Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи

Если бы в Красной книге появился раздел для уникальных людей, чье существование на грани исчезновения, то одно из первых мест стоило бы отдать работникам скорой помощи. Людей, готовых в любое время дня и ночи спасать человеческие жизни, оказывать необходимую медицинскую помощь и мчаться к пациентам спустя считанные минуты, становится все меньше. Что же все-таки привлекает «врачей-краснокнижников» в работе на скорой и почему эта работа под силу не каждому медику, разбирался корреспондент Федерального агентства политических новостей в рубрике «Один день из жизни россиянина».

Медицинский режим

Для того, чтобы узнать, что скрывается по другую сторону кареты скорой, наша съемочная группа отправилась на московскую подстанцию № 9. Она находится практически в самом центре столицы и принимает на себя основные удары: начиная от помощи пожилым людям и заканчивая дежурствами на массовых акциях, где зачастую не обходится без травм.

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Наш проводник в мир белых халатов и больничных карт врач со стажем Георгий Комков. В скорой он уже восемь лет и как говорит сам, ничуть не пожалел о своем выборе. Наш день с таким врачом начался с самого утра, как раз тогда, когда он и его фельдшер заступили на смену. Смены у бригад делятся на утреннюю и вечернюю. Наша бригада работает с утра, и заступает на смену ровно в 8: Сразу после того, как мы с напарником переоделись в форму, идем принимать смену. Очень важно проверить машину после другой бригады: убедиться, что вся аппаратура рабочая: монитор, дефибриллятор, кислородный баллон, дыхательная аппаратура, ИВЛ. Если что-то разряжено, то ставим на зарядку», – говорит Комков, не забывая при этом тщательно проверять все приборы в машине. После того, как врачи убедились, что карета скорой готова к работе, они следуют в диспетчерскую. Именно здесь распределяются вызовы по бригадам: Вызов к нам приходит из центрального диспетчерского центра. Они раскидывают их по территориальной принадлежности: мы, например, центр и обслуживаем только тех пациентов, кто живет на этом районе», – рассказывает диспетчер Татьяна. В этот момент, раздается звонок. Татьяна выслушивает пациента и назначает бригаду. Информация с номером бригады разносится по всему зданию по громкой связи, а значит, где бы не находились врач или фельдшер они его услышат.

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Всего на подстанции работает 16 бригад, но в момент вызова на месте осталось только две. Несмотря на ранний час, все уже разъехались по больным. Пока вторая бригада собирается на вызов, мы возвращаемся к машине. Здесь нас уже ожидает водитель и выслушав, что на вызов едем не мы, вздыхает с облегчением: С утра обычно тяжеловато попасть к пациенту вовремя», – сетует водитель Владимир Николаевич, «Скорую практически никто не пропускает пока маяки не включим, приходится выбирать объездные пути».

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Однако поспешим вас успокоить. Даже если скорая опаздывает и приезжает не так быстро, как хотелось бы, это не значит, что она вообще никогда не приедет. Это, по словам, Комкова, исключено: Такого, что скорая вообще не приехала, быть не может. Кто-нибудь, но обязательно вас спасет. Тут дело в том, что у нас в целом на вызов всего 70 минут. За это время мы должны выехать, добраться до пациента, поставить диагноз, и, если это необходимо, доставить больного в стационар. Если же мы едем и чувствуем, что не успеваем никак из-за пробок, тогда звоним в диспетчерскую и сообщаем о задержке».

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Комков рассказывает, что иногда на один вызов привлекается до четырех бригад скорой помощи: «Кто быстрее доедет, тот и спасает, а мы, если не успеваем, то торчим в пробке и ждем следующего вызова». К слову за один день, бригада скорой помощи может принять 24, а то и больше вызовов. Количество вызовов зависит от многих факторов. Так, например, будни в центре, вполне себе спокойные, разве, что с утра звонят в основном, хронические больные. Гораздо насыщеннее становится после обеда и ближе к вечеру: Так как мы в центре находимся, да еще и рядом с железной дорогой, то в вечернее время обеспеченны работой. Единственное различие в том, что летом к нам в основном молодые обращаются или в общественные места вызывают, а зимой, чаще на дом ездим, так как много пожилого населения с обострившимися хроническими заболеваниями», – вводит нас в курс дела врач Комков.

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Пока мы беседуем с врачом и его фельдшером, на станцию возвращается первая бригада. Теперь на стоянке две скорых и как шутит Комков, скоро наступит его любимое время – когда машину скорой помощи совсем будет ставить некуда: Если нам припарковаться негде, это же хорошо! Значит, все на месте и аврала на работе нет», – поясняет он. Все время разговора мы проводим на парковке. Несмотря на то, что врач проверил уже все препараты, некоторые из них стоит подзарядить, а в чемоданчик добавить лекарств, поэтому, фельдшеру дается задание поставить все на зарядку и пополнить медицинский провиант.

Отметим, что вышеописанный оранжевый чемоданчик довольно внушительных размеров и напоминает, скорее, огромный сундук, в котором, по заверениям Комкова, есть абсолютно все. У нас на самом деле есть все, что необходимо для экстренной помощи, - поясняет врач. - Прямо от и до. Единственное, что нет таблетированных лекарств, но они и требуются больше для неотложек, чем для нас. Я раньше до скорой удивлялся, как так, в укладку можно все необходимое поместить, но на деле так оно и есть». Тщательное наблюдение Врач Комков не только рассказывает о том, что хранится в укладке, но и на деле показывает, как работают те или иные приборы. Вот, например, аппарат ИВЛ, у него, объясняет врач несколько разновидностей: Это, вот, транспортный ИВЛ, мы ходим с ним в квартиру, если у пациента нарушение дыхания, то мы его реанимируем всеми возможными способами, а затем подключаем к аппарату». Тут же врач вспоминает случай из собственной практики, когда пригодился как раз этот аппарат. Однажды я приезжал к женщине, которая уже умерла. Мы были на месте уже через шесть-семь минут, поэтому, шансы спасти ее какие-никакие, но все-таки были, - рассказывает Комков. - У пациентки был тромб, близкие уже не надеялись, но мы начали работать в полном объеме, подключили к ИВЛ, сделали искусственное дыхание и минут через 25 появился ритм и пульс. Больная стала пытаться дышать самостоятельно. Это я к тому, как важен этот аппарат, – улыбается он и продолжает экскурсию по всем медицинским приборам, находящимся в скорой.

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Мы также можем и наркоз вколоть для того, чтобы обезболить пациента и довезти его до стационара, - заявляет собеседник ФАПН. - Есть у нас и аппаратура контроля: давление, пульс, ритм измеряем. На монитор все жизненные показатели пациента выводим. Если что-то пошло не так, мы можем сразу среагировать: останавливаемся и начинаем работу. У нас это как обычно происходит: «Тормози, Володя»!

Да, и мне приходится тормозить, где бы мы не находились», – подключается к разговору водитель Владимир Николаевич. После общения с этой бригадой скорой помощи сомнений не остается, что в ней важны все члены команды. В подтверждение этим мыслям, водитель рассказывает о том, что помимо основной работы выполняет и функцию грузчика, правда, в переносном смысле этого слова: Бывают у нас тяжелые пациенты. Или даже очень тяжелые, больше двухсот килограммов, тогда помогаю, конечно, ребятам донести его до машины. Хотя, бывало и так, что мы даже втроем не могли спустить пациента и приходилось вызывать МЧС. Там пятеро крепких ребят быстро справляются с этой задачей, и мы продолжаем свою работу», – делится с нами Владимир Николаевич. Как только тяжелый пациент доставлен на спасательный борт скорой, его помещают на каталку, у которой как раз на такой случай присутствуют амортизаторы, а значит, угрозы падения с нее для больного нет.

Тем временем, когда укладка собрана, все медицинские аппараты готовы к работе, а вызова пока нет, для бригады скорой все равно находится работа. И заключается она в том, чтобы учиться: на подстанции скорой помощи существует учебный кабинет со всеми необходимыми атрибутами для тренировки. Сюда мы идем вместе с врачом Георгием Комковым. Водитель остался на парковке, а фельдшер Кирилл отправился в приемную – дописывать карту больного, чтобы после сдать ее на проверку старшему врачу. В учебном классе мы сегодня не одни. Бригада, что вернулась с вызова несколько минут назад, уже расположилась возле манекенов и тренируется на них вправлять челюсть под руководством преподавателя. Чтобы не отвлекать бригаду, мы тихонько обходим импровизированный автомобиль скорой помощи с искусственным пациентом и останавливаемся возле лежащих на полу манекенов. Комков подходит к одному из них и начинает отрабатывать прием искусственного дыхания, потом отвлекается и говорит: Понимаете, есть навык, который ты постоянно должен отрабатывать. Вот приехал со смены и, если знаешь, что что-то не очень удается, идешь заниматься на тренажерах. Это очень помогает, особенно, когда тренируешься со своим напарником».

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Тренироваться с напарником, по мнению врача, необходимо, так как в работе медиков, важно понимать друг друга с полуслова – нет времени объяснять, что надо сделать и когда. Комков работает с фельдшером Кириллом уже не первый год, а потому, в этой паре все действия выполняются синхронно: Здесь для оттачивания движений и стоит сымитированная скорая помощь. Нужно в ней тренироваться, чтобы каждый знал свое место. То есть пока один вены пациенту колит, другой качает, потом меняемся. Важно научиться чувствовать друг друга».

После того, как мы потренировались делать резиновым пациентам искусственное дыхание и посмотрели, как на них тренируются вправлять челюсть, поднимаемся в комнату отдыха. Комната располагается на втором этаже подстанции, рядом с кухней и залом. К слову, в комнате отдыха есть и отдыхающие, а точнее, спящие. Это врач, который отработал десяток смен без перерыва. В этом, говорит Комков, нет ничего удивительного: На скорой на самом деле практически вечный аврал. Если ты свободен утром, можешь быть уверен, что к вечеру, будешь работать за троих». После комнаты отдыха, перемещаемся в гостиную. Здесь висит телевизор и повсюду мягкие кресла, но никого нет. Как шутит врач, в этом месте, никогда не бывает много народу: У нас редко такое бывает, чтобы все сидели тут наверху и футбол смотрели. Постоянно вызовы, иногда и присесть некогда, не то, что отдыхать перед телеком».

История болезни

Несмотря на обещанный аврал, пока его не наблюдаем, а значит, вполне можем стать единственными обитателями гостиной комнаты. Здесь, в спокойной обстановке, Комков рассказывает, как, а главное почему решил посвятить свою жизнь работе в скорой помощи: Изначально, когда я поступал в медицинский, то так и планировал, что пойду на скорую помощь. Во время учебы работал на ней фельдшером и мне понравилось. Нравится этот ритм, драйв, экстренность. Тогда, когда надо быстро принимать решения. Спасать больного, когда ты оказываешься там самый первый. Мои родители работали на скорой, так что машины скорой помощи я знаю с детства. В этом что-то есть», – активно жестикулируя и успевая еще отвечать на звонки, повествует Комков.

Экстренность для этого врача действительно неотъемлемая часть не только работы, но и жизни. До того, как произошла реорганизация и бригады не сделали общепрофильными, он работал в бригаде интенсивной терапии. Это как раз те люди, кто выезжает на дтп и поездные травмы. Однако, произошло объединение и теперь Комков ездит не только людей спасать, но и мерить температуру, как шутит он сам: У меня бывают иногда не очень приятные пациенты. Да что у меня, они у всех врачей есть. Такие, как мне кажется, зачастую не понимают истинного предназначения скорой помощи и вызывают ее просто так», – говорит врач. Под «просто так» он понимает ложные вызовы, которые совсем не редкость и хронических больных. С ложными вызовами все проще: скорая выезжает на место, видит, что указанного пациентом адреса нет или же самого пациента не существует и едет в УВД писать заявление. С существующим же больным ситуация сложнее, убежден Комков.

Слушайте, ну мы же все с вами знаем, что делать, если у нас поднимается температура, какую таблетку выпить надо, - рассуждает он. - Если эти манипуляции не помогают, то нужно участкового врача вызывать, а не скорую. Он менее укомплектован, чем скорая помощь, но в таких ситуациях, он может помочь, это не требует экстренного вмешательства». Точно также и с «хрониками», считает Комков. Если это обострение известного заболевания, то нужно вызывать участкового, а не скорую. Бывает так, что знают, что больны и чем больны и как лечить надо, но звонят нам, - поясняет он. - Или еще лучше: перед тем, как к нам обратиться выпили таблетку. Мы приезжаем и ждем. Была температура 38, а стала 35, или с давлением точно такая же история, а в этот момент, где-нибудь больной лежит с инфарктом миокарда и ждет бригаду, которая в это время сидит и снижает температуру. Вот туда и должна ездить скорая, а хронические больные – это головная боль для врача».

Помимо головной боли, у врачей скорой есть и «любимые» пациенты. Чаще всего это постоянные клиенты» старшего поколения. Есть у нас бабушка, которая пускает только нас, - рассказывает доктор. - Если приезжает другая подстанция, она либо не пускает, либо пишет отказ от госпитализации. Здорово, на самом деле, она всегда рано вызывала нас, так что в 6.30, просыпаешься, едешь к ней на вызов, а она холодным соком угощает. С такими приятно работать, но есть постоянные и среди тех, кто вызывает, чтобы поиздеваться: они чувствуют себя хорошо, но им нравится манипулировать: померьте температуру, сделайте ЭКГ, и приходится делать, вдруг ведь правда, помощь нужна, а мы не отреагируем, потому, что знаем этого шутника». Комков подчеркивает, что в работе врача скорой помощи ты не только должен быть грамотным специалистом, уметь быстро принимать решения, но и быть психологом. Последнее, для того, чтобы отвозить пациентов в стационар: Уговоры на госпитализацию действительно трудная вещь. Люди находят зачастую такие причины странные, чтобы не лечиться: то собаку не с кем оставить, то завтра на работу. Приходится объяснять, что завтра он может на работу не выйти, и послезавтра, а пациент возмущается, что ему уже полегче стало. Тогда приходится без научных терминов простым языком говорить, что полегчало ему потому, что мы лекарство вкололи, а сейчас оно действовать перестанет и ему снова станет плохо».

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Стоит заметить, что даже в таких случаях, скорая не бросит пациента на произвол судьбы. Спустя несколько часов после отказа, бригада снова приезжает к пациенту узнать не передумал ли он, а главное, не стало ли ему хуже. Говоря о приезде скорой нельзя не вспомнить важную деталь, на которую обращают внимание буквально все пациенты независимо от самочувствия: врачи ходят по дому обутыми. И как объясняет Комков, так будет всегда: У нас нет времени разуваться, это требует дополнительного времени, а у нас каждая секунда на счету. Поэтому, если вы знаете, что к вам скорая приедет, ну застелите свои дорогие ковры, постелите клеенку, мы же вас спасать едем, а не топтать ваши полы».

Успеть за 70 минут: один день из жизни бригады скорой помощи
 / 

Тем временем, наша беседа подходит к концу – по громкой связи объявляют бригаду Комкова. На прощание задаем только один вопрос: смог бы он оставить работу в скорой и перейти в стационар? Нет, я нашел себя в скорой. Стационар и скорая помощь обе оказывают экстренную помощь, только в стационаре у тебя есть коллеги, ученый состав, спокойная ситуация, больной лежит на койке, лаборатория. На скорой же нет никого, никому не позвонишь и все вопросы решаешь самостоятельно. Немногие идут в скорую, но и правильно, так как такая работа не для всех. Много факторов здесь: не все больные аккуратно лежат, иногда в домах бывает грязно и вонь, а иногда и вовсе приходится пациентов доставать из канализаций и прочего– отвечает врач», – На нашей подстанции врачей хватает, но общая тенденция такова, что в скорой постоянная текучка: молодые неохотно идут, а люди в возрасте здесь долго не могут держаться: тяжелый график, постоянное напряжение, да и работа в команде далеко не для каждого», – продолжает Комков, – «Работа в скорой это призвание, это для тех, кто не боится брать на себя ответственность и принимать сложные решения. Но если честно, здесь, как ни на какой другой работе, ты сразу видишь результат своих трудов и осознаешь, что именно ты оказался первым и сумел правильно все сделать, то есть, спасти человека. Это бесценное чувство».