Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
Володин назвал незаконные акции в Москве попыткой США расшатать ситуацию в РФ

Володин назвал незаконные акции в Москве попыткой США расшатать ситуацию в РФ

РФ надеется, что соглашение о признании виз с Белоруссией будет подписано до конца года

РФ надеется, что соглашение о признании виз с Белоруссией будет подписано до конца года

Колонна МЧС России с гуманитарной помощью прибыла в Донбасс

Колонна МЧС России с гуманитарной помощью прибыла в Донбасс

Парубий заявил о давлении лидеров стран Запада на Зеленского

Парубий заявил о давлении лидеров стран Запада на Зеленского

Меркель отметила усиление роли России в Сирии после ухода США

Меркель отметила усиление роли России в Сирии после ухода США

Роснефть приостанавливает работы в Ираке из-за близости с границей Сирии

Роснефть приостанавливает работы в Ираке из-за близости с границей Сирии

13:47   3 Сентября 2018
Весь мир

Надо осторожнее отвечать, а то на меня объявят охоту

Надо осторожнее отвечать, а то на меня объявят охоту

Режиссер-документалист, эколог и волонтер 27-летний Мохамед Хуидж рассказал «Политике Сегодня» о стычках с полиций, боевиках, коррумпированных властях и грязи на берегу.

Мохамед Хуидж  отправился убирать береговую линию, раскинувшуюся на 300 километров от мыса Эт-Тиб на севере (Ранее назывался Бон, также известен как Рас-эль-Тиб. Это самая близкая к Сицилии точка африканского побережья) до Монастиру на юге. И снимать документальный фильм о скверне, которая заполонила пляжи, разум чиновников и правительства. Для властей он стал «зеленым террористом». Охоту, впрочем, на него официально еще не объявили. На разговоры по телефону Хуидж отводит пять минут в день. Общение в мессенджере не ограничивает. «Политике Сегодня» и позвонила, и написала.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Не опасно ли заниматься волонтерской деятельностью на пляжах в Тунисе?

— По-разному. Понимаете, когда вы молча разгребаете груды мусора, как обычный уборщик, естественно, никто не будет против. Тем не менее, если вы снимаете документальный фильм об экологической катастрофе в стране и фотографируете не только грязь, но и виновных в ее распространении - это в высшей степени опасно. Например, недавно я лишился камеры. 

— ?

— Опережу ваш вопрос - нет, меня не ограбили. Это было нападение. Сотрудники муниципалитета Хаммамет (Округ Хаммамет расположен в одноимённом заливе Средиземного моря входит в провинцию Набуль)  угрожали мне, когда я снял, как их грузовик сбросил тонны отходов в лагуну. Потом они перешли от слов к делу и напали на меня ночью, разбили фотоаппарат. 

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Это власти. А какое отношение местных, обычных граждан, к вашему проекту?

— Спорный вопрос... Одни считают это красивым жестом. Такие люди пытаются помогать. Кто-то присоединяется к уборке, кто-то распространяет информацию о проекте «300 километров». Впрочем, большинство считают меня безумцем, а идею бесполезной. Они говорят, что 300 километров не решат проблему в глобальном смысле. Мнения расходятся, тем лучше - больше шума.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Почему в Тунисе так грязно? 

— Причин много, и я уверен, что не могу перечислить их все. Обозначу те, которые я, как эколог, считают главными.

Первое. Быстрое развитие общества, технологий и производства. При этом полное отсутствие необходимой для этого инфраструктуры. Люди продолжают использовать тонны пластика и токсичных материалов в быту, когда можно использовать эко-товары. 

Насчет производств - они не несут никакой ответственности за химические и вредные отходы, наряду с бытовым мусором на пляжи, в воду, в городские свалки сбрасываются ядовитые вещества. В стране за это нет никаких штрафов, не предусмотрено ни единого закона.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

Второе. Туризм. В погоне за прибылью власти Туниса пытаются привлекать больше путешественников. Стоит отметить, что в стране не только политический и экономический кризис, а также не самая спокойная обстановка. Так вот в погоне за деньгами, они разгребают туристические зоны от мусора и перебрасывают их в другие регионы. Так получается круговорот грязи в Тунисе.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

Третье. Отсутствие информирования. У нас в школах и высших учебных заведениях нет таких слов, как экология и окружающая среда. Общество банально не знает, куда надо убирать мусор. 

О том, что такое вторичная переработка они даже не догадываются. Власти ничего не делают, чтобы изменить ситуацию. У нас нет даже универсальных практик по управлению отходами. Экологи... Вы смеетесь? Таких тут нет. Где есть свободное место, туда и бросают все подряд.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

Четвертое. Отвратительная безответственность муниципалитетов, которые занимаются взяточничеством. Представители власти предпочитают закрыть глаза на хаос. Они живут одним днем, когда можно наживаться на бедах собственной родины. 

Вы можете себе представить, что местные управления выкупают отхода производственников, чтобы выкинуть их на пляж и получить дотацию на уборку от правительства? Естественно, потом эти деньги идут в карман чиновникам, а пляжи исчезают, но не под водой - под пластиком и прочей грязи.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Так всегда было? 

— И да, и нет. Сейчас пиковый момент, конечно, весь этот мусор копился годы или даже десятилетия. Знаете, как я бы это назвал? Годы бесчестности. Сейчас объясню. Всего этого могло бы не быть. Проблема не была столь острой совсем недавно. Во всем виноват бывший президент Зин аль-Абидин Бен Али (Возглавлял Тунис в период с 1987 по 2011 год).

Этот человек маскировал, а не решал острые вопросы. Он говорил: «все хорошо, все в порядке», а сам прикладывал все усилия, чтобы скрыть правду, реальную картину. Тогда можно было на корню решить проблему, за пару недель очистить страну, но никто об этом не думал, у нас же все хорошо... Теперь мы стоим на грани экологической катастрофы.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Мешает ли террористическая угроза реализации проекта? Насколько я знаю, в Тунисе до сих пор действует режим ЧП.

— Террористы? С одним из них вы говорите! Я - зеленый террорист. Шучу, если серьезно, эта история терроризма не является столь очевидной, как ее описывают журналисты. Все намного сложнее. В принципе, мы не живем в Кабуле, у нас нет ежедневных взрывов. Но это не значит, что проблемы не существует. 

В Тунисе все ужасно сложно, потому что власти пытаются рисовать красивую картинку, а все черное закрашивают яркими цветами. Понимаете, они так сильно стараются доказать всему миру, что терроризма нет, прячут его в самые глубины страны, за что им сильно благодарны боевики. 

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

В этих отдаленных территориях они оседают, набирают силы, захватывают власть над определенными районами и превращаются во что-то вроде местного управления. Самозванцы издеваются над собственными жителями. Это что-то совершенно сумасшедшее, иной раз непонятно, кто перед тобой чиновник или террорист.

— Где вы живете?

— Я живу в пригороде, в провинции Бен-Арус (регион находится на севере Туниса, граничит со столицей), поэтому я знаю, о чем говорю...

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Вы сталкивались с террористами?

— Мы все сталкиваемся, когда платим деньги в обмен на безопасность и дома. Но это не государственные сборы. Опасная тема, предлагаю ее закрыть.

— Сколько времени отнимает уборка пляжа?

— Уборка может занять от 4 до 10 часов. Это зависит от состояния пляжей, климата и моего физического состояния. Помимо этого я следую графику, поэтому иногда, чтобы успеть в следующий пункт стараюсь делать все быстрее, а иногда спокойно занимаюсь очисткой территории, никуда не торопясь. 

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Где сейчас останавливаетесь? Спите?

— Сплю там же, прямо на пляжах. У меня есть палатка. Со временем люди стали узнавать о моем проекте. Некоторые приглашали меня на ночлег, угощали. Им я безгранично благодарен. Так же, как и тем, что приходили помогать убирать пляжи, которые превратились в уродливые пластиковые свалки. 

Ночевать одному опасно. За мной следят агенты муниципальных служб, и преследует полиция, сейчас я примкнул к группе волонтеров-археологов.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Как думаете, у вас получится привлечь внимание правительства к проблеме?

— Да, конечно. Только не тунисского правительства, надо осторожнее отвечать, а то на меня объявят охоту... Я готов призвать на помощь любые власти, которые способны помочь избежать экологической катастрофы в Тунисе.

— Почему они оказывают такой прессинг на вас? 

— Агенты муниципалитета напали на меня, потому что я показал что-то совершенно безумное и незаконное. Они сбросили свой мусор на неконтролируемой свалке, которая, не поверите, вовсе не свалка. 

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

Когда-то это место было лагуной, но все об этом забыли, теперь здесь едва ли можно разглядеть отблески воды. Причем эта лагуна является частью залива Хаммамет (залив Средиземного моря на северо-востоке Туниса), который напрямую сообщается со Средиземным морем. Они просто заражают море грязью и химией.

— Главный враг проекта - это?

— Те, кто загрязняет пляжи, получается, что это власти Туниса. Ну и циники, которые высмеивают инициативу, по той или иной причине.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Расскажите самую опасную историю, в которую вы попали во время путешествия?

— Ужасных историй много, мне угрожали, меня преследовали, тысячу раз я прятался в мусоре от поджидающих меня в темноте полицейских. Что они хотели со мной сделать? Об этом история умалчивает. Но самое страшное - это потеря камеры. 

Они разбили не фотоаппарат, а мои надежды. Я хотел пролить свет на реальную обстановку, снять документальный фильм. Меня лишили такой возможности. Я больше не мог фиксировать все ужасы, которые встречались на моем пути.

«Иной раз в Тунисе непонятно, кто перед тобой — чиновник или террорист»

— Вы работаете? На что живете? Кто помогает с проектом?

— Я живу своими силами, 300 километров - это личная инициатива без помощи какого-либо спонсора или правительственного аппарата. Я получаю помощь лишь от обычных людей, которые верили в меня и знали о проблеме.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...