Дипломатия лукавства: что движет Эрдоганом в попытках вернуть расположение Москвы

Дипломатия лукавства: что движет Эрдоганом в попытках вернуть расположение Москвы

Президент России Владимир Путин провел телефонный разговор с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, длившийся около 45 минут. Турецкая пресса, ссылаясь на источники в правительстве, сообщила, что разговор глав государств получился «очень продуктивным и позитивным».

В беседе с корреспондентом Федерального агентства политических новостей ведущий эксперт Национального института развития современной идеологии, политолог-международник Евгений Бень отметил, что Россия стремится поддерживать дипломатические и партнерские отношения со странами Ближнего Востока и всего мира в целом, однако ситуация с президентом Турции не должна вводить в заблуждение.

«Турецкий лидер выполнил требование Москвы об извинениях за сбитый российский бомбардировщик Су-24, но стоит отметить тот факт, что в английском переводе в его послание была внесена существенная корректировка. В частности, точный перевод письма гласит, что Эрдоган сожалеет о совершенной ошибке, но не приносит извинения. Таким образом, турецкий президент попытался выйти сухим из воды с минимумом репутационных потерь. Эта ситуация очень характерна для ближневосточного менталитета, где в любом политическом шаге можно найти двойное дно. Так или иначе, в отношениях России и Турции должна была произойти перезагрузка, но Москва не должна идти на поводу у чужих интересов и позволить втянуть себя в какую-либо авантюру в регионе. Необходимо руководствоваться прагматизмом, выстраивая отношения с Анкарой», - отмечает политолог.

Бень подчеркивает, что инициатива Эрдогана сделать первый шаг в конфликте со сбитым самолетом продиктована прежде всего корыстными интересами: «Президент Турции рассчитывает вернуть рынок сбыта аграрного сектора, восстановить туристический бизнес, вернуть долю в российском строительном рынке, а также преследует собственные политические интересы. Россия должная выстраивать с Турцией прагматическое взаимодействие, равно как и со всеми странами ближневосточного региона».