Малазийский «Боинг» и «дело Скрипалей». Лучший способ защиты — ударить в ответ

Малазийский «Боинг» и «дело Скрипалей». Лучший способ защиты —  ударить в ответ
Пресс-служба Министерства обороны РФ /

МО России на специальной пресс-конференции предоставило свои доказательства по делу сбитого летом 2014-го года над Донбассом малазийского «Боинга». Причем, сделало это в лучших традициях восточных единоборств, где важно использовать против врага его же оружие.

Видео: «а у нас оно тоже есть»

Одним из двух главных аргументов против России, является, по мнению «следствия», якобы причастность ее сил ПВО к событиям того трагического дня 17 июля 2014 года. Как мы помним, по версии голландцев, пассажирский лайнер был сбит из установки «Бук», принадлежащей ВКС России.

«Зенитно-ракетный комплекс «Бук», сбивший «Боинг» Malaysia Airlines в Донецкой области, принадлежал 53-й зенитно-ракетной бригаде Минобороны России». Почему так решили? Потому что «у следствия есть видео». Аргумент «видео» стал центровым в этом деле. Обвинители сосредоточились на поиске «фамильных черт» снятого на нем комплекса с фамильными чертами российского «Бука». Как нейтрализовать такую «убийственную улику»? Есть несколько способов это сделать.

Малазийский «Боинг» и «дело Скрипалей». Лучший способ защиты —  ударить в ответ
Федеральное агентство новостей / Татьяна Костянова

Можно долго доказывать «мировому сообществу», что ты не осел. Безуспешно, потому, что никого не интересуют твои аргументы. Что бы ты ни приводил в оправдание, всегда ответят, что все это «конечно, интересно», но есть видео. И точка. Именно поэтому здесь нужно было применить нестандартность мышления, которым мы и наши предки всегда отличались от «более развитых» европейских наций. И контраргумент Москвы получился просто блестящим. Ага, раз у вас есть видео, значит и у нас оно будет…

«В эпизоде, отображающем перемещение «Бука» по Луганску, также было выявлено множество признаков фальсификации видеозаписи. Так, иллюзия движения камеры и изменения фокусного расстояния была создана путем анимации статичного кадра, о чем, в частности, свидетельствует отсутствие шевеления листвы, деревьев и кустарников».

На пресс-конференции это сказано не было прямо, но косвенных пояснений достаточно, чтобы предположить, что «в рукаве» Москвы есть собственное видео, аналогичное приложенному в качестве доказательной базы «следствия». Рискну предположить, что там смонтировано такое точно видео. Но с другим комплексом. А если у Москвы чувство юмора развито достаточно сильно, то вместо другого «Бука» на видео по Донбассу может двигаться, например, американский «Пэтриот». Современные технологии способны на все, а вот доверять «улике видео» после такой демонстрации будет уже трудно даже для «неполживого следствия». Что это дает Москве? Оно показывает, что и Киев при желании очень легко мог бы смонтировать свое видео. Причем, вот в чем фокус. России в данном случае не надо доказывать даже, что это точно фальшивка. Просто надо показать, что это может быть фальшивкой. Итак, с видео разобрались, теперь надо сказать несколько слов о ракете, сбившей злополучный «Боинг».

Ракета: «а что нам говорят ее Фамилия Имя и Отчество»

У каждого человека есть свои уникальные данные, благодаря которым его всегда можно идентифицировать. Раньше достаточно было указывать ФИО, место и год рождения, а также номер паспорта и адрес проживания. Сегодня используются более продвинутые способы идентификации, но не в этом суть. А суть в том, что для ракет для «Бука» такая идентификация тоже имеется. Причем, согласно архивных документов можно точно определить, когда и кому данный экземпляр был поставлен. По данным МО России, ракета с номером 886847349 в 1986 году была отгружена в Прикарпатский военный округ в 221-ю зенитно-ракетную бригаду.

«Отдельно остановлюсь на воинской части 20152, куда была поставлена ракета с номером 886847349, — ее действительное название — 221-я зенитно-ракетная бригада, в 1986 году она входила в состав Карпатского военного округа в городе Теребовля». С тех пор она не покидала пределов своей части (по крайней мере, таких данных нет), в Крыму в 2014 году не была и в «плен» не попадала (все согласно данных МО Украины). У Москвы вопрос, а согласно какой логике эту ракету называют «российской»? И опять, Москве в данном случае даже не нужно доказывать, что Киев не мог «вернуть» ракету Москве через Крым и т.д. Даже не надо доказывать, что слова представителей МО России -  истина в последней инстанции. Есть предоставленные документы, и дело следствия - их проверить. Достаточно просто отправить мяч на поле противника, чтобы он вместо сплошных атак на Россию, сконцентрировал внимание на обороне (хотя бы «поиску» аналогичных документов). Да, Киев может сказать, что все эти данные - фальшивка (вернее, уже сказал). Но это как раз то, что и нужно Москве. Ведь не случайно этот аргумент прозвучал именно сегодня, а не в 2014 году. Москва ждала официального обвинения со стороны «следствия», где данные по «запчастям» ракеты были опубликованы и подшиты к делу раз и навсегда. До официальных выводов, которые впервые прозвучали в конце весны 2018 года, бить было рано. Теперь их из дела вытащить уже никак нельзя, и «следствию» придется что-то предпринимать, чтобы объяснить это явное несоответствие.

Малазийский «Боинг» и «дело Скрипалей». Лучший способ защиты —  ударить в ответ
Федеральное агентство новостей / Татьяна Костянова

Итак, Россия пытается перевести следствие в нормальное русло. То есть, чтобы оно принимало аргументы всех сторон, а не искало доказательства против заранее назначенного «виновного». При этом, заниматься оно теперь должно не поиском новых доказательств виновности Москвы, а «защитой» Киева. Почему именно сегодня? В общем, с двумя главными посылами пресс-конференции МО России по поводу сбитого над Донбассом «Боинга-777» все понятно. Хочу еще пару фраз сказать по поводу того, почему Москва именно сегодня, а не, например, в июне текущего года, когда ей в лицо были брошено официальное заключение «комиссии по Боингу», вытащила козырь из кармана. Думаю, сегодняшняя пресс-конференция, это в том числе и ответ Москвы на попытки повесить на нее отравление Скрипалей.

В последние недели всем очевидно: западные СМИ буквально забрасывают информационную ленту антироссийскими фейками, которые не только разбиваются Москвой один за одним, но и банально противоречат друг другу. Но это организаторов ничуть не смущает. Почему? России в этом спектакле заранее отводится роль обороняющейся стороны, которая даже разрушая все обвинения, остается в глазах «мирового сообщества», виноватой. Многократное повторение одного и того же, пусть и ложного тезиса, всегда приводит к тому, что он начинает восприниматься как истина.

И манипуляторам «общественного мнения» это, конечно, хорошо известно. А потому в данной ситуации лучший способ обороны - это нападение. И именно как попытку перейти в контрнаступление на информационном фронте и можно расценивать сегодняшнее заявление МО России по поводу сбитого над Донбассом «Боинга».

Москва разрушает доказательную базу противника и перебрасывает мяч на его сторону. Заставляя при этом переходить того от атаки к обороне. Точно также, как попыткой перейти в контрнаступление в деле «отравления Скрипалей» следует считать интервью «агентов ГРУ» Баширова и Петрова. Их откровения в один день превратили всю собранную против них «британским следствием» доказательную базу в фарс, особенно после появления подробностей их пребывания в Великобритании с «марихуаной и проститутками». Сегодняшние аргументы МО точно такие же «марихуана» и «проститутки», которые никак не вяжутся с обвинением, и которые теперь надо как-то объяснять. А, может, и просто придется положить дело в «долгий ящик», где оно тихо и мирно забудется.