Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
Совет Госдумы рассмотрит вопрос об иностранном вмешательстве в выборы в России

Совет Госдумы рассмотрит вопрос об иностранном вмешательстве в выборы в России

Три человека стали жертвами ДТП под Самарой

Три человека стали жертвами ДТП под Самарой

Спасатели эвакуировали двух российских туристов с горы Ушба в Грузии

Спасатели эвакуировали двух российских туристов с горы Ушба в Грузии

Глава «Слуги народа» заявил, что парламент не сможет закончить гражданскую войну на Украине

Глава «Слуги народа» заявил, что парламент не сможет закончить гражданскую войну на Украине

Белоруссия и Украина оказались крупнейшими должниками России, сообщают СМИ

Белоруссия и Украина оказались крупнейшими должниками России, сообщают СМИ

Датский премьер посчитала планы Трампа купить Гренландию шуткой

Датский премьер посчитала планы Трампа купить Гренландию шуткой

19:52   12 Февраля 2019
Россия

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

Пока в Госдуме дискутировали о технологической защите Рунета и фамилиях авторов законопроекта, в Общественной палате обсуждали еще и информационную оборону. Председатель комиссии ОП по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич объяснил «Политике Сегодня», почему одной инициативы Клишаса мало. 

- Многие уже сейчас, после первого чтения, воспринимают законопроект Клишаса в штыки. Это дым без огня?

- Сбываются опасения, что те законы, которые призваны защитить цифровой суверенитет нашей страны будут самым жестоким образом подвергаться травле с помощью всех доступных современных технологий. Это происходит. Необходима государственная воля, чтобы навести порядок. И кроме этой воли ничего нам не мешает. Все технические решения есть. Сегодня мы в Палате инициировали создание координационного совета по защите прав пользователей, который возьмет на себя функцию общественного контроля. У нас есть неоспоримое преимущество. Мы не являемся чьими либо лоббистами. Различные организации сегодня стоят на страже интересов бизнеса. Права и интересы обычных граждан их не волнуют.

Первый шаг – это создание совета. Второй – введение института при Общественной палате уполномоченного по общественному контролю за интернетом. Своеобразный интернет-омбудсмен. Такой человек необходим. И третье – участники заседания в ОП потребовали ввести в уголовный кодекс статью об ответственности за информационный терроризм. Это ответ общества на ваш вопрос про отношение к закону Клишаса не только о суверенном интернете, но и фейковых новостях.

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

- Объясните на примере, что такое информационный терроризм?

- Мы усиливаем тем самым ту терминологию, которая проговаривалась в законе о фейковых новостях. Вы же видите, что уже началось. С одной стороны этот закон мочат через насмешки, с другой – идет плановая законодательная работа, потому что идут более сбалансированные выступления о том, что нужно снизить штраф. Я так понимаю, что ко второму чтению его попытаются максимально выхолостить.

А что такого, дескать. Распространил фейк, пожурили. Мы считаем, что этого быть не должно. С введением в уголовный кодекс нормы информационный терроризм человек должен понимать, что когда сознательно распространяет лживую информацию, способную вызвать серьезные общественные потрясения, он подпадает под действия уголовного кодекса. И будет не только оштрафован, но и осужден к реальному сроку. Сейчас не понимают, делают вид, что это какие-то шутки, хиханьки и хаханьки. Это злонамеренные акции.

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

- Получается российская Фемида будет сажать условного украинского пранкера Вольнова за фейки о трагедии в Кемерово?

- Мы требуем, чтобы это работало и хотим, чтобы это было. И не понимаем, что мешает оперативно ввести подобные вещи.

- Вы упомянули интересы бизнеса. Есть мнение, что смысл законопроекта Клишаса – развитие российских технологий. Но для реализации «пакета Яровой» некоторым провайдерам понадобилось закупать серверы у китайских компаний. Получается, что суверенный интернет будет работать на китайском  железе?

- Наша позиция и моя лично в том, что законы, которые мы сейчас принимаем, должны стимулировать развитие российских технологий. Так же как и установка на то, чтобы на смартфоны российских госслужащих ставилось отечественное ПО. В этом плане мы должны пресекать коррупциогенные попытки отдельных товарищей делать заказы на стороне. Все должно размещаться у нас. У нас достаточно креативных технарей, организаций, способных эти проблемы решать. Если государство размещает заказы на технику за пределами России, то эта история из той же оперы, как неготовность наших чиновников принудить иностранные IT-корпорации выполнять требование российских законов. Это можно назвать преступным бездействием.

- Не преувеличиваем ли мы возможности защиты интернета в свете того, что британцы в 2019 году планируют запустить спутниковый проект OneWeb, который в теории обеспечит широкополосным мобильным интернетом всю планету?

- Одна из пиаровских технологий по срыву всех этих законопроектов заключается в распространении таких вбросов, что мы ничего не можем, мы технически не готовы, мы отсталые. Как в фильме «На Дерибасовской хорошая погода» Кац предлагал сдаться. Этот подход очень обширно используется нашими противниками. Не будем выходить из всемирной сети, будем со всеми дружить, мы криворукие. Давайте просто капитулируем. Это абсолютно преступный подход.

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

Нужно свои технологии развивать, хоть и запоздало для информационной защиты нашей страны. Тем более, что об этом думают во всем мире. При этом очевиден их перекос в создании в целой сети законодательных актов по дискриминации российских СМИ и пользователей. Под предлогом пресечения дезинформации, борьбы с языком вражды. Мы на тех площадках не можем себе позволить ничего. У нас в России проходной двор для всей этой публики.

Но поскольку западное очарование творит чудеса, то блогеры десятками призывают нас всех сопротивления не оказывать. Это тренд стал популярным. На мнение этих блогеров ссылается даже Владимир Жириновский, который со своей фракцией не поддержал закон о суверенном интернете. Сказал потрясающие слова. Мол, закон верный, угрозы существуют, но мы не будем голосовать, потому что блогеры возражают. Эти блогеры сейчас могут получать хорошие премии в заокеанских кассах. Патриотично настроенные политики пытаются учитывать их мнения. Ситуация близка к критической.

- Многие блогеры часто солидарны с некоторыми англоязычными изданиями. Например, с The Times, которое публикует контакты журналистов «Спутника». Что делать в подобных ситуациях? Договариваться, блокировать?

- Нужно принимать зеркальный пакет законов тем, которые существуют в Европе и в США. Фонд защиты национальных интересов сейчас готовит рейтинг. Топ-25 законов, регулирующих эту сферу. Мы это обязательно представим. И готовы взять на себя расходы по переводу с английского, испанского, французского, немецкого. Перевести существующие законопроекты и предложить их для принятия у нас. Все уже есть. Нужно заставить людей и организации, которые у себя призывают жить по их законам, по таким же законам жили и у нас.

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

- В некоторых случаях переводчики не требуются, как в истории с русскоязычной статьей норвежского издания о сааме-гее. В которой Роскомнадзор обнаружил описание способов самоубийства, потребовал от издания удалить публикацию и встретил категорический отказ. Нужны ли дополнительные законы для подобных ситуаций?

- Нужна одна яркая показательная порка. Если ее будет недостаточно, значит две или три. Максимально жестко в рамках нашего законодательства. Максимально публично и показательно. И все эти случаи должны предаваться огласке. СМИ такое-то наказано так-то, потому что не выполнен такой-то пункт закона. А у нас привыкли недоговаривать.

Потом норвежцы могут бегать и кричать, что их жестокий Роскомнадзор обижает. А для справки в самой Норвегии существуют законы, которые это все регулируют. Когда это все находится в открытом доступе, уже тяжело спорить. Почему на уличных мероприятиях наши друзья блогеры начинают со мной полемизировать? Потому что не владеют материалом. Когда начинаешь им называть законы принятые в США, они разводят руками. Последнее смешное, что я слышал, это то, что американцы молодцы, у них хорошие законы, они запрещают плохое.

«Распространил фейк, пожурили. Так быть не должно»

- В целом есть ли слабые места в законопроекте Клишаса, на ваш взгляд?

- Мы очень поздно взялись за регулирование сферы. У нас начали принимать правильные законы, но не с тех начали. Давно напрашивается закон, обязывающий западные корпорации иметь представительство в нашей стране. Зарегистрированное и подчиняющееся нашему законодательству

- Что будет с мессенджером Телеграм, когда заработает закон о суверенном интернете?

- Кейс с Tелеграмом показал, что наши технические возможности далеки от совершенства очень. Мы должны развивать нашу IT-отрасль по всему спектру. Очень много дыр, которые нужно штопать. Когда начнется полноценная кибервойна, а она уже идет в лайт-режиме. Мы сегодня в Общественной палате читали выдержки из стратегии кибербезопасности США, принятой в ноябре прошлого года. Мы названы врагами. Там перечислены действия, которые будут предпринимать США. Поэтому мы должны быть готовы, вооружены и иметь достаточно крепкие оборонительные редуты.

 

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...