Первый угон самолета в СССР: избежали правосудия, но счастья не нашли

Первый угон самолета в СССР: избежали правосудия, но счастья не нашли

Ровно 44 года назад в СССР произошел первый случай угона пассажирского самолета террористами. Ан-24 был захвачен отцом и сыном Бразинскасами и угнан в Турцию. Террористы убили бортпроводницу, ранили двоих членов экипажа, но смогли избежать правосудия в полной мере. Эта история потрясла Советский Союз и принесла мировую славу угонщикам. 15 октября 1970 года самолет Ан-24 совершал рейс Батуми-Краснодар. На борту находились 46 пассажиров. В первом ряду сидели бывший заведующий магазином в Вильнюсе Пранас Бразинскас и его 13-летний сын Альгирдас. Злоумышленники были вооружены обрезами, пистолетом и ручной гранатой, хотя, конечно, никто в тот момент не подозревал о готовящемся теракте. Через пять минут после взлета, когда самолет поднялся на высоту 800 метров, Бразинскасы вызвали стюардессу и передали ей записку. 19-летняя бортпроводница Надежда Курченко развернула листок и увидела напечатанное на нем требование изменить маршрут и посадить самолет в Турции. Далее события развивались со стремительной быстротой. Надя Курченко крикнула «Нападение!» и преградила террористам путь в кабину пилотов. В тот же миг она была убита выстрелом в сердце. Бандиты ворвались в кабину пилотов и начали беспорядочную стрельбу: эксперты потом насчитают 18 пробоин. Всего террористы выпустили 24 пули, одна из которых перебила позвоночник командиру судна Георгию Чахракии. «У меня отнялись ноги. Сквозь усилия я обернулся и увидел страшную картину, - вспоминал Чахракия в одном из интервью. - Надя без движения лежала на полу в дверях нашей кабины и истекала кровью. Рядом лежал штурман Фадеев. А за спиной у нас стоял человек и, потрясая гранатой, выкрикивал: «Держать берег моря слева! Курс на юг! В облака не входить! Слушаться, а не то взорвем самолет!» Преступники оборвали радиосвязь, но пилоты успели послать сигнал SOS. Командир экипажа, будучи парализованным, приказал второму пилоту выполнять требования бандитов, чтобы спасти пассажиров. Правда, летчики попытались посадить самолет на военном аэродроме в Кобулети, но террористы поняли, что их обманывают. Пришлось вести машину в турецкий Трабзон. Через пять минут самолет пересек границу на малой высоте. Сразу после приземления угонщики сдались турецким властям. В аэропорту раненым пилотам оказали медицинскую помощь, а пассажирам предложили остаться в Турции насовсем, но никто этого предложения не принял. Самолет был также возвращен в Советский Союз. А вот преступников Турция категорически отказалась выдать СССР. Турки решили сами судить угонщиков и приговорили старшего Бразинскаса к восьми годам тюрьмы, а его сына – к двум. Но уже четыре года спустя Пранас Бразинскас освободился по амнистии, вместе с сыном перебрался в Венесуэлу, а затем в США. Бразинскасы поселились в Санта-Монике, работали малярами. Альгирдас женился на местной литовке и получил американское гражданство. Со стороны правосудия бывшим террористам уже ничего не грозило, так как правительство США не спешило судить или выдворять их из страны. Да и сами Бразинскасы рассказывали о происшествии 1970 года как об одном из эпизодов «литовского сопротивления советской оккупации» и даже написали об этом книгу. В Санта–Монике тогда жила самая большая литовская диаспора в США, однако у эмигрантов бывшие соотечественники-террористы не вызывали особой симпатии. По крайней мере, затея со сбором средств в фонд помощи Бразинскасам с треском провалилась. В 2002 году имена первых советских террористов вновь вспомнили в связи со смертью старшего Бразинскаса. Пранас был найден убитым в собственном доме. Следствие установило, что убийство мог совершить его сын, нанеся отцу восемь ударов гантелей по голове. Знакомые поясняли, что Пранас Бразинскас всегда отличался трудным характером, а в старости стал просто невыносим. Защитник обвиняемого говорил, что в какой-то момент у сына просто закончилось терпение. Но тот факт, что он сообщил о смерти отца лишь спустя сутки после убийства, явно не сыграл в пользу линии защиты. В ноябре 2002 года суд присяжных приговорил преступника к 16 годам тюрьмы. Угон Ан-24 в 1970 стал первым в истории СССР успешным терактом в гражданской авиации, хотя несколько подобных попыток предпринималось и раньше. Стюардесса Надежда Кучеренко была посмертно награждена орденом Красного Знамени, ее именем называли улицы и школы в разных городах России. Самолет, совершавший злополучный рейс, после возвращения в СССР был поставлен на капитальный ремонт. Затем борт еще долго летал в Узбекистане с фотографией Нади Курченко в салоне. Оксана Дроздова