Москвичка обвиняет врачей в халатности, из-за которой умерла её сестра

/
Москва, 16 октября. Жительница Москвы Татьяна Иванова обвиняет врача из 47-й поликлиники Люблино, а также сотрудников скорой помощи в преступной халатности, цинизме и равнодушии, что стало причиной гибели её 54-летней сестры. "Заболела сестра внезапно, 16 августа. Почувствовав боль под правой лопаткой, вызвала участкового врача из 47 поликлиники Люблино. Врач померила давление и сразу поставила диагноз "мышечная невралгия". Выписала таблетки какие-то, мазь, и сказала придти на прием 18 августа. Пойти сестра не смогла. Почувствовала себя хуже, и опять вызвала врача на дом. Вердикт был тот же - невралгия", - рассказывает Татьяна. Дальше случились выходные, и заболевшей женщине пришлось вызывать скорую. Приезжавшие медики, узнав диагноз, который поставила участковый врач, разводили руками и сообщали, что не могут госпитализировать москвичку, которой становилось все хуже. "Все, что я могу ей сделать, - обезболивающий укол, поскольку с таким диагнозом не госпитализируют", - объяснил один из медиков "скорой" обеспокоенным родственникам. Следом за ним аналогичное повторили и следующие медицинские бригады, приезжавшие на вызов к женщине. Когда же 21 августа Татьяна вызвала неотложку и потребовала госпитализировать сестру, медики лишь развели руками: "Раз участковый врач сказал - невралгия, значит невралгия". Когда Татьяна стала ругаться, указывая на ухудшение самочувствия сестры, ей сообщили, что она может возмущаться сколько угодно. "Жалуйтесь на горячую линию в департамент, на нас, на скорую, тем более к поликлинике мы не имеем никакого отношения, мы только арендуем у них помещение". Повернулся и уехал", - рассказывает Татьяна. После этого родственники заболевшей москвички стали звонить на горячую линию. Им перезвонили из поликлиники и сказали, что возмущены жалобой. "На просьбу срочно прислать участкового, ответили - у нее прием до 12, а после - дела на участке. "Ждите, как будет свободна", - продолжает рассказ Иванова. Когда участковый врач наконец дошла до пациентки, очень удивилась её ухудшившемуся состоянию. "Она все говорила: "Как же так? Она такой не была!" Очень удивлялась", - вспоминает сестра умершей москвички. Наконец, татьянину сестру забрали в 23-ю Яузскую больницу. "Врачи там были просто шокированы ее состоянием и упрекали нас, как мы могли ее довести до такого", - вспоминает Татьяна страшные дни. Родственников сразу предупредили - шансов никаких. "Когда сестру привезли - она уже была в коме, отказали почки, в легких жидкость, отек мозга. Поставили диагноз: тяжелейшая двусторонняя пневмония. Врачи боролись за ее жизнь, 40 дней она пролежала в реанимации, но ей не удалось побороть болезнь. 30 августа 23.40 она скончалась", - рассказывает женщина. Похоронив младшую сестру, Татьяна Иванова ищет справедливости. "Какая умная голова в медицине наделила участкового врача распоряжаться судьбой людей, при этом ставить диагноз, не взяв даже фонендоскоп в руки. Ни один врач вызываемых "скорых" не послушал ее. А зачем? Ведь участковая сказала - невралгия. Ни в одной цивилизованной стране никто не поставит диагноз, пока не проведет обследование. Я до сих пор не могу придти в себя, так глупо потерять свою младшую сестру. "Помогли" в этом те, кто обязан спасать, а они ее убили", - возмущена женщина. Родственники умершей москвички подали жалобу в департамент медицины Москвы и написали заявление в Следственный комитет. В тоже время заведующая терапевтическим отделением 47-й поликлиники Люблино Алла Алябьева сообщила корреспонденту Федерального агентства происшествий о том, что умершая из-за неправильно поставленного диагноза женщина находилась не на домашнем, а на стационарном лечении. "Я вообще в отпуске была. И может, просто не в курсе. Но насколько я знаю, что эта женщина была на стационарном лечении", - пояснила Алябьева. Также заведующая терапевтическим отделением рассказала, что пока никаких проверок в связи с этой ситуацией в поликлинике не проводилось. На дальнейшие вопросы отвечать отказалась. Ирина Лисова