Донорство: метка в паспорте как сигнал черным трансплантологам?

Донорство: метка в паспорте как сигнал черным трансплантологам?

Законопроект, касающийся сознательного выбора россиян предоставлять или нет свои органы для трансплантации после смерти, внесен в Госдуму. Учитывая, что Минздрав подготовил пакет поправок в действующий закон о трансплантации еще в конце 2013 года, нынешнее предложение сенатора Совета Федерации Антона Белякова выглядит обыкновенным пиар-ходом. Инициатива скандально известного экс-депутата парламента поставила на уши и общественность, и СМИ. Автор документа предлагает отменить презумпцию согласия на донорство, доселе действовавшую в России. Тем же, кто реально готов на трансплантацию органов после смерти, Беляков предлагает вносить соответствующую метку в паспорт или водительское удостоверение. Естественно, взрослая часть населения тут же схватилась за головы – о «черных трансплантологах» слышали все, а пометку в документах можно и задним числом «шлепнуть». Вопрос о грядущих поправках оказался в центре внимания общественности, автора нынешней инициативы регулярно упоминают ведущие издания, однако вряд ли предложение Белякова будет принято законотворцами.

«Презумпция согласия» и бюрократические сложности

Министерство здравоохранения тут же напомнило о проведенной внутри ведомства работе по обозначенной теме. Правда, представители Минздрава пообещали подключить самого Белякова к обсуждению закона. По словам пресс-секретаря Минздрава Олега Салагая, «подготовленный Минздравом проект Федерального закона в целом решает проблемы, обозначенные сенатором Беляковым», однако «законопроект готовился совместно с представителями профессионального сообщества, а также прошел согласование со многими федеральными ведомствами». Согласно данным министерства, за прошлый год в России было проведено лишь 16% от общего количества требуемых трансплантаций – всего около 1,4 тысячи операций. Да, в стране действует презумпция согласия на изъятие у умерших россиян пригодных для трансплантации органов. Однако врачи, несмотря на то, что в действующем законе №323 в статье 47 не требуется на эту процедуру согласия родственников, предпочитают все же согласовывать это с последними. Катавасия эта связана с рядом моментов, если хотите – оговорками, которые следуют после фразы «презумпция согласия на изъятие органов». «Дело в том, что в действующем законе от 1992 года прописано некое утверждение, что если медицинское учреждение, в котором была констатирована смерть человека, извещено было о том, что умерший не хотел быть донором после смерти, тогда изъятие органов запрещается, — объясняет главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье. – Во всех остальных случаях это не запрещается. Но до настоящего времени этим законом не был предусмотрен механизм фиксации волеизъявления. Так вот, новый законопроект провозглашает создание регистра, в котором будут фиксироваться отказы и согласия на донорство после смерти. То есть будет прописан механизм – как это все будет организовано». Что касается резонанса, вызванного законопроектом Антона Белякова, профессор Готье оценивает его скептически. Опасения прессы и экспертов медик называет паранойей, потому как согласно поправкам, предложенным Минздравом, будет создан единый реестр согласившихся на посмертное изъятие органов. «Доступ в базу данных такого рода будет очень ограниченным, поскольку эта база будет содержать персональные данные. Естественно, она должна быть ограничена и мало кому доступна. Но это уже вопрос охраны персональных данных, который актуален и над которым сегодня активно работают, — рассказывает Готье. – На сегодняшний день мы действительно испытываем дефицит в донорских органах и проводим в 10 раз меньше трансплантаций, чем нужно. Но все это происходит не столько из-за несовершенства законодательной базы, хотя и это имеет место среди проблем. Здесь определяющим фактором является то, что население слабо информировано, в основном сведения о трансплантологии, которые сегодня дают аудитории, касаются запугивания, а не правильного понимания».

В паспорте появятся... органы?!

Ясное дело, общественность встревожилась не напрасно, когда появились первые новости о том, что, возможно, в скором будущем в паспортах или водительских правах может появиться, например, штамп – владелец документа согласен передать после смерти свои органы для дальнейшей пересадки нуждающимся. Давайте припомним – сколько раз мы предъявляли паспорт за последний, например, месяц – сотрудникам полиции, при оформлении кредитов и так далее? И учитывая тот факт, что «черные трансплантологии» – это не какие-то там сказки, а реально существующие и работающие злоумышленники, вполне логично испугаться. «Цивилизованный мир уже давно живет по другим принципам – в странах работают электронные базы данных людей, где находится не только заявление согласных на трансплантацию органов после смерти, но и личное заявление с перечислением конкретно органов, которые он согласен отдать, в каких ситуациях — и так далее, и так далее. Все эти данные можно поднять в две секунды – по фамилии. Паспорт в данном случае неуместен, — уверен адвокат Игорь Трунов. – Пометку можно шлепнуть задним числом, а уж потом она окажется левой. А уже органы изъяли. Потом иди – разбирайся. И крайних нет! Во всем мире работает компьютерная система: по названной фамилии сразу выскакивает вся твоя история жизни – что ты делал и где ты какие заявления на счет своих органов оставлял. Поэтому я, конечно же, думаю, нужно составлять более или менее цивилизованную форму. Тем более, речь в данном случае идет о трансплантации – это значит, что речь идет о медицине. Значит, будет больница. Значит, будет возможность доступа к компьютерной сети, и так далее, и так далее». Параноидальные настроения в обществе, связанные с инициативой господина Белякова, вполне понятны. Однако, судя по настроениям и в Министерстве здравоохранения, и среди практикующих медиков и экспертов, проект, поданный от Совета Федерации на рассмотрение депутатов Госдумы, скорее всего, будет отклонен. Потому что документ является не более чем популистским ходом его автора – себе рейтинг поднять, а Минздраву помочь вынести на широкое обсуждение тему трансплантации органов, изъятых после смерти на то согласного. Иван Адамов