Осторожно, двери закрываются: один день машиниста московского метро

Осторожно, двери закрываются: один день машиниста московского метро

Говорят, утро начинается с кофе, в мегаполисах же оно начинается с метро. Московский метрополитен - не только молниеносный транспорт, который домчит даже на окраины "резиновой" Москвы, но и уникальный подземный город, в котором всегда кипит жизнь. Корреспонденту Федерального агентства политических новостей стало мало привычных поездок в вагоне, и он решил на день присоединиться к машинисту в кабине, чтобы своими глазами увидеть все особенности работы в московском андеграунде.

Строго по инструкции

В работе машиниста виден только результат, а то, в чем заключается сама работа, скрыто от посторонних глаз. Нам удается лишь доли секунды видеть лицо машиниста в кабине пребывающего на станцию состава, но, кто везет нас по просторам бескрайнего мира подземки и отвечает за нашу безопасность, мы редко думаем. Приоткрыть завесу тайны в мир профессии машиниста столичного метрополитена согласился работник первого класса депо «Красная Пресня» Виктор Мосолов. Перед тем, как выйти на линию, машиниста ожидает серьезная подготовка: перед началом каждого рабочего дня Мосолов проходит специальный медосмотр, который включает измерение давления, пульса и проверку на алкотестере. Врач записывает все показатели и заключает: может ли машинист приступать к смене или нет. Сегодня врач подтверждает, что Мосолов абсолютно здоров, после чего получает маршрутный лист, где ему ставят соответствующую отметку. После медосмотра, ему предстоит пройти «по этапу», как здесь шутят. Под «этапом» подразумевают все необходимые процедуры, которые нужно выполнить перед выходом на линию. Машинист, Метрополитен, Москва, один день россиянина, общество, транспорт Первым делом мы попадаем в помещение для инструктажа. Тут машинист изучает все необходимые документы и сдает небольшой «экзамен» у инструктора. Мосолов отвечает на все необходимые вопросы, расписывается и отправляется дальше - в инструментальную. Там хранится набор, который каждый машинист берет с собой в поезд – резиновые перчатки, ветошь, молоток, БРУ, фонарь и телефон. Да, у всех машинистов на Кольцевой линии есть мобильные телефоны. Дело в том, что по кольцу идет бесперебойная связь, а потому есть возможность сообщать о внештатных ситуациях по телефону. Правда, как говорит Мосолов, они возникают редко. В метрополитене ведь все должно быть под контролем, а у машинистов - тем более. После получения необходимых инструментов, машинист снова расписывается в специальном журнале, узнает маршрут, по которому он сегодня будет следовать и приступает к должности. В 15-й канаве нас уже ожидает поезд, но перед началом необходимо проверить журнал готовности, в котором указаны номер маршрута, вагонов и все должные записи по его предварительному осмотру. Затем снова следуют очередные подписи, которые подтверждают, что машинист все усвоил и готов перейти к личному осмотру состава. Несмотря на кажущуюся монотонность всех процедур и их вынужденную продолжительность, на деле они занимают не более 15 минут. Гораздо дольше проводится осмотр самого состава. Машинист, Метрополитен, Москва, один день россиянина, общество, транспорт Мы начинаем нашу смену в депо, а потому осмотр производим на месте. Вернее, Мосолов осматривает, а мы ходим рядом и удивляемся, сколько всего нужно знать, чтобы, казалось бы, всего лишь, нажимать на кнопочки в кабине: «Прием обязанностей начинается с того, что я обхожу вокруг своего состава», – объясняет машинист. Поскольку состав довольно длинный, Мосолов успевает поведать обо всем, что собирается делать после того, как наш обход завершится. А по завершению берет фонарь и проверяет все, что находится под вагоном: открыты ли краны, не болтаются ли штанги и трубопроводы, все ли пристегнуто. Машинист, Метрополитен, Москва, один день россиянина, общество, транспорт «Важно осмотреть все до мельчайшей детали. Сегодня мне работать на этом составе, и я должен знать, что он в идеальном состоянии. Ведь ответственность за жизнь каждого пассажира я беру на себя»,- сообщает машинист. После тщательной проверки, которую наш состав прошел, мы готовы приступить к смене. Кстати, о сменах: у каждого машиниста свой график, чаще всего скользящий. «Если выходишь в ночь, то работаешь с 4-5 часов утра, - рассказывает наш герой. - Тогда чаще всего начинаешь смену не в депо, а на линии, там также проходишь медосмотр, проходишь инструктаж и получаешь маршрутный лист. Самая долгая смена длится восемь с половиной часов, но обычно работаем 36 часов в неделю, по шесть дней. Сегодня, например, мы заступили в обед, значит, к семи часам должны закончить и сдать смену не в депо, а на самой линии». Однако перед началом не менее важно осмотреть состав и изнутри. Мосолов включает все приборы, чем приводит поезд в действие: выставляет номер маршрута, включает компьютер, проверяет огнетушитель, пломбы и еще много всего (перечисление всех его действий заняло бы не одну страницу). Однако без всех этих манипуляций никак нельзя. Безопасность превыше всего. После осмотра кабины переходим к самим вагонам, вернее, совершаем обход каждого из них. Здесь тоже важно ничего не упустить из виду. «Я сейчас должен проверить буквально все, - сосредоточенно говорит Мосолов. - Опущены ли все сидения, закрыты ли форточки, нет ли мусора, захлопнуты ли все отсеки. Важно также проверить номера вагонов, чтобы они соответствовали тем номерам, которые занесены в компьютер. Если они не совпадают, то поезд просто не поедет». Наконец мы готовы к отправке. У нас остается не так много времени, чтобы поговорить с машинистом, потому что ему пора выходить на линию.

Машинист, Метрополитен, Москва, один день россиянина, общество, транспорт

Фанат своего дела

Улучив свободную минутку, мы выходим из депо. После темного помещения глаза не сразу привыкают к свету, и тут же возникает вопрос: «Как же видят машинисты, регулярно выезжая из темноты на свет?". Виктору Мосолову повезло больше, чем тем, кто работает на открытых линиях. Все 22 года, что он трудится машинистом, ни разу не менял депо, и соответственно маршрут. Мосолов регулярно ездит по Кольцевой линии и, как признается сам, ему ничуть не надоело: «Мне не бывает скучно на работе. Да, она немного монотонна, но в целом, я получаю удовольствие от процесса. Несмотря на то, что, казалось бы, ты постоянно сидишь на месте, отвлечься нельзя ни на минуту – во время движения машинист должен соблюдать более 55 инструкций сразу». В том, что инструкции и дисциплина в метрополитене на первом месте, мы уже убедились. «Я осознанно пошел работать машинистом. Меня всегда привлекали поезда в метро и сначала хотелось просто увидеть работу изнутри, а потом появилось желание научиться управлять поездом. Но попасть сюда оказалось не так-то просто. Нужно было пройти строгий медицинский отбор и психологическое тестирование, но это только подстегивало достичь цели. Сначала я отслужил в армии, а потом пришел в депо», – продолжает Мосолов. Виктор также признается, что, несмотря на большой стаж работы, ни разу не попадал в аварии и с ним никогда не связывались по тревожной кнопке: «Внештатные ситуации для меня скорее редкость и будем надеяться, что так всегда и будет», – улыбается наш собеседник. Мы же не можем удержаться от каверзного вопроса о пробках в московском метро. Если все так упорядоченно и дисциплинированно, почему же так долго стоим по утрам? На что наш герой отвечает: «Да, иногда возникают и пробки, но это зависит от количества народа, - объясняет водитель подземного поезда. - Думаете, я не вижу, что происходит, когда на станцию подъезжаешь? Все норовят заскочить в вагон, а у нас остановки-то максимум 30 секунд, я не могу ждать каждого. Да, мне не приходится толкаться в тесном вагоне, но я также ощущаю весь дискомфорт. У меня состав тяжелее идет, если людей очень много, от этого и стоим». Тем временем, пора отправляться в путь, и машинист занимает свое рабочее место.

Круговое движение

Мы выезжаем из депо и направляемся в сторону станции «Краснопресненская». Перед нашими глазами открываются виды туннеля: бесконечные рельсы, рельсы, рельсы. О, первый светофор! На этом моменте стоит остановиться поподробнее: когда поезд останавливается, наш машинист еще и встает. «Когда загорается красный свет, машинисту необходимо встать, чтобы исключить проезд на этот сигнал светофора», – поясняет он нам. Остановка длится около минуты, и мы снова трогаемся. Когда подъезжаем к станции, на перроне уже скопились люди, они начинают заходить в вагоны, некоторые, при виде нас в кабине машиниста, удивляются. А мы удивились иконам, которые всегда висят в кабине Виктора и сопровождают его в дороге. «Это не я их сюда принес, конечно, но почему бы и нет. У нас ведь каждый раз разные машинисты на этом составе работают, вот, видимо, кому-то помогает», - поясняет Виктор Мосолов. Также Виктор признается, что внимательность в этой работе превыше всего. Во время движения он не отвлекается даже на нас, молча и сосредоточенно ведет свой состав: переключает кнопки управления, следит за изображениями на компьютере. Несмотря на то, что скорость движения не превышает 80 километров в час, удержаться в кабине равновесие не так-то просто с непривычки. Вот мы и добрались до станции «Комсомольская». Это, по словам Мосолова, его любимая станция, потому что оформлена красиво и глаз радует: «У меня две любимые станции: «Комсомольская» и «Славянский бульвар», но на вторую я не езжу, а этой всегда любуюсь». Что касается красоты станций московского метрополитена, то с этим, конечно, не поспоришь. Следующая по маршруту станция «Проспект Мира». Здесь, как и на всех других станциях, что мы уже проехали, все проходит стандартно: машинист останавливает состав, люди суетливо выбегают из вагона и вбегают в него. В целом, так и проходят рабочие будни машиниста. За смену он делает лишь тридцатиминутный перерыв, во время которого можно посетить комнату отдыха, находящуюся в метрополитене, но Мосолов там практически не бывает: «Для меня лучший отдых - выйти на улицу, подышать свежим воздухом, нехватка кислорода в метро все же сказывается». Отдых нашему машинисту светит еще нескоро. Мы только начали свое круговое движение, однако время пролетает быстро. Свой перерыв машинист посвящает свежему воздуху, как и говорил, а после этого вновь возвращается в вагон. Мы еще некоторое время путешествовали с ним. Вернее, мы путешествовали, а он ответственно выполнял свою работу, от качества которой зависит жизнь сотен пассажиров москвичей.