Медиагруппа «Патриот»
Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
8:00   17 Сентября 2014
История катастрофы

"Нороник" - пароход, погибший в огне на Великих озерах

"Нороник" - пароход, погибший в огне на Великих озерах

Катастрофа, виновницей которой стала не стихия, а человеческая беспечность произошла 17 сентября 1949 года на причале в Торонто: погибли 136 человек.

Катастрофа, виновницей которой стала не стихия, а человеческая беспечность произошла 17 сентября 1949 года на причале в Торонто. «Нороник» – самый большой пассажирский пароход на Великих озерах – погиб не на воде, как ему могло бы быть предписано, а от огня, во время стоянки. В пожаре погибли 136 человек из 696 находившихся в ту ночь на борту. В ходе расследования ЧП стало очевидно, что «Нороник» не был никак защищен от пожара. Пароходу было уже 36 лет, и компания «Кэнада стимшип лайнз лимитед», которой он принадлежал, не модернизировала его и не снимала с эксплуатации, несмотря на полное несоответствие требованиям пожаробезопасности. Не убедила владельцев даже гибель однотипного парохода «Хомоник», который загорелся от пожара берегового склада в порту Пойнт-Эдвард на озере Онтарио четырьмя годами ранее. За 10 минут судно сгорело до основания, 360 пассажиров и экипаж удалось спасти, лишь вовремя перешвартовав пароход. Суд кратко сформулировал результаты расследования «Нороника» так: «Главной причиной катастрофы 17 сентября 1949 года явилась длительная эксплуатация судна на пассажирских линиях без какой-либо модификации его средств противопожарной безопасности». Но на деле причин было много больше: отсутствие регулярного часового пожарного патрулирования судна; несвоевременное оповещение пассажиров; опоздание с извещением местных пожарных органов. Многие члены экипажа судна, числясь на вахте, самовольно ушли на берег, не поставив в известность офицеров, а команда парохода не была обучена правилам тушения огня, не знала, как нужно обращаться с огнетушителями и гидрантами, с ней не проводились учебные пожарные тревоги. Патрулирование на «Норонике» должны были совершать стюарды с рассыльными, но учитывая то, что пароход был экскурсионным, у них всегда хватало дел: убрать общественные помещения, зал для танцев, внутренние коридоры и проходы на всех пяти палубах. На судне отсутствовали противопожарные переборки. Деревянные стены кают и коридоров иссохлись и были покрыты многими слоями масляной краски. Большая часть стальных труб парохода имела деревянное покрытие. На отделку общественных помещений судна, сотен стульев, кресел, столов и диванов также использовались орех, красное дерево, дуб и клен. Никаких автоматических систем определения очагов пожара и его тушения на «Норонике» не было, кроме оповещателей «Разбей стекло и нажми кнопку». При нажатии на одну из 52 кнопок в рулевой рубке срабатывал сигнал, указывающий номер пожарного щита, на котором разбивали стекло ящика, общий сигнал пожарной тревоги должен был подавать вахтенный штурман. Понятно, что с таким «набором» факторов у «Нороника» практически не было шансов. «Нороник» совершал недельный туристический рейс по Великим озерам. Он прибыл из Кливленда в Торонто 16 сентября 1949 года и должен был простоять в этом порту сутки. К 23 часам почти все пассажиры после экскурсии возвратились на судно, а весь экипаж, кроме 15 человек, которые несли вахту, ушел в город. Опасность заметил один из пассажиров, возвращавшийся из центрального салона палубы «C» к себе в каюту около двух часов ночи. Он увидел, что сквозь щели запертой на ключ двери одного служебного помещения, где хранились постельное белье и химикаты, просачивается дым, за дверью слышалось явное потрескивание огня. Бросившись искать помощь, он нашел старшего рассыльного О'Нейлла, вместе они попытались взломать дверь, но безуспешно. Рассыльный побежал в каюту старшего стюарда за ключом, но почему-то не стал будить его и сообщать о происшествии. Когда Черч и О'Нейлл открыли дверь, в помещении уже бушевало пламя. Несмотря на то, что рядом находился ящичек «Разбей стекло и нажми на кнопку», ни одному из мужчин не пришло в голову поднять пожарную тревогу. По мнению следствия, это оказалось фатальной ошибкой. Не закрыв дверь в помещение, объятое огнем, они начали раскатывать по палубе пожарный рукав. Как предположили позже профессиональные пожарные, О'Нейлл и Черч, раскатывая шланг по палубе, тянули его из другого коридора, и в спешке проглядели, как на шланге образовались перекруты. Шланг заклинило, и вода не полилась, а в это время огонь вырвался в коридор палубы и стал распространяться по пароходу. Черч успел разбудить жену и детей и сошел с ними на берег. О'Нейлл в это время побежал в рулевую рубку сообщить о пожаре вахтенному штурману. Первый помощник капитана, который нес ночную вахту, пытался дать сигнал пожарной тревоги судовым гудком по местным правилам: один длинный, три коротких и один длинный, но словно по законам катастроф рычаг парового гудка заклинило: раздался только один протяжный звук и сигнал автоматических клаксонов «Нороника». Все остальные члены экипажа пытались бороться с огнем, как могли, хотя было уже очевидно, что с ним не справиться и стоит заняться эвакуацией пассажиров. Но 15 дежуривших на борту не смогли организовать эвакуацию людей. Капитан «Нороника» Уильям Тэйлор не сумел взять в свои руки командование операцией по спасению, а пытался тушить пожар пенными огнетушителями. Пассажиры «Нороника» размещались в каютах верхних палуб, которые соединялись между собой центральной лестницей, проходящей сквозь салоны. На берег можно было сойти только по двум трапам, которые располагались на самой нижней палубе, а так как пароход был ошвартован правым бортом – то в ту ночь только по нему. В панике люди прыгали с многометровой высоты верхних палуб на причал, чтобы не погибать в огне. Спастись без увечий удалось тем, кто умел плавать: с левого борта «Нороника» была открытая вода док-бассейна. Через час «Нороник» уже полыхал от носа до кормы. На земле узнали о пожаре по телефону от ночного сторожа Харпера, еще до того как вахтенный штурман нажал на рычаг пароходного гудка. Хотя пять пожарных машин прибыли на пирс через три минуты после звонка Харпера, «Нороник» уже был наполовину в огне, горели три его палубы. Вскоре на подмогу прибыли еще семь пожарных машин, а к левому борту горевшего парохода подошло пожарное судно. Через час пришлось вызвать еще восемь пожарных машин. С огромной пожарной машины к носовой части палубы стали выдвигать длинную механическую лестницу, под тяжестью бросившихся на нее людей, она рухнула, почти все упали на причал или оказались в воде. Вторую, более длинную механическую лестницу подвести к борту горящего парохода оказалось невозможно: дорогу закрывали десятки частных автомобилей. Двадцать пожарных машин смогли погасить пожар лишь к пяти часам утра. Число жертв катастрофы составило 136 человек. Евгения Авраменко

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Новости партнёров