Суд оправдал врача в Красноярске, незаконно обезболившую больного раком пациента

врач-терапевт
/
Красноярск, 21 октября. Суд вынес оправдательный приговор в отношении терапевта одной из красноярских поликлиник, обвинённую по статьям 327 УК РФ «Подделка документа» и 234 УК РФ «Незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт сильнодействующих веществ». Уголовный процесс по делу врача-терапевта с полувековым стажем Алевтины Хориняк длился почти три с половиной года. 73-летняя женщина оказалась на скамье подсудимых за то, что выписала сильнодействующий препарат тяжелобольному, при этом сознательно нарушив закон. Алевтина Петровна являлась "домашним доктором" в семье Сечиных. Её пациент Виктор - был инвалидом детства с синдромом "стеклянного человека". Из-за недоразвитых мышц каждое движение ему давалось через боль, а его кости порой ломались даже когда мать перестилала постель. Однако Виктор много читал - мог самостоятельно переворачивать страницы, наизусть цитировал отрывки из понравившихся произведений, был увлечён историей. В 53 года у него обнаружили рак и когда начались метастазы, онколог назначил Сенчину сильнодействующие препараты, чтобы хоть как-то облегчить страдания. Но перед майскими праздниками 2009 года в аптеки города препараты по льготной программе не поступили. "Витя звонил по всем инстанциям, пытался добиваться через аптечное управление. Но везде ему отвечали: «поставок нет, пусть врач выписывает платный рецепт», - рассказывала позже журналистам Алевтина Петровна. – К своему врачу обратится он уже не мог, потому как начались выходные, и умолял, чтобы я ему выписала трамадол. Но в аптеках той дозировки, которую я выписала, не оказалось. Тогда Виктор еще раз обзвонил аптечные сети и узнал, что в одной из них продается препарат, но другой дозировки. Тогда я и на него выписала рецепт. Говорю их знакомой, которая поехала за лекарствами: "Ты на всякий случай возьми оба рецепта, вдруг пока ты едешь, одного из них уже не будет". А она, не подумав, предъявила сразу оба рецепта и за одним чеком ей выдали три стандарта препарата". Сенчин не был прикреплён к поликлинике, где работала Алевтина Петровна, так как его семья жила в другом районе. А по закону терапевт могла выписать такой рецепт только своему пациенту. Хориняк знала об этом, но поступить иначе в этой безвыходной для Виктора ситуации она не могла, иначе обрекла бы его на несколько дней чудовищных мучений. В 2011 году наркополицейские стали проводить тотальные проверки аптечных сетей и наткнулись на выписанные врачом рецепты. В отношении Хориняк было заведено уголовное дело. "Я сказала тогда сотрудникам из наркоконтроля, вы придите, посмотрите на этого «наркомана»! Но когда следователь зашел к нему, увидел Витю, через секунду выскочил из комнаты! Да, с первого взгляда смотреть на него страшно, но зато какой это был умный, золотой души человек, - вспоминает Алевтина Петровна. - Я подошла к нему тогда, обняла, прижала его к себе, успокоила. И следователя пыталась вернуть: «Да вы поговорите с ним, он нормальный человек, он вам все объяснит». Но тот даже разговаривать с ним не стал и начал что-то писать. Только потом мы узнали, что по этим записям, Сенчин на свою болезнь не жаловался и в выписанном лекарстве не нуждался. У него якобы не было медицинских показаний к применению этого препарата. И это в то время, когда человек умирал от боли". Первый судебный процесс был образцово-показательным. Как рассказывала врач, прокурор азартно обличал её, предлагал дать 8 лет тюрьмы. Но судья в итоге учла смягчающие обстоятельства и всё обошлось минимальной санкцией - штрафом в 15 тысяч рублей. Однако Алевтину Петровну приговор не удовлетворил. Терапевт не считает себя виновной в том, что ей вменяло следствие, ведь она спасала человека, а не занималась сбытом наркотиков. И Хориняк с помощью семейной пары адвокатов, местных и столичных СМИ, родных и близких, поддерживающих её, обжаловала решение суда. До последнего прокурор продолжал настаивать на обвинительном приговоре и теперь у прокуратуры есть ещё 10 дней на обжалование этого судебного решения в вышестоящей инстанции. Но победа врача-терапевта уже беспрецедентна, ведь стоит только вспомнить, к примеру, дело петербургского ветеринара Александра Шпака, которого приговорили к пяти годам строгого режима за применение кетамина при оперировании животных. Артур Лисов