Приключения иностранцев в России: интернациональный наркокартель в Петербурге

Заседание по делу интернационального наркокартеля
/
Уголовное дело в отношении шести граждан разных стран, которых обвиняют в контрабанде наркотиков в Россию, начал рассматривать в четверг горсуд Петербурга. На заседании присутствовал корреспондент Федерального агентства происшествий. Слушания начались с демонстративного проведения на скамью подсудимых обвиняемых: 53-летнего колумбийца Парры Ортиса, 41-летнего гражданина Венесуэлы Суареса Гарсии Камило Антонио, 38-летнего испанца Мартинеса Боррего Игнасио и трех петербуржцев - 34-летнего Артема Цереня, 31-летнего Константина Доровского и его 24-летней сожительницы Веры Тимофеевой. По версии следствия, Парра Ортис, у которого за плечами только двухлетнее образование, с сентября 2012 года по октябрь 2013 года задумал перевезти на территорию РФ кокаин. Отыскав для своего коварного плана пособников, среди которых были и петербуржцы, он приступил к исполнению задуманного. В суде Парра Ортис и двое других иностранцев затребовали переводчика, из-за чего дело, по словам адвокатов, может затянуться в лучшем случае на полгода, а то и год. Как было установлено судом, Парра Ортис - гражданин Колумбии, проживающий в Мадриде вместе с семьей. По версии следствия, именно ему, а также неустановленным лицам принадлежит идея по перевозу наркотиков через границу. Для этого он и эти "таинственные" лица познакомились с еще двумя жителями Мадрида, а также с россиянином, частным предпринимателем Артемом Цереня, получившим два высших образования в Великобритании и долгое время проживавшим там. Тот в свою очередь вовлек в ОПГ Доровского, который привел в банду свою сожительницу Тимофееву. План был приведен в исполнение в октябре 2013 года. Ценный груз, спрятанный в лабораторном реакторе для химической промышленности, был доставлен в Петербург на склад. Кокаин весом в 5 килограммов 912 граммов пробыл в тайнике несколько дней, после чего был обнаружен правоохранительными органами, а его перевозчики задержаны. У каждого из участников процесса, по версии следствия, были свои обязанности. «Цереня предложил Доровскому за денежное вознаграждение от имени «КАРБОНРУСС» (Цереня является генеральным директором этой компании, а также «занимается развитием бизнеса с нуля» - прим. ред.) осуществить процедуру таможенного оформления груза, после чего забрать лабораторный реактор и перевезти его в безопасное место для последующего изъятия из реактора наркотических веществ и сбыта на территории Российской Федерации»,- зачитал материалы дела государственный обвинитель. Приняв предложение Цереня, Доровский попросил свою сожительницу подготовить документы для таможенного оформления груза. После подготовки она направила их таможенному представителю ООО "TНТ Экспрес Уорлдуайд". Сотрудники этой компании, не зная о том, что в реакторе есть кокаин, подали подготовленные документы в таможню, а после помогли перевезти реактор на склад ООО «ТНТ», затем на склад в поселке Малое Карлино Ломоносовского района Ленинградской области, а оттуда - в центр Петербурга, в арендуемую Цереня квартиру на набережной реки Фонданки, 8. Как только кокаин оказался на территории России, все участники ОПГ прибыли в Петербург. «В ходе данной встречи Парра Ортис, Суарес, Мартинес и Цереня обсудили условия связи и сбыта указанного наркотического средства, размеры вознаграждения каждого члена организованной группы, а также средства и орудия, необходимые для реализации намеченных преступных планов», - продолжил гособвинитель. Реализовать до конца задуманный план участникам ОПГ не удалось, так как они были задержаны сотрудниками УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а позже арестованы. Стоит отметить, что после проведенных обысков на складе, где был найдена крупная партия кокаина, в квартире, где жили Тимофеева и Доровский, были найдены 12 граммов амфетамина и кокаин. Согласно материалам дела, наркотики принадлежали Доровскому, который оставил их для себя и хранил в тайнике. Во время слушания каждому подсудимому был задан вопрос, согласен ли он с предъявленным обвинением. Так, Тимофеева не согласилась с тем, что знала о наркотиках в реакторе. Она утверждает, что только подготовила документы на перевозку реактора. Мать девушки, выйдя из зала суда, рассказала, что ее дочь хотела заработать, так как у нее есть четырехлетний ребенок, на содержание которого выплачиваемых бывшим мужем алиментов не хватает. Парра Ортис признал вину только в подготовке к продаже наркотиков. По словам адвоката Мартинеса, его подзащитный был вовлечен в ОПГ под принуждением и психическим воздействием. Суарес Гарсия Камило Антонио признал контрабанду, но не вину в том, что он готовился к продаже. Цереня, в свою очередь, свою вину полностью не признал, а Доровский, пользуясь 51 статьей Конституции («никто не обязан свидетельствовать против себя самого» - прим. ред.), отказался от комментариев. После заседания адвокат Парра Ортиса Дмитрий Подпригора сообщил журналистам: «Дело будет интересным и достаточно длительным... Нами будет показана откровенная тенденциозность предварительного расследования, когда вменяется в вину людям не то, что они совершили, а прикрываются «белые пятна» в расследовании. Например, моему подзащитному только из-за того, что он колумбиец, вменяют организацию. Никаких объективных данных, то, что он совершил, в материалах уголовного дела нет… Ничего подобного мой подзащитный не совершал», - заключил адвокат. Защитник надеется, что в суде ему и его коллегам удастся доказать несостоятельность многих из предъявленных обвинений. Елена Молчанова