Заряженный кольт для Трампа: как России разговаривать с новой Америкой

Заряженный кольт для Трампа: как России разговаривать с новой Америкой

Эксцентричный миллиардер Дональд Трамп стал единственным претендентом на пост президента США от Республиканской партии, оставив за бортом своего основного партийного конкурента Теда Круза. По итогам праймериз в штате Индиана, последний завершил предвыборную кампанию, а Трамп сломал последний барьер к финишной прямой, оставив скептиков кусать локти. Электорат запасается попкорном в преддверии основного противостояния между чудаковатым и громогласным Трампом и его основным конкурентом от демократов – опытной, расчетливой, а также известной своей нелюбовью к России Хиллари Клинтон. Корреспондент Федерального агентства политических новостей поговорил с экспертами и выяснил, чего можно ожидать от победы Трампа в контексте внутренней и внешней политики США, а также во взаимоотношениях с Россией. Как отмечает профессор международного независимого эколого-политологического университета, профессор факультета истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета Сергей Черняховский, предвыборная риторика политиков отличается от их действий на практике, однако в случае Трампа существует некий парадокс, заключающийся в том, что будучи миллиардером, лидер республиканцев опирается на американский рабочий класс. «Основная идея Трампа – отказаться от сворачивания американской индустрии и вывода рабочих мест в третьи страны. Он выступает за развитие индустриальной базы Америки и создание рабочих мест прежде всего для граждан страны. Если он это попытается осуществить, то придется менять внешнеполитический курс, который должен быть сориентирован на другие приоритеты, в частности на вывоз товаров вместо вывода капиталов. В классическом формате – это возвращение от империализма к традиционному капитализму», - рассказывает эксперт. Черняховский отмечает, что подобные реформы могут привести к увеличению уровня жизни промышленного пролетариата США, развитию инженерной технократии, уменьшению роли групп, связанных с виртуальной экономикой, в частности финансовой, а также к началу конкурентной борьбы с Китаем, который сегодня является промышленной мастерской для всего мира. «Сегодня существует внутренний запрос на сохранение США как страны, которая не размывается в современном мире и не пытается размыть собой весь остальной мир. Определенные посылы к этому существовали еще в годы правления Джорджа Буша младшего. Должна произойти переориентация от установки на некий геополитический центр, который хочет себе все подчинить, на позицию Римской империи в окружении варварских королевств, которая не пытается переделать эти королевства под себя, а заключает с ними двухсторонние соглашения, отказываясь от идеи прямой экспансии», - рассказывает политолог. После вероятной победы на президентских выборах перед главой государства встанет вопрос, как себя идентифицировать, и у Трампа есть вполне резонные посылы разрешить противоречия, почему Америка должна платить за безопасность Европы, а также, почему судьба ЕС должна быть важнее судьбы американских рабочих. Американская экономическая модель требует расширение рынка сбыта, а для этого требуется мощная внешнеполитическая активность. За последние три четверти века после окончания Второй мировой войны США находились на грани катастрофы. К 70-м годам модель себя полностью исчерпала. Кандидатам в президенты было необходимо максимально убедительно обещать дружить с СССР, чтобы добиться электоральной поддержки. Рональд Рейган рассматривал Советский союз как страну во многом опережающую Америку, в частности в военных технологиях. Только при Клинтоне национальная экономика совершила значительный скачек, выведя производства в страны юго-восточной Азии. Как отмечает первый заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по международным делам Леонид Калашников, в случае вероятной победы Дональда Трампа в президентской гонке, Россия может рассчитывать на нормализацию двухсторонних отношений. «Конечно в предвыборной риторике Трампа много популизма, но если говорить о выборе между ним и Хиллари Клинтон, то ставку предпочтительней делать на республиканца, который заявлял о необходимости сотрудничества с Россией. Часть его предвыборных обещаний можно смело отбросить; в чем-то он будет принимать достаточно жесткие решения, касающиеся военно-политического и экономического противостояния, но в целом настроен на сотрудничество, что нельзя сказать про его конкурента Клинтон, которая знаменита антироссийским настроем», - рассказывает депутат. Единственным президентом, при котором США пошли на уступки СССР был Ричард Никсон, поскольку Америка проигрывала войну во Вьетнаме. В то время Москва была сильнее в военном и экономическом отношении, что заставило американского лидера договариваться. Исторически сложилось так, что дружить с Россией будут те президенты США, которые почувствуют, что ведут диалог с более сильным оппонентом. Здесь работает особенность национальной ментальности. Ковбой, который заходит в салун, начинает воспринимать собеседника как равноправного только, когда увидит в его руках заряженный кольт. Для него это своеобразный опознавательный знак принадлежности к своему классу. Диалог между Москвой и Вашингтоном стал более продуктивным после Карибского кризиса, когда мир стоял на грани катастрофы. Американцы – в большинстве своем нормальные люди, с которыми можно и нужно договариваться, однако диалог необходимо вести на одном, понятном друг другу языке.