Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
18:03   6 Апреля 2020
Россия

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Пока наемные работники воспринимают «коронавирусные» ограничения как возможность побыть с семьей и разобрать балконы за счет работодателя, владельцы бизнеса кусают локти и взбивают финансовые подушки безопасности. Мировая экономика трещит по швам, испытывая на прочность и российских предпринимателей. «Политика Сегодня» узнала, как бизнесмены в России и СНГ пытаются пережить пандемию COVID-19.

Что: Транзитный отель UninnHotels

Где: Внуково, Москва

Убытки: ежедневно от 90 до 140 тысяч рублей 

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Авиакомпании, туроператоры и гостиницы, пожалуй, первыми приходят на ум, когда речь заходит о жертвах нынешнего кризиса. Транзитные отели, принимающие в основном экипажи и авиапассажиров, совершающих пересадки, оказались отрезанными от своей главной клиентской артерии уже после отмены всех международных и внутренних рейсов.

«Авиакомпании остановили свою деятельность, и у нас все съехали, — рассказывает совладелица отеля UninnHotels София Бычкова. — Коллеги за тысячу рублей предоставляют койко-места для проживания людей в изоляции, но это не наша история. Выходить из кризиса будем в состоянии первой готовности принимать экипаж».

На время вынужденных «каникул» владельцы отеля заселили в номера сотрудников с семьями. Заботясь о судьбе своих подчиненных, сделали все возможное, чтобы никого не уволить.

«Мы никого не сокращали, а рассчитали, на сколько нам хватит денег всех продержать, — делится София. — У нас не такой большой штат. Те, кто хотели уволиться, все сами написали заявление. Буквально три-четыре человека».

Руководители переживают, что «продержать» всех в условиях самоизоляции получится недолго. Пандемия усугубляется предшествующими ей расходами. В минувшем октябре был принят закон «О внесении изменений в статью 17 Жилищного кодекса Российской Федерации», потребовавший переделать жилые помещения, в которых располагаются гостиницы, в нежилые.

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

На его исполнение владельцам отелей пришлось пожертвовать львиной долей финансовой подушки безопасности. Деньги ушли на расширение штата сотрудников, оформление документов, приведение в порядок границ участков, работу соответствующих служб. Поэтому подушка сильно похудела — никто не ожидал, что воспользоваться ей придется уже через полгода после существенных трат.

«Хватит ее буквально на месяц, — сетует совладелица отеля. — Мы сейчас инвестиционно оказались по нулям, даже в минусах, хотя отелю 10 лет. Казалось бы, все сроки окупаемости прошли. При том, что всю прибыль мы все время реинвестировали в сервис, в расширение номерного фонда, в качество отеля. Конечно, это очень сильно обидно, потому что, как честные предприниматели, мы положили всю жизнь на этот отель и детям своим уделяли в десятки раз внимания меньше».

Несмотря на обрушившиеся проблемы, София не спешит ставить крест на своем бизнесе. Уверена, что человечество переживет нашествие коронавируса.

«Для чего в принципе этот вирус нужен? Произойдет очищение. Люди с новыми силами и возможностями войдут в новый период жизни всей планеты. Они станут работать, закроют все базовые потребности, кредиты и только тогда вспомнят о том, что хотят отдохнуть, только тогда они сядут на самолеты и полетят куда-то — заработают транзитные отели». 

Что: Частный детский сад «Оливин» и развивающий центр «Смарт-клуб»

Где: Санкт-Петербург

Убытки: еженедельно 200 тысяч рублей

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Еще одной «болью» весны 2020 стало закрытие детских садов и школ. Родители отчаянно ищут дистанционные развлечения для собственных отпрысков, пытаясь хоть как-то занять их в условиях совместного круглосуточного времяпрепровождения. Шествующий по миру коронавирус «съедать» доходы в сфере услуг для детей стал еще до официального объявления изоляции.

«У нас все началось с того, что при первых подозрениях и шумах напугались мамы маленьких детей. Все эти мамы сели дома, — вспоминает директор детского сада «Оливин» и развивающего центра «Смарт-клуб» Елена Августинович. — Вывести на онлайн эти занятия не очень получается по той простой причине, что педагог дает информацию по методике, а она подразумевает много раздаточных материалов. Поэтому мы потеряли две группы больших». 

По словам петербургской предпринимательницы, пять детей ходили в сад до последнего, большинство — уехали на дачи к бабушкам. Интернета за городом у многих нет, поэтому дистанционное обучение продолжила лишь половина воспитанников. 

Войдя в непростое положение Елены, арендодатели уступили 20 процентов в марте, а чтобы помещение попросту не простаивало, решили провести максимальную дезинфекцию.

«Обеззараживание было проведено, генеральная уборка с обработкой всего, чего только можно, сверху до низу, — говорит Елена Августинович. — Мы и так это делали регулярно, но полномасштабно это было проведено в первые дни [самоизоляции — прим. ред]. Можно стало обрабатывать более реактивными вещами, которыми, когда дети, сложно, потому что запах остается». 

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Директор детского сада рассказала «Политике Сегодня», что март один из самых прибыльных месяцев в году в сфере детского бизнеса. Она робко надеется, что летом эти убытки можно будет отбить.

«Если люди останутся в городе, на даче, шанс, что они придут, все же выше, чем если все уезжают на моря или куда-то далеко», — размышляет предпринимательница.

Однако Елена не склонна обольщаться, печально предвидя, что многим родителям частные детские сады какое-то время будут не по карману.

Что: Казино Eclipse

Где: Грузия, Батуми

Убытки: неизвестно

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Пандемия ударила и по мировой игорной индустрии. Еще в начале марта поступали новости о том, что чешские казино ограничивают вход для итальянцев, а в середине месяца тысячи сотрудников сферы были уволены в Южной Корее и Австралии. 

На территории бывшей грузинской ССР в отличие от РФ игорный бизнес легализован повсеместно. Только в одном портовом городе Батуми порядка девяти соответствующих заведений, не считая маленьких слот-клубов. Кормятся такие места за счет прибывающих иностранцев, так как почти всегда расположены в крупных гостиницах.

«Большая часть игроков прилетает из Израиля, Турции, Ирана, — рассказывает слот-оператор София Шишмакова. — Также играют грузины, русские, украинцы, белорусы, казахи, армяне и туристы из ближайших стран. Касса казино принимает четыре варианта валюты — доллары, евро, грузинский лари и турецкую лиру».

Жизнь в грузинских казино кипит круглосуточно — даже Новый год девушке пришлось встречать на работе. Отмены рейсов и закрытые границы на поток игроков повлияли отрицательно, устроив вынужденный «отпуск» персоналу.

«Только пандемия смогла закрыть двери всех игорных заведений. Без работы минимум на пять недель (по приказу президента Грузии до 21 апреля 2020 года) осталось очень много людей, — тревожно сообщает слот-оператор. — В марте казино отработали до 18 числа. В одном месте дали зарплату за отработанные часы, в другом руководство взяло на себя больше ответственности и оплатило три четверти от договорной месячной зарплаты сотрудника. Мы все написали заявление на отпуск по собственному желанию до сентября 2020 года». 

Как скоро после отмены всех ограничений залы казино начнут заполняться людьми — неясно. Очевидно, что к первостепенным потребностям такой вид досуга не относится.

«Насколько убыточно стало это время для хозяев казино, мы не знаем. И как скоро они будут готовы возобновить работу — одному богу известно», — вздыхает София.

Что: Печное дело

Где: Новгородская область

Убытки: еженедельно 100 тысяч рублей

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Работа печников во всей России подчиняется сезону и погодным условиям. Обычно первые теплые дни весны дают старт кладке каминов и барбекю на дачных участках. Однако карантинные меры, закрытие строительных баз и тревога россиян печально отразились на заработках людей в этой сфере.

«Коронавирус, безусловно, сказался на количестве заказов. Сейчас люди думают о том, как бы не заболеть и выжить в этой непростой ситуации», — высказывается печник из новгородской области Сергей Денисов.

Год назад в это же время мастер ежедневно принимал десятки звонков от потенциальных клиентов. Сейчас телефон молчит. И несмотря на то, что многие уехали в загородные дома, где как раз готовы посвятить карантинное время их обустройству,  материалы не куплены, а строительные магазины закрыты.

«Когда откроются магазины, тогда будет легче дышать и заказчикам, и строителям», — верит Сергей.

По мнению печника, после спада вируса спрос на работников его специальности будет не меньше, чем обычно, поскольку печи в деревнях без газа — важнейшая составляющая для нормальной жизни. А пока собеседник «Политики Сегодня» не теряет времени, развивая свой Instagram.

«Я продолжаю общение в интернете, всячески привлекаю клиентов, провожу онлайн-беседы, что-то новое выкладываю, чтобы охватить как можно больше заказчиков, — делится Сергей Денисов. — Всех денег не заработаешь, а здоровье и благосостояние нации главнее».

 

Что: Видеопродакшн Control Art

Где: Москва

Убытки: еженедельно 75 тысяч рублей

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

Уже в середине марта согласно указу мэра Москвы Сергея Собянина в столице отменили множество мероприятий, обычно сопровождающихся видеосъемкой. В сфере видеопроизводства, как и в других областях, неминуемо наступило «коронавирусное затишье».

«Прекратились звонки от клиентов, какие-либо обращения, отменились те съемки, которые были запланированы. Нам пришлось переезжать на удаленную работу, всей команде. И перспективы сейчас не очень», — сетует создатель студии видеопродакшена Control Art Дмитрий Чебесов.

Молодой предприниматель не исключает, что офис придется закрыть, если такая ситуация затянется больше, чем на месяц. Арендодатель не готов идти на уступки. И если у фотографов появился такой антивирусный тренд, как съемка по скайпу, то производителям видеоконтента пока зарабатывать удаленно сложнее.

«Поскольку мы снимаем видео, у нас вариантов нет практически никаких придумать что-то новое в плане видеосъемки, но мы можем заниматься видеомонтажем, видеоанимацией, — рассказывает Дмитрий Чебесов. — Сейчас мы дорабатываем наши проекты, которые уже отсняли, а после этого, если все будет так плохо, будем, конечно, перепрофилироваться, учитывая то, в какую сторону мир идет».

Однако Дмитрий и его команда стараются найти плюсы в происходящем, тем более коронавирус подкинул им несколько съемок — москвичи, в том числе, создавали обучающие ролики для сотрудников горячей линии медицинского интернет-сервиса DocDoc. Но несмотря на это, только в марте сорвались заказы на 300 тысяч рублей.

Как бизнес переживает нашествие COVID-19. Пять реальных историй

«Для нас сейчас плохо, что заказы отменились, а сам момент неплохой — у нас были задачи, над которыми нужно было посидеть две недели, чтобы их решить, — говорит он. — Сейчас я делаю новый сайт, у меня очень глубокий подход к этому делу. Я почувствовал, что это время именно для этого создано». 

Пока пандемия COVID-19 разоряет представителей сферы туризма, развлечений и общественного питания, процветают аптеки и медицинские учреждения, фармакологические компании и производители масок, розничные магазины и сервисы доставки еды. Владельцы образовательных онлайн-проектов отмечают небывалый спрос на свои информационные продукты. Эксперты рекомендуют пострадавшему бизнесу оптимизировать расходы, развивать новые направления и готовиться к любым сценариям развития событий.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров