнева и Хоннекера.

«Это был прекрасный братский поцелуй. Я не знаю, почему это изменилось в головах у людей. Тогда и слово "голубой" в мультике "Голубой щенок" не было взрывным», — подмечает актер.

Сальников не забывает и первозданного смысла глагола «трахнуть», которое нередко встречается в детской классической литературе — «бабушка часто трахала внука кулаком по затылку». Нынешние школьники смеются или теряются, когда читают такое в учебниках.

«Мне кажется сейчас фильма о хорошей мужской дружбе, даже о мужской любви без гомосексуального подтекста очень бы хотелось», — возвращается к обсуждению картины российский режиссер.

У самого Сальникова 23 июля тоже выходит фильм про героев на море. Комедия «Смотри как я», как и кино Оганесяна, хоть и повествует о летних событиях, снималась поздней осенью. В преддверии премьеры, где все-таки показана традиционная пара, режиссер выражает надежду, что когда-нибудь никакие меньшинства не будут чувствовать дискриминацию, но опасается, что у любого явления есть обратный эффект.

«Сейчас расизм превратился в другую сторону. Сейчас расизм по отношению к белым», — характеризуют последние события в США Егор Сальников.

Из вражды в любовь переквалифицировались и отношения героев советской картины. Молодые, обещавшие больше не связываться с дамами парни, хотя и клялись не бриться и оставаться дикарями, все же прощаются с бородой, когда взаимно влюбляются в бойких туристок и решают жениться. Правда, математика у фильма все-таки непонятная: «3+2=4» — заключают титры.

Советские режиссеры не боялись показывать мужскую любовь
Кадр из фильма «Три плюс два» /