Вспоминая Чернобыль: Запад хотел устроить еще один взрыв на АЭС

Вспоминая Чернобыль: Запад хотел устроить еще один взрыв на АЭС

В этом году исполняется тридцать лет с момента событий на чернобыльской АЭС. Это крупнейшая радиационная катастрофа страны, последствия которой, затронули целый мир. В ликвидации аварии на станции в Чернобыле участвовали более 600 тысяч человек, было задействовано огромное количество спецтехники. До настоящего времени истинные причины взрыва на АЭС не установлены, - эксперты придерживаются нескольких версий. Каждый год 26 апреля весь мир вспоминает о тяжелых последствиях чернобыльской катастрофы и тех, кто участвовал в их ликвидации. В Москве о ликвидаторах вспомнили немного раньше и провели Международный форум чернобыльцев с участием представителей 65 субъектов России. Корреспондент Федерального агентства политических новостей встретился с чернобыльцами и выяснил, почему некоторые ликвидаторы считают себя обиженными и что сейчас происходит в зоне отчуждения "Чернобыль".   И имя ему - ликвидатор [caption id="" align="alignnone" width="710"]Бердинский, Чернобыль, АЭС, авария Юрий Бердинских[/caption] Большинство ликвидаторов были обычными резервистами. Многие из них призывались для содействия ведущимся работам. Юрий Бердинских на момент катастрофы трудился на Днепропетровском заводе, который изготавливал зарядно–разрядные устройства для аккумуляторных батарей. На одну из вахт специалиста отправили в Чернобыль. «Мы осуществляли обслуживание роботов, которые поначалу убирали радиоактивные, зараженные осколки с крыши. Они работали с помощью аккумуляторных батарей, а их постоянно нужно было менять. Вскоре роботов убрали, так как из – за высочайшего уровня радиации, они просто выходили из строя. Осколки с крыш поручили убирать людям", - рассказывает Бердинских. Сам чернобылец участие в ручной уборке не принимал, говорит, к тому моменту, как поняли насколько бесполезны роботы, его вахта уже подошла к концу. Несмотря на недолгое пребывание в зоне отчуждения, состояние здоровья у физика все–таки ухудшилось: «Я вернулся домой с тяжелой одышкой и регулярными носовыми кровотечениями, однако, сам по себе я очень выносливый человек и могу сказать, что несмотря на это все, сейчас чувствую себя лучше, чем многие в мои годы». Единственное, что действительно расстраивает Бердинских, так это то, что в Королеве, где он сейчас проживает, до сих пор нет ни стеллы, ни памятника ликвидаторам. «Я на протяжении многих лет пытаюсь достучаться до администрации, что это необходимо, что для организации инвалидов «Союз Чернобыль» это важно. Мы даже составили проект памятника, но нам ответили, что для наукограда Королева, такой мемориал не пафосный. Я встречаюсь здесь со своими товарищами и многие из них говорят, что сталкиваются с такой же проблемой в своих городах», - расстраивается собеседник ФАПН. Чернобыль, Украина, Россия, АЭС, 1986, катастрофа, ядерный, реактор Поводы для расстройств у ликвидаторов разные и каждый заслуживает отдельного внимания. Так, например, Владимир Куликов рассказывает, что несмотря на то, что принимал участие в уборке крыш на четвертом энергоблоке, том самом, где и произошел взрыв, добиться медицинских льгот, смог только через суд. «У меня сейчас онкология первой степени и для того, чтобы получить инвалидность мне постоянно нужно это доказывать в суде. Сейчас ведь из списка заболеваний чернобыльцев оставили только рак, а то, что у тебя были и другие заболевания никого не волнует. То же самое и с группой инвалидности, чтобы поменять третью на вторую опять же нужно судиться. Мы положили свое здоровье, а в итоге остались почти ни с чем!», - возмущается Куликов. Чернобыль, Украина, Россия, АЭС, 1986, катастрофа, ядерный, реактор Ликвидатор сетует, что на момент выезда в Чернобыль многие из участников даже не задумывались, чем это может быть чревато для них: «Я сам был послан из Литвы. Пробыл там четыре месяца. Наш пункт в числе самых первых, кто убирал с кровли радиоактивные вещества: сооружения ставили, реки перекрывали, чтобы вода зараженная не шла. В нашем полку было около 1200 человек, многих сразу пришлось отправить домой по состоянию здоровья. Мы же тогда особо не думали, что на сооружения нельзя было лазить, с кровли можно было бы руками ничего не сбрасывать, если бы знали все это, тогда может и жизнь не была бы загублена». Чернобылец достает из военной формы фотографии. На них изображены некоторые бойцы из его пункта, многих, добавляет Куликов, уже нет в живых. Все из–за последствий болезни, полученных во время ликвидации. На сегодняшний день по закону о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, ликвидаторы имеют право медицинскую и социальную помощь, однако эксперты говорят о несовершенности этого постановления. Как показывает практика, свое право на положенные льготы, многие граждане отстояли только через суд. Сумма выплат по искам только за последние пять лет превысила 12 миллиардов рублей, хотя они положены ликвидаторам согласно установленному закону. В настоящее время члены партий разрабатывают законопроекты, которые должны помочь решить социальные проблемы чернобыльцев. Чернобыль, Украина, Россия, АЭС, 1986, катастрофа, ядерный, реактор Серый кардинал Решать проблемы чернобыльцев сейчас будет государство, а во время катастрофы одним и тех, кто помогал ликвидаторам непосредственно на месте, был заместитель командующего Белорусским военным округом Илья Вельджанов: «Меня попросили приехать в Чернобыль, чтобы помочь нашим людям. В первую очередь нужно было укрыть их от наступающих холодов, ведь тогда все семь полков жили в палатках. Потом мы занимались оборудованием городка и так далее, но я на этом не остановился. Я попробовал организовать работу ликвидаторов таким образом, чтобы она действительно приносила пользу. Я сказал, что все, кто выезжает с зараженной территории должны быть проверены на причастие к мародерству. Люди ведь уехали, а вещи остались. Ну, и конечно, важна была забота о сохранении здоровья наших ликвидаторов». [caption id="" align="alignnone" width="710"]Вельджанов, Чернобыль, АЭС Илья Вельджанов[/caption] Каждому начальнику полка был выдан дозиметр и по вечерам, перед помывкой, они измеряли уровень радиации у служащих. Также замком распорядился, чтобы всех, кто получил дозу больше 25, отправляли домой. Несмотря на все заслуги во время ликвидации, больше всего замком гордится тем, что не допустил разграбление Белоруссии: « Запад решил, что с нашей земли, которая были заражена из–за взрыва, необходимо было снять плодородный слой и все остальное свезти в могильники, а таких нужно было около ста штук. Каждый такой могильник стоил около миллиона долларов, я счел это абсолютнейшей провокацией – экономическим подрывом страны». Замком распорядился, чтобы у земли, которую хотели отправить в могильник, регулярно измеряли радиационный фон. В результате полученных данных, комитет под его руководством принял решение, что хоронить почву не нужно. Строительство могильников могло оставить страну мало того без земли, но и без денег. Мировым державам не нравилось то, что СССР в освоении атома была впереди планеты всей и они старались всеми силами это изменить. Вельджанов вспоминает, что когда был на посту посла, ему неоднократно поступали предложения от западных руководителей принять средства для укрепления саркофага над АЭС. Этот вариант он сразу отверг: ведь такая нагрузка на уже имеющуюся конструкцию, могла привести к мощному взрыву. Посол убеждал дать средства на развитие науки, чтобы ученые могли разобраться в причинах катастрофы, но предложение не приняли.   Украина не хочет решать вопрос с саркофагом Что же касается установления реальных причин катастрофы, то вопрос остается открытым и сегодня. Российские ученые практически больше не причастны к расследованию, а украинские доводить дело до конца не спешат. «Я в конце марта посещал Чернобыльскую АЭС. И могу сказать, что дела там идут практически никак, - делится член Союза ликвидаторов–чернобыльцев Александр Калантырский. – Не знаю, о каком завершении внутренних работ говорят в Украине, так как у того саркофага, который был построен ранее, гарантия тридцать лет. Они кончаются в ноябре, и с этого момента Украина должна ввести в эксплуатацию второй саркофаг». Чтобы второй саркофаг выполнял возложенную на него функцию украинские ученые должны разобрать первый, ведь внутри него находится много радиоактивных веществ. Это необходимо делать, чтобы не произошло второго взрыва. Однако работы идут крайне медленно. Российских ученых туда не пускают, созданный ими проект «Монолит», который мог бы обеспечить надежную защиту реактора, не признают. Чернобыль, Украина, Россия, АЭС, 1986, катастрофа, ядерный, реакторКатастрофа в Чернобыле – настоящая трагедия для всего мира. Те, кто пережил ее, как один, твердят о том, что несмотря на ужасающие последствия, она во многом сплотила народ. И сейчас, когда угроза вновь может нависнуть радиационным пятном, лучше всего забыть о политических склоках и вместе подумать о том, как ее не допустить.