Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
1:00   3 Октября 2014
История катастрофы

Последний поход К-219: за шаг до ядерной войны

Последний поход К-219: за шаг до ядерной войны

На борту атомной подводной лодки К-219 28 лет назад погибли четыре человека. Один из них, впоследствии получивший посмертно звание Героя России, ценой собственной жизни предотвратил ядерную войну.

Взрыв баллистической ракеты в одной из шахт на подводной лодке К-219 произошел 28 лет назад. Три следующих дня экипаж безуспешно боролся за корабль. Лодка затонула на глубине пять тысяч метров, на ее борту погибли четыре человека, в том числе матрос Сергей Преминин, который вручную заглушил атомный реактор и тем самым спас мир от ядерной войны. В свой последний поход АПЛ К-219 вышла 4 сентября 1986 года. Подводный крейсер направился на боевое патрулирование у берегов США. Вооруженный ядерными ракетами корабль был готов нанести ответный удар в случае нападения противника. Вскоре после погружения в Баренцевом море в ракетной шахте №6 открылась течь, но офицер по ракетным вооружениям Александр Петрачков не доложил о неполадке командиру корабля Игорю Британову. Надо сказать, что перед выходом в море экипаж К-219 формировался наспех. Были заменены почти половина офицеров и мичманов, командиры отсеков и корабельный врач. В годы «холодной войны» боевые корабли уходили в поход по 2-3 раза в год, и для моряков служба на «неродных» подлодках стала нормой. Трагедия началась на тридцатые сутки похода. Из-за течи моряки дважды в сутки должны были откачивать воду из ракетной шахты. Но 3 октября шахта полностью разгерметизировалась, и в нее хлынула вода. Создавшимся давлением раздавило тонкий корпус баллистической ракеты и контейнера, вытекло топливо топлива, а спустя несколько минут в шахте произошел взрыв. Некоторые части ракеты оказались внутри крейсера и в реакции с водой начали производить ядовитые газы. Через пробоину на ракетной палубе хлынула вода, а подлодка буквально «провалилась» на глубину около 300 метров. Капитан отдал приказание продуть все цистерны, и за две минуты лодке удалось произвести экстренное всплытие. В это же время ядовитые газы все больше заполняли ракетный отсек, и экипаж был вынужден его покинуть. Началась борьба за жизнь корабля. Аварийные группы в задымленном отсеке искали источник возгорания, вызвавший взрыв, но нашли лишь тела матросов Смаглюка и Харченко, а также погибшего командира БЧ-2 Петрачкова. Тем временем ракетный окислитель, а вместе с ним и пожар, распространялся на соседние отсеки. Аварийные партии боролись с огнем в течение нескольких часов. В 19.30 исчезло электропитание в сети правого борта, а компенсирующие решетки одного из реакторов зависли в промежуточном положении после сброса аварийной защиты. Над кораблем нависла новая опасность — для глушения реактора необходимо было опустить решетки на нижние упоры. Оставался единственный выход — зайти в реакторный отсек и опустить их вручную. Первым в пекло раскаленного отсека отправился старший лейтенант Николай Беликов, но выполнить задачу не смог. Тогда на помощь ему пришел самый опытный из спецтрюмных матросов Сергей Преминин. С огромными усилиями им удалось опустить три решетки, после чего Беликов потерял сознание, а Сергею Преминину пришлось действовать самостоятельно. Со второй попытки он опустил последнюю, четвертую, решетку. Но выйти из реакторного отсека не смог — люк сильно деформировался из-за жары. Расплавление активной зоны реактора было предотвращено ценой жизни матроса. Вскоре к месту аварии подошли советские транспортные суда, американский буксир ВМС и подлодка USS «Augusta». Кроме того, в небе постоянно находился патрульный самолет США. Меж тем ситуация на лодке только ухудшалась: повышалась загазованность в отсеках, росла температура заслонки между третьим и четвертым отсеками, возникла угроза взрыва ракет. В этих условиях командир ПЛ принял решение эвакуировать экипаж на сухогруз «Красногвардейск», но сам остался на борту с оружием в руках, чтобы не допустить захват крейсера американскими военными. 4 октября на лодку отправилась очередная аварийная группа. Продуванием носовых цистерн главного балласта морякам удалось выровнять дифферент и подготовить лодку к буксировке. На следующий день корабль, терпящий бедствие, двинулся в сторону родных берегов вслед за «Красногвардейском». Но спустя несколько часов буксировочный трос оборвался, и подводная лодка пошла ко дну. В последний момент, когда вода достигла уровня палубы надстройки, командир Игорь Британов покинул свой корабль, перейдя на спасательный плот. До сих пор остается неясным, почему оборвался трос. Есть версия, что его повредила американская подлодка, которая совершала маневры в непосредственной близости от поврежденной лодки и могла перерубить трос своей боевой рубкой. По другой версии, трос не выдержал нагрузки, так как дифферент на нос и осадка корабля постепенно увеличивались. Лодка затонула на глубине более пяти тысяч метров, сухогруз «Красногвардейск» еще неделю дежурил в районе ее гибели. Экипаж К-219 на ролкере «Анатолий Васильев» был доставлен в столицу Кубы Гавану, а оттуда специальным авиарейсом — в Москву. По факту аварии было заведено уголовное дело, виновными были признаны члены экипажа, хотя до суда дело так и не дошло. Командира ПЛ, замполита и командира БЧ-5 уволили по статье «служебное несоответствие». Матроса Сергея Преминина наградили посмертно Орденом Красной Звезды, а спустя одиннадцать лет ему было присвоено звание Героя России. Оксана Дроздова

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров