«Тихий Дон» в степях Донбасса

«Тихий Дон» в степях Донбасса

Единство убивает не ненависть, а равнодушие. Прошедший на днях в Нидерландах референдум и все его перипетии лишний раз показали полное равнодушие европейцев к «братьям» украинцам. Ненависть и раздражение, которые уже два года испытывают «патриоты» Украины и России по отношению друг к другу, являются лишним подтверждением нерушимого супер этнического единства, которое нельзя разрушить никакой промывкой мозгов. Вообще воспитать равнодушие намного сложнее, чем ненависть. Именно поэтому все линии раскола между народами, насаждаемые искусственно, создаются культивированием именно этого чувства. Иногда это удается, иногда нет. Если сотни лет ненависть будет кипеть в умах многих поколений двух частей ранее единого народа, то рано или поздно, когда страсти улягутся, они могут и не найти между собой ничего общего. Все общее будет сознательно уничтожено в горнилах войн и конфликтов, и когда-то настанет такой момент, когда уничтожать будет нечего. Очень сложно абстрагироваться от своих внутренних тараканов в голове и увидеть проблему. Чтобы понять, как это делается в отношении нас, достаточно взглянуть со стороны на схожий процесс. Для нас удобнее всего это увидеть на примере Югославии. Некогда единую общность — сербский народ  раскалывают по религиозному признаку.  От некогда единого православия откололись католическая и мусульманская диаспоры. Затем по языковому признаку — сейчас очень быстро, прямо стахановскими темпами создаются хорватский, черногорский и боснийский языки. Серии войн на протяжении последних ста лет приучили некогда единый народ видеть в своих бывших братьях врагов…  Пока врагов, но когда исчезнут носители единого языка и общих культурных традиций, наступит равнодушие. Потому, что не останется того фундамента,  на котором стояла былая общность некогда могучего балканского этноса. Останутся одни его остывающие осколки. Разделенные и неопасные, ставшие легкой добычей для соседей. Сейчас еще они едины, даже искусственно разделенные. И это порождает надежду на будущее воссоединение, а пока только новые конфликты, инспирированные извне. Референдум в Нидерландах Что больше всего поразило украинских «патриотов» в прошедшем недавно в Голландии референдуме? Отношение. Полное равнодушие общества не только к украинской проблеме, но и к самим украинцам. В украинских СМИ стали популярными сообщения о том, что голосовавшие даже не могут найти Украину на карте, что многие из них не знают о существовании такого народа. Это как раз все понятно. Недообразованность — проблема в первую очередь западного мира, которому тем более плевать на чужие проблемы. «Проблемы индейцев шерифа не волнуют». Самое обидное для потомков древних укров, что голландцы, как и европейцы в целом, относятся к ним, как к индейцам — непонятным, забавным, в чем-то симпатичным, но чужим. Они с удовольствием смотрели бы на вестерн под названием «Украина не Россия». При этом болели бы за «хороших» индейцев против «плохих». Подбадривали и снабжали бы своих краснокожих оружием, а чужих одеялами зараженными оспой (и всех вместе огненной водой). Вожди «своих» краснокожих были бы желанными гостями в большом Белом Доме, чтобы показать им свою благосклонность и подчеркнуть верность выбранного ими пути. В качестве поощрения им дарят зеркала и бусы, а белые торговцы выкупают земли их предков за несколько десятков гульденов. Единственно, что не нравится не братьям европейцам, то, что события этого вестерна разворачиваются в непосредственной близости от их границ и вполне могут перекинуться и на их территорию в виде еще одного американского блокбастера «староевропейцы против мусульман». Большая прерия на восток от Карпат Вестернизация Европы самим европейцам видится в страшных снах, а потому они решили индейцев помирить, чтобы жить спокойно. И тут «свои» индейцы увидели, что нет никакого единого европейского народа, а есть белые, которые смотрят на них как на тупое и послушное орудие, то есть, как на чужих. А в это время в прериях Донбасса разворачивались события уже неоднократно описанные в трудах классиков. По региону в очередной раз прокатилась очередная гражданская война. Раньше аборигены делились на белых, красных и зеленых. На большевиков и имперцев и т.д. Теперь далекие белые учителя разделили их на украинцев и русских, чтобы они продолжали друг друга ненавидеть и убивать. «Тихий Донбасс» ждет своего автора Село Зайцево, что на Донбассе, вот уже второй год разделяет линия фронта. Люди привыкли жить при постоянных обстрелах и в условиях «временной оккупации». В то время, когда редкие мины и снаряды падают на соседнюю улицу, мужчины неспешно забивают выбитое стекло фанерой, а женщины сметают мусор со двора. Окончив уборку дома, они вернутся на «оккупированную» территорию, где свои, и где в рядах ополчения сражаются их дети. К этому уже все настолько привыкли, что даже не замечают. Редко когда приедет съемочная группа для снятия очередного эпизода продолжающегося два года вестерна «Порошенко вождь краснокожих». Очередной командир ВСУ проведет экскурсию и покажет приехавшим кинематографистам позиции «ирокезов» и расскажет,  почему был вынужден отбить у них еще три полуразрушенных вигвама. А между тем, сто лет назад почти тут же разворачивались точно такие же события. Михаил Шолохов по воспоминаниям очевидцев написал бессмертное сочинение «Тихий Дон». Ранняя весна 1919 года была тревожной. Казаки станицы Вешенской вместе с соседями подняли восстание против пришлых чужаков, которые стали разрушать устои казачьего общества и учить их новой, чуждой для казака идеологии. «Закипел Верхне-Донской округ. Толканулись два течения, пошли вразброд казаки, и понесла, завертела коловерть. Молодые и которые победнее — мялись, отмалчивались, всё ещё ждали мира от Советской власти, а старые шли в наступ, уже открыто говорили о том, что красные хотят казачество уничтожить поголовно». («Тихий Дон» Т.3. М. Шолохов) Весной 1919 года белые газеты «Юга России» писали: «Мы читали о громадных крестьянских восстаниях в Тамбовской губернии — однако они все задавлены, и только восстание верхне-донцов из всех русских восстаний увенчалось успехом». Верхне-Донское казачье восстание почти с документальной точностью воспроизведено М.А. Шолоховым в романе «Тихий Дон». Григорий Мелехов, бывший офицер царской армии, поднял казаков на бунт, но регулярная карательная Красная армия оттеснила восставших на северный берег Дона и взяла в плотное кольцо. По ночам казаки могли переплыть реку и зайти в гости домой. Также бабы иногда могли передать своим мужьям и братьям то какой-то припас, то свежее исподнее. С юга с Кавказа в тыл красным ударила Добровольческая армия Деникина. Вместе они погнали большевиков до Курска и Воронежа. Любые гражданские войны заканчиваются. Григории Мелеховы проигравшей стороны (вне зависимости от того, на чьей стороне они сражались) рано или поздно вылезают из схронов и, утопив/закопав последний «шмайсер», возвращаются к мирной жизни. Прошедшие бурные события в жизни людей не делают их чужими. Точно так же, как братская драка в пьяном угаре, обычно оканчивается мировой. Просто наступает тот момент, когда искусственное разделение на белых, красных, зеленых, сине-желтых, красно-черных и бело-желто-черных перестает довлеть над умами. Очевидно, что единая Европа, в которой есть место украинцам, это — выдумки столетней пропаганды больших белых господ. Мы для них — просто еще одно обманутое племя краснокожих, «проблемы которых настоящих людей не волнуют». Усталость приходит на смену ожесточенности. И именно в этот момент общие корни, менталитет, образ жизни становятся фундаментом возникновения чего-то нового и единого.