Впервые в Петербурге судят за пропаганду гомосексуализма среди детей

Впервые в Петербурге судят за пропаганду гомосексуализма среди детей
Санкт-Петербург, 24 сентября.

В Северной столице идет судебный процесс над активистом ЛГБТ-движения Евгением Прокопенко, которого обвиняют в пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, сообщает ФАН. Статью 6.21.1 КоАПП (Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних) в судебной практике Северной столицы пытаются применить впервые. Евгению Прокопенко ее вменяют за то, что он на митинге ЛГБТ-движения, который проходил 26 июля 2014 года на Марсовом поле, держал плакат с эпатажной надписью «Содомия слаще меда», который, по версии обвинения, могли прочитать несовершеннолетние, находящиеся в парке. Как выяснилось, дети в парке, действительно, были. И заявления от родителей полицейским тоже поступали. Но Прокопенко уверен, что эти дети были подставными. "К людям с детьми подходили организаторы и просили убрать несовершеннолетних от места проведения митинга. Детей сначала убрали, а потом опять притащили к огражению, и мужчина в белой рубашке начал их фотографировать на фоне мероприятия. Естественно, это были подставные дети", - рассказал по телефону корреспонденту Федерального агенства новостей обвиняемый. Как сообщил журналист ФАН, присутствовавший на пятичасовом заседании суда, которое состоялось в понедельник 22 сентября, свидетель Владимир Ким рассказал, что он вместе с супругой и пятилетней дочерью отдыхал на Марсовом поле. В парке супруги познакомились еще с одной семьей с детьми. В какой-то момент рядом началось непонятное радужное мероприятие, а к случайным прохожим стали подходить молодые люди и требовать от них гулять в другом месте. Это возмутило Кима, так как только в этой части парковой площади можно было укрыться в тени от солнца. ЛГБТ-активисты не унимались, якобы фотографировали Кима с семьей и их новых знакомых, что-то говорили о готовящейся провокации. В итоге, мужчина не выдержал и обратился к полицейским, потребовав принять меры. Далее показания свидетеля становятся путаными. Сначала он заявлял, что его возмутил плакат «Содомия слаще меда», который его малолетняя дочь смогла прочитать по слогам и стала задавать отцу неудобные вопросы. Спустя полчаса, там же, на заседании, Ким утверждал, будто жаловался охраннику правопорядка, что его детей фотографировали без разрешения. Так или иначе, в своем заявлении мужчина написал именно о пропаганде нетрадиционных сексуальный отношений, после чего Евгения Прокопенко увели в полицейский автобус. Надо отметить, что новые знакомые Кима, семья с двумя детьми, тоже писали заявления в полицию, но этих материалов в деле почему-то нет. Защита обвиняемого уверена, что новый знакомый Кима по имени Алексей был провокатором. Это он и сумел повернуть конфликт таким образом, что Прокопенко обвинили именно по статье 6.21 КоАп. «На самом деле дети ни на что внимания не обращали, это подтверждает видеозапись. Дети были приведены с конкретной целью осуществить провокацию в отношении участников мероприятия», — утверждает правозащитник Динар Идрисов. Во втором заседании обвиняемый обратился к суду с ходатайством выслушать его позицию по делу. Прокопенко в течении часа зачитывал заранее подготовленные доводы. Молодой человек рассказал о нарушениях, которые были допущены сотрудниками полиции при задержании и составлении протокола. Далее он перешел к анализу отечественной и международной правоприменительной практики, касающейся ущемления гражданских свобод представителей секс-меньшинств, который основывается на дискриминации по признаку сексуальной ориентации. Обвиняемый подчеркнул несоответствие статьи 6.21 основному закону РФ и различным международным конвенциям, ратифицированным РФ. Новый федеральный закон запрещает пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, но при этом ни в одном правовом документе не пояснено, какие именно отношения должны считаться традиционными. Значительную часть своей речи Прокопенко посвятил ущемлению прав несовершеннолетних, которые из-за нового закона оказались в информационном вакууме. Подросток с нетрадиционной ориентацией теперь не сможет обратиться за помощью к кому-либо из взрослых. Спорным предстало и само понятие пропаганды. Обвиняемый не заходил с плакатом, например, в школу и не вел задушевных разговоров на детской площадке, а участвовал в согласованном с властями митинге. «Даже в рамках этой нормы правонарушения не было, потому что сегодня в ходе заседания все свидетели сказали, что событие с плакатом происходило внутри территории, специально огороженной для публичного мероприятия. Если какие-либо граждане случайно или намеренно приблизились к этому мероприятию с несовершеннолетними детьми, то полиция и комитет по обеспечению законности должны были немедленно предпринять действия, чтобы оградить этих лиц от случайного или намеренного нарушения их прав, чего сделано не было. Они почему-то посчитали, что надо нарушать права участников публичного мероприятия», — пояснил журналисту ФАН правозащитник Динар Идрисов. Некоторые свидетели утверждают, что дети обращали внимание на активиста с плакатом из-за плюшевого медвежонка, прикрепленного к древку плаката. Но Прокопенко утверждает, что игрушка была всего лишь частью художественного замысла. Подробнее о мотивах и содержании своего плаката Евгений рассказал в видео-интервью. На вопрос журналиста ФАН, будет ли он еще выходить с подобными лозунгами, ЛГБТ-активист ответил: «Пока задерживают за такие плакаты, с ними нужно выходить». Следующее заседание суда по делу обвинения в пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних Евгения Прокопенко состоится 6 октября.