Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
Вирусолог рассказал о влиянии весенней температуры на коронавирус

Вирусолог рассказал о влиянии весенней температуры на коронавирус

Американские медики вынуждены надевать дождевики и мусорные мешки вместо халатов

Американские медики вынуждены надевать дождевики и мусорные мешки вместо халатов

Трамп может ввести пошлины на импорт нефти для спасения американских компаний

Трамп может ввести пошлины на импорт нефти для спасения американских компаний

Посольство РФ ответило главе МИД Австрии на обвинения в дезинформации о коронавирусе

Посольство РФ ответило главе МИД Австрии на обвинения в дезинформации о коронавирусе

Зараженные коронавирусом уханьские кошки не помогут изобрести вакцину от COVID-19

Зараженные коронавирусом уханьские кошки не помогут изобрести вакцину от COVID-19

Американский континент ощутил последствия «нефтяной войны» РФ с саудитами

Американский континент ощутил последствия «нефтяной войны» РФ с саудитами

Какую ель выбрать на Новый год, живую или «мертвую»
Главный символ Нового 2020 года — искусственный, сделанный из пластика. Свежих и колючих еловых лап на народных гуляньях на главных площадях городов не наблюдают уже давно. Причины перехода к пластиковой копии — ясны: мол это экономно и экологично.

Так ли это на самом деле — разобралась «Политика Сегодня».
Сотрудники канадской консалтинговой компании Ellipsos узнали, насколько сильно природе угрожают елки. Оказалось, что искусственные деревья, которые мы ставим дома раз в году, наносят урон втройне серьезнее, нежели вырубка настоящих елей. Производитель, в большинстве случаев один: как в США, так и в России — штампуют главный символ Нового года в основном китайцы.

В России ежегодно в каждом городе на главной площади устанавливают елки. Одни дорогие, как в Кемерово, другие — могут быть и подешевле. Объединяет их одно — все это отголоски пластикового мира.

О «колкой» проблеме знают и в Госдуме. Депутат Виталий Милонов задумался о переработке пластиковых елок.
«Экологичнее елка, которая сделана из переработанного пластика. Например, тот пластик, который находится в помойке идет на переработку и делается елка. Тот пластик, который уже произведен, используется для изготовления елок [сдается лично человеком на переработку]», — говорит Милонов.

Виталий Милонов
Политик
Если людям необходимо насладиться атмосферой праздника, то нарядить живую ель можно, и не срубая ее, считает парламентарий. Собраться семьей и нарядить в парке, к примеру.

У самого Милонова дома елка искусственная. Из какого пластика она выросла, парламентарий не знает.
«Я купил искусственную елку из тех материалов, которые продают. Я, к сожалению, не регулирую, из какого пластика делаются елки», — сказал политик.
Пластиковая ель служит ему долго. И сколько еще новогодних ночей она встретит неизвестно — Милонов ей дорожит и выкидывать не собирается. Только если сдаст на переработку, после которой произведут еще одно такое же дерево: у него будет уже новый хозяин.
Солидарен с Милоновым и его коллега — молодой политик Василий Власов, не так давно приглашавший шведку и экоактивистку Гретту Тунберг выступить перед российским парламентом.

Для экологии Власов предлагает делать елки из полиэтиленовых пакетов. Это будет практичнее, по мнению политика, чем каждый раз рубить под ствол деревья, которые растили 10 или даже 15 лет. К тому же поливинилхлорид (в народе — ПВХ) более износостойкий в отличие от живой ели: его хватает примерно на столько же, сколько растет дерево для сруба. Но сколько вреда принесут для окружающего мира «елочные» фабрики? По мнению Власова, все дело — в технологии производства: важно соблюдать ГОСТы. Особенно это касается раздела «Атмосфера» и пункта «определения загрязняющих веществ в воздухе».

Василий Власов
Политик
«Все зависит от изготовления и различных допусков, которые существуют на сегодняшний момент и ГОСТа по наличию вредных веществ в ПВХ изделиях. Здесь вопрос именно в формате изготовления того или иного изделия. Если все по ГОСТу и проходит все допуски, то она (елка) не является вредной. А даже с точки зрения износостойкости намного полезнее», — аргументировал Власов.
То есть «пвхашные» елки никакого вреда не приносят. Он преувеличен. Другое дело, что вырубка леса в местах, где планируются трассы или просеки — пустая трата деревьев. Но совместить приятное с полезным: построить трассу и установить в городах свежесрубленные ели — бывает трудно. Почти невозможно.
Елку депутат пока не поставил.

«Сейчас очень занят», — посетовал Власов.

Да и не знает он пока наверняка: будет ли ель живая или из шершавой зеленой пластмассы.
Блогер и урбанист Илья Варламов уверен, что вопрос о вреде искусственных елок сильно преувеличен. Более того, он несерьезен.
«Вопрос елки в общей проблеме мусора, он настолько несущественный, что его просто несерьезно обсуждать. Если кто-то думает про экологию, то на фоне всего остального количества пластика, который мы каждый день потребляем, проблема эта мала», — готов поспорить с канадскими исследователями Варламов.

Илья Варламов
Урбанист
Натуральная ель, как считает урбанист, конечно, намного лучше: она выращивается на специальных плантациях.
«Если вы сдаете елку в лесничество, то вы платите деньги лесничеству. У лесников есть деньги на то, чтобы заниматься лесом, ваши деньги пойдут на помощь лесу. На эти деньги лесник купит патроны, которыми он потом подстрелит браконьера. Условно», — не без иронии сказал блогер.
Елка — есть елка. Так как это природный материал, то он может самоутилизироваться. Однако можно сдать ель и на переработку: из нее произведут опилки и их можно будет использовать в качестве удобрения.
«Но в масштабном потреблении никакой разницы нет», — объясняет Варламов, добавляя, что лучше лишний раз проехаться на велосипеде вместо машины. От выхлопных газов ущерб природе наносится куда более невосполнимый.
Тем не менее, экологичнее все же ель — живая. К тому же она пахнет лесом, а не пластиковой фабрикой. Более того, по словам Варламова, живая ель обойдется россиянам дешевле. Наиболее бюджетный вариант — нарядить елку, растущую на улице.

Такое дерево украшает, считает Варламов. Другая елка, как он признается, для него немыслима: говорит, что пластиковые ели — мертвые.
А что в мире?