Страх на бреющем полете: почему Су-24 вызвали болезненную реакцию Керри и НАТО

Страх на бреющем полете: почему Су-24 вызвали болезненную реакцию Керри и НАТО

В минувшее воскресенье два российских тактических фронтовых бомбардировщика Су-24 изрядно пощекотали нервы американских военных. Самолеты ВКС РФ пролетели на малой высоте над эсминцем ВМФ США «Дональд Кук» в нейтральных водах Балтийского моря, блокировав, по утверждению представителей американского командования, взлет польского вертолета, находившегося на борту корабля в рамках совместных учений. Комментируя произошедшее, госсекретарь США Джон Керри заявил, что маневры российских пилотов были «опасными и провокационными» и, в соответствии с правилами ведения боевых действий, экипаж эсминца имел право открыть огонь на поражение. В свою очередь генсек Североатлантического альянса Йенс Столтенберг подчеркнул, что подобный маневр можно расценить как имитацию захода на атаку. В российском военном ведомстве отметили несостоятельность подобных претензий, поскольку самолет находился в воздушном пространстве над международными водами, а также тот факт, что у самолетов отсутствовал боекомплект и все маневры прошли с соблюдением необходимых норм безопасности. Федеральное агентство политических новостей выясняло, являются ли данные инциденты своеобразным «месседжем» на языке военных, какие могут быть последствия подобных демонстраций силы и можно ли констатировать новый виток «холодной войны» в отношениях России и США. Ряд экспертов оценивает подобные действия военной авиации различных стран как своего рода провокацию. Соответственно, специалисты рассматривают такие маневры как недружелюбные проявления и демонстрацию уверенности военных в своих силах. «Проход над военным кораблем на такой высоте не является каким-то серьезным нарушением, которое можно было бы назвать воздушным инцидентом, - объясняет военный публицист, обозреватель газеты «Завтра» Владислав Шурыгин. - Но, безусловно, это демонстрация некой силы, поскольку традиционно воздушное пространство над кораблем рассматривается как зона риска. Подобное поведение является неким вызовом американцам, однако, здесь не может быть серьезных последствий». Эксперт отмечает, что никто не решится на применения оружия в условиях отсутствия войны, и не будет сбивать самолеты противника. Шурыгин вспоминает, что в период «холодной войны» американские летчики действовали более провокационно: «Американцы постоянно облетали наши корабли, более того – над ними зависали и сбрасывали пропагандистскую литературу и даже порнографию, за этим тщательно следили замполиты. Сейчас можно констатировать приметы «холодной войны». Будь у нас с Америкой теплые и дружеские отношения, едва ли наш бомбардировщик совершал подобные пролеты над военным кораблем ВМФ США», - резюмирует Шурыгин. По словам полковника запаса, военного эксперта и главного редактора журнала «Арсенал отечества» Виктора Мураховского, подобные маневры всегда были характерны как для советской и позднее российской авиации, так и для американцев. «В этом случае нет формальных нарушений соглашения о предотвращении инцидентов в воздухе и на море, в котором четко прописано, от каких действий стороны будут воздерживаться. Естественно, американцам неприятно, что по прошествии стольких лет их превосходства Россия начинает демонстрировать свои возможности», - отмечает эксперт и подчеркивает, что серьезные последствия подобных демонстраций маловероятны, поскольку бомбардировщики ВКС РФ не несли боекомплект и не включали бортовое электронное оборудование в боевой режим. «Я бы не сказал, что ситуация в неформальном противостоянии вооруженных сил РФ и США в последнее время обострилась, тем более по инициативе Москвы. Однако Генштаб РФ отмечает увеличение количества заходов кораблей стран НАТО в территориальные воды Балтийского и Черного морей, в непосредственной близости от российских границ. Командование НАТО и США очень обеспокоено высокой концентрацией средств противовоздушной и противокорабельной обороны вблизи границ прибалтийских государств в Крыму», - объясняет Мураховский. За последние полтора десятка лет командование Североатлантического альянса уже привыкло, что действовать в территориальных водах у границ России можно практически беспрепятственно. Участившиеся полеты авиации ВКС РФ, как адекватный ответ на военное присутствие НАТО, в настоящий момент воспринимаются очень болезненно и говорят о возросшей военной мощи России. Так или иначе, новую реальность придется принять и скорректировать правила игры, поскольку не стоит забывать про фундаментальный принцип – сила действия равна силе противодействия.