Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
Песков сообщил, что Бабич в МЭР продолжит заниматься интеграционной тематикой

Песков сообщил, что Бабич в МЭР продолжит заниматься интеграционной тематикой

Кремль назвал ситуацию в Гонконге внутренним делом Китая

Кремль назвал ситуацию в Гонконге внутренним делом Китая

Непогода оставила без электричества более ста населенных пунктов на Украине

Непогода оставила без электричества более ста населенных пунктов на Украине

Токаев объяснил Трампу, почему не стоит «загонять в угол китайцев»

Токаев объяснил Трампу, почему не стоит «загонять в угол китайцев»

Гаспарян не удивился вмешательству французских СМИ в политические дела ДРК

Гаспарян не удивился вмешательству французских СМИ в политические дела ДРК

Си Цзиньпин посетит КНДР 20-21 июня

Си Цзиньпин посетит КНДР 20-21 июня

9:57   20 Апреля 2016
Россия

Как Россия победит в гибридной войне

Как Россия победит в гибридной войне

Москва совершает стратегический перелом в войне. В этой евразийско-ценностной матрице скоро найдутся новые союзники в Европе, Америке, мире.

В первой части статьи было рассказано, как изменилось отношение США к войнам за последние десятилетия. Вашингтон, трезво оценив свои возможности и эффективность нового способа достижения победы, быстро перешел к ведению войн нового типа: гибридным войнам. Возникает вполне закономерный вопрос: «Раз так, то может нет смысла создавать мощные вооруженные силы, а все усилия сосредоточить на отражении нового типа угрозы?». На первый взгляд все логично и очевидно. Но не спешим с выводами. Армия, безусловно, нужна. Только ее боеспособность позволяет надеяться на общую победу. Гибридная война - это только одна из форм ведении боевых действий, в которой горячая фаза, как показали конфликты последних десятилетий, отнюдь не исключена. США используют информационное, психологическое, экономическое, дипломатическое оружие не потому, что это единственный способ, а потому что на сегодняшний момент, в виду многих факторов, он самый эффективный. Если завтра вдруг окажется, что у России нечем будет защитить свой суверенитет, то даже не сомневайтесь: и повод, и желание для военного вторжения найдется. А потому все те, кто носит погоны - ваша служба очень нужна государству, тем более в век гибридных войн, когда ваша возможность дать отпор врагу заставляет его использовать то оружие, которое в конечном итоге может уничтожить его самого. Пока был клинч между НАТО и СССР, окончательная победа одного из противников была невозможна. Обе стороны контролировали свое информационное пространство и могли нанести неприемлемый ущерб противнику. Это сдерживало конфликт и в конце концов сделало горячую фазу войны между двумя супердержавами маловероятной. Было очевидно, что победителей в ней не будет. Такое положение вещей существовало, пока США не смогли при помощи гибридных технологий воздействовать на советскую элиту и тем самым внести новый сокрушительный фактор. Это было сродни появлению танков на полях Первой мировой войны. После того, как появилось это новое и мощное оружие, Запад перешел в наступление. Он разгромил Варшавский блок, отторг от СССР Прибалтику. Смог вклиниться со своими интересами в остальные республики бывшего СССР, и даже в России временно смог привести к власти свое правительство. Результат просто поразителен. Но как сказал Карл Клаузевиц: «Любое наступление, которое не ведет к миру, кончается обороной». Додавить Россию не удалось, а потому США вынуждено сейчас обороняться. Как так случилось? Почему разгром СССР не окончился полной капитуляцией России и США сегодня отчаянно пытаются удержать ее в границах 1991 года?

Гибридная война, «пятая колонна» и экономика

В любой войне есть два состояния: обороны и наступления. Не является исключением и такой специфический вид войн, как гибридная. Для того, чтобы понять как вести подобные конфликты, надо привести ее этапы к понятным для человека образам. Что такое гибридная война? Чем она отличается от войны обычной? Ведь не секрет, что и ранее противоборствующие стороны стремились войти в информационное поле противника, пытались разрушить его экономику. Достаточно вспомнить морскую блокаду Германии в Первой и Второй мировых войнах и разбрасывание листовок над территорией гитлеровского Рейха американскими и британскими бомбардировщиками. Это имело свой эффект, но это еще не было гибридной войной. Во время гибридных войн происходит уничтожение врага изнутри, силами, которые никак на прямую нельзя связать с противником. Уничтожение страны происходит как бы само собой. Бунт, революция, экономический кризис. Раз-два, и у власти чуждое народу правительство, ведущее антигосударственную политику в интересах другого государства.

Оборонная экономика

Понятие «пятая колонна» возникло давно, но полностью разрушительная сущность этого явления проявилась только сейчас, когда благодаря развитию информационных технологий появилась возможность динамично работать в информационном поле противника и создавать на его территории необходимые условия для внутренней дестабилизации. Не буду подробно останавливаться на способах и технике данного воздействия. Это выходит за рамки данной статьи. Мы же поставим задачу понять, как бороться с самим этим явлением на уровне постановки проблемы и как России выиграть в данной конкретной войне. Можно ли рассматривать экономическую войну как часть гибридной? Да, но точно так же, как и военную фазу. Разрушение экономики противника давно стало частью любой из войн, начиная с глубокой древности, а потому рассматривать этот аспект в рамках данной статьи нет смысла. Тем более, что он хорошо уже разобран профессиональными экономистами. Отмечу только, что Россия к нынешней фазе конфликта довольно успешно научилась не только защищать свою экономику от ударов западных «партнеров», но и уже более десяти лет выстраивает свой особый тип экономики, который обезопасит ее от подобных воздействий в будущем. Создание Евразийского союза, как основы своей экономической мощи и независимости и БРИКС, позволяют странам антиамериканской коалиции перейти в широкомасштабное наступление на экономическом фронте новой «холодной» мировой войны. США пока могут наносить удары, но с каждым разом они становятся все слабее и слабее. В то же время перекосы и противоречия в американской экономической модели позволяют рассчитывать на то, что рано или поздно Вашингтон вынужден будет перейти к обороне и, в конце концов, проиграть. Мы же сосредоточим свое внимание на самом остром фронте гибридной войны: войны за умы…

Борьба за умы

Защита родных просторов 1991 год. СССР распался. Запад смог не только развалить страну, но и навязать ей внешнее управление, при помощи приведения к власти своих непосредственных агентов. Ельцин и его команда реформаторов стали одни вольными, а вторые невольными исполнителями воли США. В это время быстро уничтожалась промышленность бывшей супердержавы. Разрушались производственные цепочки, чтобы больше никогда ВПК СССР не смог возродится. В стране создавалась разветвленная сеть агентов влияния, которая быстро делала карьеру и занимала соответствующие ниши. Россия в очередной раз очутилась перед угрозой уничтожения. Исходные данные: внутренние враги во власти, страна в руине, идет массовая перешивка мозгов населения на новый лад. Алгоритм решения. В ситуации, когда враг оккупировал твою страну, для ее спасения надо объединять всех под простыми и приемлемыми для большинства лозунгами. Также надо найти те слова, которые соберут наибольшее число сторонников и перетащат на свою сторону максимальное число врагов. Как это было сделано в России в 2000-х. Сто лет Запад пытался расколоть Российскую Империю при помощи национализма и превращения страны в конгломерат враждующих между собой национальных образований. В Польше, Финляндии, Прибалтике, Украине, Белоруссии, Закавказье, Средней Азии и внутри РСФСР создавались разнообразные националистические группировки, предназначенные для этой цели. Именно поэтому для США было не особенно страшно, когда новый лидер России оперся на идею «русского мира». «Русский мир» хоть и претендовал на территории вне границ РФ образца 1991 года, но гарантировал конфликты на всем периметре ее границ. С другой стороны, именно «русский мир» позволял максимально мобилизовать патриотические силы внутри страны и перетащить на свою сторону максимум тех, кто до этого разрушал ее былое единство созданием внутри ее линий разломов и конфликтов: русские против кавказцев, русские против, Россия для русских и т.д. В начале 2000-х идея «русского мира» обрела в России новый смысл. Можно очень долго обманывать патриотов страны, навязывая им на местах разнообразные стереотипы поведения, но когда Родина в опасности, выполняются простые и понятные задачи, которые смогло сформировать новое руководство страны, тем более, если оно это делает под вполне понятными и приемлемыми лозунгами. Когда-то очень давно преподобный Сергий Радонежский нашел такие слова в 1380 году. Во времена великой смуты в начале 17 века купец Минин и князь Пожарский смогли достучаться до сердец своих земляков. История Великой Отечественной войны лишний раз показывает, как надо мобилизовать население. До 1941 года в СССР подвергались гонениям церковь и многочисленные несогласные элементы, осколки разлома гражданской войны. Пока враг не напал и не подошел к Москве. Тогда И.В. Сталин и произнес свое знаменитое: «Братья и сестры (вместо товарищи)! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои. Над нашей Родиной нависла серьезная опасность». После начала войны митрополит Сергий, на которого до этого шли гонения обратился с посланием «Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». Впервые за время Советской власти были упомянуты былые герои Родины – святые защитники Александр Невский и Дмитрий Донской. Глава православной церкви призвал всех мирян и священников сплотиться вокруг советского правительства. Во время парада 7 ноября 1941 года Иосиф Сталин также упомянул былых защитников Отечества, а также полководцев царской эпохи. Страна объединилась после распри гражданской войны перед внешним врагом. Так возник тот общественный консенсус, который тогда вновь спас Россию. Но вернемся в 2000-е. С точки зрения гибридной войны, случилось следующее: мобилизация собственных сил России была произведена за счет идеологии построения «русского мира», которая была не только понятной для жителей страны, но и смогла объединить доселе ее вольных и невольных гробовщиков. Владимир Путин, став во главе русских патриотов всех мастей, отстоял страну. Часть задачи была решена. Давайте еще раз вспомним Клаузейвица. «Если наступление не оканчивается миром, то оно ведет к обороне». Это работает в обе стороны. Чтобы обезопасить себя на будущее, следовало уничтожить врага на его территории. Мюнхенская речь Путина 2007 года была такой же неизбежностью, как и вторжение Красной Армии в Германию в 1944 году. «Любая война, которая не окончилась миром, заканчивается обороной». В 1944 году СССР вторгся в Европу и выиграл войну. На место Гитлера уже в следующем 1945 году встали так называемые союзники и началась долгая холодная война. Следующую схватку Союз проиграл. Проиграл потому, что не смог предложить миру объединительную идею, а США смогли, и смогли под эту идею перековать часть населения противника. Итак, опыт и исторические примеры показывали руководству России, что для победы в войне просто отстоять свою Родину мало, нужно еще и добить врага на его территории. И для того, чтобы победить, надо было отказаться от той тактики и стратегии, которая только что принесла успех. Часто в кругу российских патриотических сил можно слышать упреки в том, что руководство России предало страну и ведет ее не туда. Не в «русский мир», который еще недавно был главной идеей их борьбы, а в какое-то единое пространство с теми, кто еще вчера был врагом. Обычному человеку иногда сложно понять, что война имеет свои периоды. Осенью 1941 года Илья Эренбург написал «убей немца». Тогда гитлеровская армия рвалась к Москве. Сразу же после разгрома гитлеровцев под Москвой, когда перед Красной Армией впервые вырисовалась перспектива выиграть Великую Отечественную войну, И.В. Сталин в своей речи 23 февраля 1942 года сказал, что немецкий народ не враг советскому. Его также терзает гитлеровский режим, и Красная армия придет его освободить. Психология обороны и контрнаступления в гибридной войне принципиально иная. В обороне нужна максимальная мобилизация и упрощение, в наступлении гибкость и усложнение. Теория контрнаступления Наступать можно только имея идеологию. Без этого никуда. Именно идеологию нес в Европу советский народ в 1944-ом. Именно внедрением своей идеологии США выиграл 30 лет назад. Идеология глобального мира потребления, под торговым патронатом США стала прочной основой их могущества. Ею в свое время удалось объединить Европу, перетащить в свой лагерь бывшие осколки Варшавского договора, часть республик СССР и даже взойти временно на престол России. Чтобы разгромить врага на его территории, нужно создать нечто подобное. России и ее союзникам нужна своя идеология, которая не только позволяет эффективно защищаться, но и возвращать под свой контроль территории, и даже завоевывать территории противника. И здесь «русский мир» перестает работать. Его объединительная идея может работать максимум на территории Украины. И то, как мы видим, сопряжена с большими жертвами и рисками. А ведь Украина это только первый рубеж, который надо занять. Эта война может окончиться либо поражением в Москве, либо победой и минимум в Лиссабоне. То есть тогда, когда Европа войдет в новый большой Евразийский союз. А на идее «русского мира» можно дойти максимум до Збруча, преодолевая с каждым новым километром все больше трудности и умножая врагов и собственные потери. А значит, наступление окончится новой обороной и новым вторжением. Итак, имеем, что на идее «русского мира» выиграть нынешнюю гибридную войну невозможно. Наступление России в этом случае заходит в стратегический тупик, фактически не начавшись. И такой исход на сегодня вполне устраивает США, потому как дает им возможность перегруппировать свои силы и перейти в новое наступление. Именно поэтому руководство России в последние годы уходит от идеи «русского мира». Это не слив и не предательство, как должно казаться многим патриотам, это разумный и логичный шаг для достижения окончательной победы в войне. Тактика победы Запад сознательно переводит борьбу за умы в плоскость русский–нерусский, прекрасно понимая, что в этой матрице Россия будет только обороняться, а русское государство превратится в еще одну европейскую постимперскую страну. Успешно обороняться или нет, неважно. Важно, что постепенно отрезая от нее кусочки, можно рано или поздно рассчитывать на окончательную победу. Уже потеряны Югославия, Болгария, в значительной степени Украина. С многих, ранее союзных, территорий пришлось уйти, и они стали оплотом борьбы против России. И это буквально за несколько десятков лет. Все это благодаря созданию западом линии разлома русский–нерусский. Если оставаться в данной парадигме и выстраивать противостояние с Западом в этой матрице, Россию ждет неминуемое поражение. Надо понимать, что определение «свой-чужой» по линии русский-нерусский не только не позволит перетащить на свою сторону потенциальных союзников в Европе, но рано или поздно приведет к отпадению оставшихся союзников. Например, к конфронтации с Китаем. Достаточно посмотреть на русские националистические сайты, чтобы понять, работая в парадигме свой, значит русский, а нерусский - значит враг, вероятность оказаться в кольце врагов не просто высокая, она стопроцентная. Именно поэтому руководство России в последние годы ушло от «русского мира» и продвигает идею евразийской интеграции. Ее костяк и главный посыл, отстаивание традиционных ценностей в противовес тем, кто их пытается подменить или разрушить. Это объединяет людей и в Китае, и в Индии, и в России, и в Европе. В этой парадигме все население России так и останется объединенным. Пестрота по религиозному или национальному признаку перестанут играть свою роль. Таким образом, можно убрать линии разлома, которые Запад выстраивал столетия, и объединить общество. И это только один плюс, плюс внутренней стабильности. А есть и еще один, и он важнее первого. Мы вносим линии разлома на территорию врага, переходя в стратегическое наступление. Тем же украинским националистам придется для себя решать вопрос: не кто они, украинцы или русские (в данной матрице это станет неважно), а они педерасты или нет? Уверен, что более 90% этих людей выберут нашу сторону. Тот же выбор придется делать и жителям Европы. Традиционалисты, которых уже двадцать лет преследуют во многих странах континента, обретут свою точку опоры. Наш противник получит мощную «пятую колонну» у себя в самом сердце. А мы обретем массу союзников на территории временно подконтрольной противнику. Да и в самих США появится новый внутренний гибридный фронт. Да именно перенеся линию разлома, а значит, и фронт гибридной войны в эту плоскость мы совершаем стратегический перелом в войне. В этой евразийско-ценностной матрице мы быстро найдем (уже находим) новых союзников в Европе, Америке, мире. И если двигаться в этом направлении и дальше, в перспективе уже пяти-десяти лет может так случиться, что Германия, Франция или Италия будут стоять с нами по одну сторону фронта и не только они. И война будет выиграна.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...