Бородач, дружит с сирийцами, читает. Кого Тунис боится отпускать за границу

Бородач, дружит с сирийцами, читает. Кого Тунис боится отпускать за границу

Списки невыездных формирует МВД. В них не меньше 60 человек.

«Я не понимаю, почему министерство внутренних дел Туниса мешает мне работать.  Полжизни я пересекал тунисско-алжирскую границу. Бесчисленное количество раз. Это мой единственный источник дохода. Я - водитель. Живу близко к Алжиру. Теперь я вынужден находиться вдали от родственников, не могу обеспечить семью. Не знаю, что делать», – признался 59-летний Наджем в интервью Amnesty International.

Мужчина живет на границе, в маленьком городке Хидра. Он единственный кормилец семьи. Последние 20 лет занимался частным бизнесом, перевозил продовольственные товары через границу. А потом по неизвестной причине стал одной из первых жертв «контртеррористической кампании», которую развернуло МВД Туниса. Точнее ее инструмента - S17.

S17 – это программа, благодаря которой силовики запрещает ряду граждан покидать территорию страны. Без суда и следствия. В прямом смысле слова. Людей включают в список «невыездных» за что угодно: странная внешность, родственники или друзья живут в недружественных государствах, неправильные музыкальные или политические воззрения. 

Официально, правительство страны пытается сократить число тунисцев, которые покидают родину и вступают в ряды исламистов. Влияние боевиков в Тунисе распространилось и на мирных жителей. Они присоединяются к радикальным движениям, в том числе и к ИГ1 (террористическая организация, запрещена в РФ – прим.ред.). Новобранцев отправляют воевать в Сирию.

Бородач, дружит с сирийцами, читает. Кого Тунис боится отпускать за границу
ИА «Политика Сегодня»  / Валерия Покидова

Наджем один из списка подозреваемых. За всю жизнь мужчина не получал ни одного штрафа. Он не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности. Просто его знакомый уехал на заработки в неправильную страну - САР.

«Они даже не уведомили меня, что я попал в какой-то список опасных личностей. Я просто поехал на работу. Меня остановили пограничники и 90 минут держали на КПП без объяснений. Вот так я и узнал, что попал в S17. Что это такое, мне не объяснили. Когда сам обратился в МВД, мне просто сказали, что я представляю угрозу безопасности», – вздохнул мужчина.

Таких, как Наджем, по подсчетам правозащитников, не меньше 60 человек. Сколько точно - гостайна. Ни одного из них не предупреждали о включении в S17. МВД не принимает обращений с просьбой исключения из списка. Впрочем, и доказательств в причастности к терроризму ведомство не предоставляет. 

Запрет на перемещение распространяется не только на межгосударственные поездки, но и внутри Туниса. Люди годами не видят родственников. Им запрещено покидать место жительства.

Бородач, дружит с сирийцами, читает. Кого Тунис боится отпускать за границу
politexpert.net  / Захарова Елена

«Применение мер S17 внутри страны – чистой воды произвол. В паспортном законодательстве или Декрете о чрезвычайном положении нет правовых оснований для таких действий. Мы не можем идентифицировать какое-либо законодательство, которое могло бы предусматривать использование подобных мер или регулировать их процессуально», – возмутился Самир Бен Амор, юрист из Туниса.

Тунисские власти объявили чрезвычайное положение в 2011 году. Неоднократно обновляли его вплоть до 2014 года. В 2015 году ЧП ввели на регулярной основе, приняв дополнительный закон о расширении его действия. Этот документ наделяет МВД правом ограничивать определенные права граждан, в том числе права на свободу выражения мнений, ассоциаций и передвижения. Однако, такое использование чрезвычайного положения и других мер безопасности подорвало международные права человека и противоречит букве закона.

1 Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации