Волга-вербовка-джихад

Волга-вербовка-джихад
Астрахань, 27 сентября.

На днях в Астрахани вынесли приговор по делу группы Тахира «Абу Хасана» Джаксибекова. Ее участники получили от шести до семи лет колонии общего режима за вербовку рекрутов, отправляемых на Кавказ и в Сирию. На суде Джаксибеков шокировал присутствующих откровенным заявлением о том, что для него джихад – «прямой, самый короткий путь в рай». Неосведомленный может посчитать произошедшее абсолютным бредом, дурной фантазией. Мол, сетевая структура моджахедов! И где? В нашем родном Поволжье? Однако исламистское движение, каким бы невероятным это ни казалось, имеет в данном регионе давнюю историю. Старт В конце 20-го века, после падения советской империи, в России началось бурное развитие ислама. Собственные мусульманские университеты в стране отсутствовали, поэтому здесь либо активно принимали иностранных миссионеров, либо молодые люди, желающие изучать соответствующую теологию, отправлялись в зарубежные религиозные учебные центры. По возвращении у многих из них, рано или поздно, возникали конфликты с официальным духовенством. Среди новых проповедников, не подчинявшихся «государственным муфтиям», числились поборники салафии, радикального направления в «магометанстве». Им удалось укрепиться на Северо-Восточном Кавказе, а в 2006-м лидер тамошнего подполья Доку Умаров заявил о создании Поволжского фронта. Правда, первая диверсионная «ласточка» объявилась на Волге гораздо раньше – группа башкирского салафита Рамазана Ишкильдина. В декабре 1999-го на границе Татарстана и Кировской области они взорвали три ветки газопровода «Уренгой – Помары – Ужгород». Это была единственная вылазка боёвки. Чуть погодя их всех задержали и впаяли различные сроки. Вообще, на тот период, системы, более или менее напоминающей повстанческую сеть, на территориях между Центральной Россией и Уралом не существовало. Она формируется только сейчас. А тогда «мероприятия», проводимые местными или приезжими моджахедами, носили разовый характер. В мае 2000-го, у контрольно-пропускного пункта 255-го мотострелкового полка, расквартированного в Волгограде, рвануло самодельное взрывное устройство (СВУ), закреплённое на дереве. Двое военных погибли. Следующая «адская машинка» сработала в августе 2001-го, в Астрахани, на аллее возле вещевого рынка. Убило ещё восемь человек. Другая бомба жахнула в июне 2004-го на рынке в Самаре - 11 жертв. Вдобавок, в 2004-2005 по Кировской, Ульяновской, Самарской областям, Татарстану и Башкирии прошвырнулся джамаат Альберта Галлиева. Боевики взрывали нефтепроводы, газопроводы, ЛЭП, трансформаторы. К счастью, никого в «лучший мир» они не отправили, ограничившись «индустриальным джихадом». В итоге, участников команды, кроме самого Галлиева, повязали и отправили за решетку. Зато январской ночью 2008-го возле ульяновской деревни Большое Ногаткино без кровопролития не обошлось. Там расстреляли двух милиционеров, пытавшихся остановить автомобиль, в котором четверо уроженцев Дагестана везли заложника – заместителя директора местной строительной компании. Данный инцидент стал последним в череде одиночных диверсий. Через пару лет положение осложнилось. Герилья на Нижней Волге В июле-августе 2010-го на улицах Астрахани развернулась настоящая городская герилья. Боевой джамаат братьев-казахов Гайни и Максута Жумагазиевых совершил несколько атак на милицейские патрули. В результате два сотрудника МВД были убиты, шесть получили ранения. Осенью организацию удалось разгромить. Основную часть повстанцев поймали, один сбежал в Дагестан. В октябре ОМОН взял штурмом помещение, в котором засел основатель группы Гайни Жумагазиев. Он отстреливался, пока не получил пулю. Казалось бы, можно успокоиться. Но в скором времени выяснилось, что маховик продолжает наращивать обороты. В апреле 2011-го снова грохнуло в Волгограде. Сначала ухнуло СВУ, заложенное возле здания ГИБДД, а потом, при разминировании, бомба, установленная на автостоянке юридической академии. Задело одного из правоохранителей. Диверсию устроили боевики из второго астраханского джамаата, возглавляемого русским мусульманином Андреем «Умаром» Антоновым. Сын полицейского, Антонов ранее отсидел за разбои. Ислам принял, находясь в тюрьме. Но на свободе разгуляться ему не позволили. В мае стражи порядка вычислили и накрыли его людей в Астрахани. Андрей «Умар» сдаваться не захотел, вступил в перестрелку, рискнул уйти от погони и получил порцию свинца. Абсолютно неожиданно в июле 2012-го «отличилась» Саратовская область. В селе Луговском Ровенского района бойцы УФСБ взяли приступом частный дом, обороняемый узбеком-салафитом. Стрелка ликвидировали. А в 2013-м Волгоград опять угодил в новостные сводки. В августе около здания батальона ДПС бабахнуло СВУ. К счастью, никто не пострадал. А вот 21 октября выдалось кровавым. Недалеко от остановки «Лесобаза» взорвался автобус. Сгинули шесть пассажиров. Провела уникальную для Поволжья операцию дагестанская смертница Наида Асиялова, жена русского салафита и участника махачкалинского джамаата Дмитрия «Абдул-Джабара» Соколова. Вместе с тем, есть мнение, что Асиялова, в действительности, не собиралась «жать на кнопку», а перевозимая ею взрывчатка детонировала случайно. В декабре того же года волгоградский кошмар продолжился. Боец нового кавказского подразделения шахидов «Ансар аль Сунна» Аскер Самедов самоликвидировался на здешнем железнодорожном вокзале, а его напарник Сулейман Магомедов «нажал на кнопку», находясь в троллейбусе. Погибли 34 человека. Не исключено, что готовить операции помогал кто-то из местных подпольщиков. Герилья на Средней Волге Параллельно астраханско-волгоградским событиям развивалась другая партизанская кампания – в Татарстане. В ноябре 2010-го в свой короткий поход по Нурлатскому району вышли трое местных салафитов: сын экс-прокурора города Чистополя Руслан Спиридонов и его товарищи - Альберт Хуснутдинов и Алмаз Давлетшин. Они попытались подорвать милицейский автомобиль, затем обстреляли чоповский УАЗ, затем – здешнего егеря, уцелевшего чудом. В районе забили тревогу, срочно перебросили подразделения МВД и ФСБ. «Рейдеров» окружили в лесу, но они сумели вырваться и укрылись в заброшенном доме на окраине села Старое Альметьево. Моджахеды вели огонь из автоматов и подствольников. В ответ силовики раскурочили избушку, уничтожив сопротивлявшихся. После этого целый год в республике соблюдалась тишина. Но в январе 2012-го в поселке Мемдель сгорело частное строение. На пожарище обнаружили три СВУ. Во время разминирования в результате подрыва покалечило сапера. Как выяснилось, в домике проживал уроженец Узбекистана Рустам Юсупов. Спустя пару дней подпольщика блокировали на адресе в Казани. Стражи порядка штурманули квартиру, в которой он отсиживался. Перед смертью Юсупов успел ранить полицейского. Следующую вылазку татарстанские боевики под руководством Раиса «Мухаммада» Мингалеева предприняли 19 июля, когда в Казани, в подъезде собственного дома, обстреляли начальника учебного отдела республиканского духовного управления мусульман (ДУМ) Валиуллу Якупова и взорвали авто муфтия Илдуса Файзова. Оба ранее прослыли противниками салафитов. Якупов от полученных ранений скончался. Файзову удалось выкарабкаться. Впрочем, покушением на высокопоставленных деятелей ДУМ успехи партизан ограничились. В августе у поселка Новочувашского на куски разнесло легковушку и трех ехавших в ней боевиков, транспортировавших собранный ими фугас. А в октябре спецназ ФСБ в Казани припёр к стенке еще пару повстанцев. Не желая попадать в плен, они подорвали себя. Один спецназовец погиб, двоих зацепило. Далее вновь последовало годовое затишье, нарушенное в ноябре 2013-го, когда моджахеды запустили несколько самодельных ракет типа «Кассам» по предприятию «Нижнекамскнефтехим». Наконец, в мае 2014-го, в Чистополе силовики настигли предводителя татарстанских «мятежников». Мингалеев с подручным засели в гаражах. Оба держались там, пока их не убили. Одновременно в квартире на окраине города правоохранители повязали их помощницу. Перед задержанием женщина успела метнуть в полицейских гранату. Пострадали три стража порядка. Руссо туристо Кроме повстанчества, в среде радикальных мусульман Поволжья популярен феномен «военного отходничества», когда добровольцы и завербованные рекруты по тем или иным причинам едут сражаться в разные регионы, охваченные боевыми действиями. На протяжении «нулевых» точкой притяжения для таких волонтеров являлся Северо-Восточный Кавказ. Пожалуй, самым прославленным «вольноопределяющимся» из числа волжан стал уроженец Волгоградской области Павел «Мухаммад» Косолапов. Он дрался в Чечне на стороне моджахедов, а потом его группу забросили в Центральную Россию. В феврале-марте 2004-го они взорвали несколько газопроводов и опор ЛЭП в Подмосковье, в июне устроили уже упоминавшуюся диверсию в Самаре. Именно Косолапов организовал подрыв поезда «Невский экспресс» в августе 2007-го. Также известно, что сейчас в Дагестане, в составе буйнакского джамаата, находится житель марийской республики Павел «Ансар ар-Руси» Печенкин, а около 60 жительниц Астраханской области имеют статус жен или вдов боевиков. Факты вербовки подтвердили и в волгоградской полиции. Другая пользующаяся спросом «курортная зона» - АфПак. В 1999-м из Набережных Челнов в Афганистан прибыли Ирек Хамидуллин и Айрат Вахитов, а с ними полтора десятка единомышленников. Эти люди создали легендарный «Булгарский джамаат». В 2001-м, под ударами американцев, бойцы джамаата отступили в Пакистан. Хамидуллина задержали тамошние спецслужбы и выдали в Россию, откуда он переехал в Судан, а Вахитова поймали янки и поместили в тюрьму на базе Гуантанамо. Далее Айрата вернули на родину, где он присоединился к группе Галлиева, а по завершению ее кампании, пропал и через несколько лет «всплыл» на Ближнем Востоке. К слову, амир Татарстана Раис Мингалеев тоже являлся ветераном формирования, основанного челнинцами. Наконец, третье направление – Сирия, где полыхает гражданская война. Среди моджахедов, воюющих против правительственной армии, есть примерно 1000 россиян из Северо-Кавказского, Южного и Приволжского федеральных округов. По иным сведениям, количество только татар в рядах исламской оппозиции колеблется от 200 до 1000. В путь отправляются из Мордовии, Самарской, Пензенской областей. Многие уже погибли. Осенью 2012-го в УФСБ Татарстана признали – часть боевиков вернулась домой для лечения, поиска денег и набора пополнения. Прогноз погоды В краткосрочной перспективе «вооруженный туризм» останется главным направлением развития поволжского подполья. Традиционный регион для стажировок – Северо-Восточный Кавказ. Плюс Афганистан и Пакистан, где функционирует родной «Булгарский джамаат». К слову, в декабре 2014-го основная часть воинского контингента НАТО покинет Афган, так что у джамаатовцев, судя по всему, возникнет хороший шанс попрактиковаться на подопечных кабульского режима, а в ближайшем будущем, вероятно, и на силовиках среднеазиатских республик. Разумеется, Сирию и Ирак наши «учащиеся» тоже не бросят, а когда там исчезнет надобность в специалистах их профиля, они смогут применить обретенные навыки на просторах западнее или восточнее Каспийского моря. Основная часть, естественно, переберётся восвояси. В Казань, в Набережные Челны, в Ульяновск, в Тольятти, в Самару, в Саратов, в Волгоград, в Астрахань. И вот тогда обитателей, а заодно и соседей, субъектов федерации, в которых названные города расположены, ожидают «весёлые» деньки. Ведь отсутствовавшие какое-то время соотечественники приедут не отдыхать, а воевать. Денис Колчин.