Соболь лжет родителям, что выигрывала дела в судах в Москве

Соболь лжет родителям, что выигрывала дела в судах в Москве
Федеральное агентство новостей / Игорь Баринов

Сотрудница так называемого «ФБК» Алексея Навального Любовь Соболь очевидно вспомнила, что заканчивала юрфак, поэтому решила побороться за права детей из школ, где в декабре прошлого года замечены случаи заболеваний.

В твиттере она написала, что суд во вторник принял иск 18 родителей против школ, мэрии Москвы и компании «Конкорд», которой управляет предприниматель из Петербурга Евгений Пригожин. В иске указаны только те школы, куда организация поставляла еду, а с «Конкордом» у сторонников Навального давние и непростые отношения.

Алексей недавно лично встречался с Пригожиным в Петербурге и пытался шантажировать бизнесмена. Он просил 300 миллионов рублей для собственной избирательной кампании, взамен обещая прекратить нападки на «Конкорд». Узнать ответ Навальный послал лично Соболь — девушка услышала решительный отказ.

Как сообщалось на сайте госзакупок, учреждения, где болели дети, но куда «Конкорд» не поставлял питание, в поле зрения «ФБК» не попали. Среди таковых - ребята в школе № 1200 Восточного округа Москвы, куда еду возит компания «ВИТО-1», никак не связанная с «Конкордом».

Соболь лжет родителям, что выигрывала дела в судах в Москве
/

Юристы полагают, что шансы на успех у «ФБК» туманны. Гендиректор юридической компании URVISTA Алексей Петропольский уверен, что победить Соболь не сможет, а кампанию она начала только в целях пиара. Но Любовь сдаваться не собирается и активно пишет об этом в твиттере.

О себе как о юристе Любовь Соболь рассказала в декабре 2017 года в статье, которую опубликовал «ФБК». В тексте сообщается о «громкой победе», где девушке якобы удалось отбить подвал у «жадных чиновников из Москвы» в пользу жителей дома в центре города. В статье Соболь очень часто подчеркивает, что именно она «вела дело», «отсуживала подвал» и сделала это все, что называется, за идею.

Издание «Народные новости» изучило документы, которые Соболь выложила на всеобщее обозрение. Появились вопросы.

Самый очевидный из них — почему имя представителя истцов Любови Соболь нет в документах с самого начала. Иск подан от группы граждан, а об адвокате там речи нет. Как и в других документах, которые получил суд. Это нормально для коллективных исков. Однако если юрист говорит, что «ведет дело», значит это часть работы адвоката. Упоминается Соболь только в итоговом документе о решении суда.

Непонятно, и что с ценой подвала. Так, изначально речь шла о четырех миллионах рублей, но после вынесения решения суда его стоимость поднялась до 18 миллионов. Кто и как оценил помещение, из статьи не узнать.

Соболь лжет родителям, что выигрывала дела в судах в Москве
/

Любовь рассказала, что выиграть дело было «очень нелегко». Но если поднять статистику, то видно, что подобные дела чаще всего решаются в пользу жильцов дома. То есть, суды признают незаконной продажу подвала жилого дома.

Издание пообщалось с москвичами, которым Соболь помогала «отжать» подвал. Жильцы рады победе в суде, а вот об участии активистки в деле сказать ничего не могут. Видимо, все, что посоветовала юрист, так это обратиться в суд. Не надо быть юристом, чтобы дать такой совет.

Соболь лжет родителям, что выигрывала дела в судах в Москве
/

Мотив жильцов дома ясен — любой человек вправе не видеть в собственном доме чей-то бизнес и бороться с этим через суд. Соболь же хотела показать потенциальным избирателям, что политик-юрист может лучше помогать избирателям, чем экономист и управленец. Особенно после неудачной попытки попасть в списки партий «Яблоко» и «Парнас» на выборы в Госдуму в 2016 году.

Очередные выборы в Мосгордуму пройдут в сентябре этого года. Вполне возможно, что и Соболь захочет занять депутатское место, поэтому ей нужно показать аудитории, что она сможет сделать для простых граждан. Тут и повод посерьезнее — дети. Ситуация не делает более возможной иск против «Конкорда», даже если Любовь активно возьмется за процесс, чем с подвалом.

Возможно, что в ход пойдет старый добрый пиар-ход: «Я борюсь, не жалея себя, за справедливость и ваши интересы, но судебная машина в РФ бесчеловечна».