Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
18:32   9 Января 2018
Россия

Что дозволено деду, не дозволено прокурору. «Крымская бабка» разгневала Мизулину

Что дозволено деду, не дозволено прокурору. «Крымская бабка» разгневала Мизулину

Сенатора возмутили грубые формулировки надзорного ведомства. Филолог согласен - «бабке» нет места в деловой переписке.

Член Совета Федерации РФ Елена Мизулина считает, что прокуратура Крыма опорочила свою честь, прислав официальный ответ на ее запрос о судьбе 14-летнего подростка из города Саки. Возмутило сенатора не столько то, что надзорное ведомство не нашло нарушений в действиях сотрудников органов опеки, которые забрали ребенка у его бабушки (мать мальчика — на заработках в Москве), сколько филологический аспект. В официальном документе родственница подростка именовалась не иначе как «бабка». 

«Впервые за много лет работы вижу в официальной переписке подобную грубую и недопустимую по отношению к заявителю лексику, — написала Мизулина на своей странице в Facebook. — Считаю, что такого рода «ответы» порочат честь прокуратуры». 

Любопытно, что сама Елена Мизулина, видимо, в пылу гнева зачем-то обнародовала все персональные данные подростка: не только его фамилию, но и адрес («Политика Сегодня», как того требует законодательство, публикует документ со скрытой информацией о несовершеннолетнем). 

Филологическое

К слову, в самой прокуратуре Крыма сенатору пока не ответили, впрочем, как и корреспонденту ИА «Политика Сегодня»: нужного специалиста в течение дня не удалось застать на месте.

С сенатором согласились многие пользователи соцсети. Филолог, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ Владимир Славкин также считает: подобные слова в документах неуместны. 

«Бабка  — слово разговорное. Существует официальное слово «бабушка»,  — подчеркнул эксперт в беседе с ИА «Политика Сегодня».  —  Документ предполагает определенный стиль  — официально-деловой. В нем могут содержаться нейтральные слова, но разговорные и просторечные  — недопустимы. Слово «бабка»  — как раз разговорное. Деловой язык предполагает и другие ограничения. Например, нейтральные слова «мама» и «папа» в официальных документах нужно менять на «мать» и «отец».

Владимир Славкин считает, что подобный пример говорит о низкой речевой культуре и недостаточном профессионализме людей, которые готовили это письмо. Вряд ли и руководитель, подписывая документ, ознакомился с его содержанием. 

«У нас большие проблемы с официально-деловой речью. Люди не понимают, когда нужно, когда не нужно употреблять то или иное слово. Стилевой диссонанс получился и здесь: человек употребляет слова из разных стилей, не отдавая отчет, что они не могут сочетаться. Явление широко распространенное. В том числе у многих наших политиков это наблюдается. Это может быть и неким приемом, но нужно обращаться с ним очень осторожно», — пояснил филолог.

Славкин напомнил выступление заместителя постпреда РФ в Совбезе ООН Владимира Сафронкова в апреле 2017 года. На заседании дипломат предъявил претензии представителю Великобритании Мэттью Райкрофту, который заявил, что Россия потеряла доверие и всеми способами поддерживает режим Асада в Сирии.

«Вы испугались, сон потеряли, что мы будем сотрудничать с Соединенными Штатами. Вы этого боитесь. Все делаете для того, чтобы это взаимодействие было подорвано… Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?»  — обратился Сафронков к Райкрофту.

Выступление Сафронкова в ООН раскритиковала тогда спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, согласившись, что речь дипломата больше напоминала речь прапорщика. Выступление Сафронкова доцент кафедры стилистики русского языка МГУ считает примером непрофессионализма дипломата. Хотя некоторые парламентарии расценили это выступление, как демонстрацию силы.

«Языковая расхлябанность, неряшливость — распространенное явление и предмет изучения для нас, филологов,» — заключил эксперт.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...