От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

История
От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

Влиятельный американский журнал Time, который издается почти целый век, каждый декабрь назначает «человека года», оставившего за собой наиболее значимый след в истории. В этом году им стал «дух Украины» и президент Владимир Зеленский – на обложку он попадал дважды за год.

Обольщаться бывшей звезде российских и украинских телеэкранов, а ныне украинскому лидеру, не стоит – учитывая стремительно несущееся колесо истории, а также не менее быстро меняющуюся западную конъюнктуру, не исключено, что в будущем портрет Зеленского появится на обложке Time совсем в другом контексте – отнюдь не «героическом».

Как показывает практика, главным героем времени становится победитель.

«Чертово колесо» нацизма

Человеком 1938 года по версии американского журнала был… Адольф Гитлер. Он описывается в статье Time как «мощный захватчик», на чья политика «привлекла международное внимание» и «изменит весь мир» – по мнению американской редакции, этих причин для «героизации» Гитлера было достаточно.

Поводом для статьи стала встреча четырех европейских политиков в Мюнхене для пересмотра карты Европы: в резиденцию Гитлера на встречу с ним приехали премьер-министр Великобритании Нэвил Чемберлен, французский премьер Эдуард Даладье и итальянский диктатор Бенито Муссолини.

На тот момент журнал первый раз за всю историю не поместил на обложку портрет «человека года» – вместо этого там изобразили Гитлера, играющего на органе в соборе, пока его жертвы висят на колесе на виду у нацистских политических элит. Это было первое и последнее появление нацистского диктатора на обложке Time.

От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

Сталин – от злодея до героя. И обратно

Иосиф Сталин попадал на обложку Time трижды – первый раз в 1939 году, но отнюдь не в позитивном контексте: американский журнал представил «вождя народов» как диктатора, якобы нарушившего «мировой порядок» договором СССР с Германией о ненападении (пакт Молотова–Риббентропа).

«Чем обернется новая эпоха – торжеством национализма или интернационализма в положительном или отрицательном смысле слова – неизвестно. Но, без сомнения, это будет новая эпоха и конец старого мира, который во многом определил человек, чьи территории располагаются по больше части за пределами Европы. Этот человек – Сталин, за один вечер радикально переменивший соотношение сил в Старом Свете. И поэтому он человек года», – отмечалось в статье Time.

Уже в январе 1943 года риторика журналистов Time полностью изменилась, а от демонизации Сталина не осталось и следа – генсек стал человеком 1942 года в качестве героического борца с фашизмом.

«Ни шагу назад! 1942 год был годом крови и силы. Это человек, чье имя означает "сталь". Только Иосиф Сталин знает, насколько Россия была близка к поражению в 1942 году. И только Сталин знает, как ему удалось спасти Россию. Он победил», – восхищались подвигом советского народа под предводительством Сталина авторы хвалебной статьи.
От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

Впрочем, советские военные деятели ежегодно становились «людьми года» по версии Time еще с конца 1940-го – спустя год США вступили во Вторую мировую войну.

Так, на январской обложке 1941 года красовался портрет знаменитого красного кавалериста, а впоследствии и советского военачальника Семена Буденного. Правда, к моменту выпуска номера он был отстранен от командования войсками на Юго-Западном направлении и стал командующим так называемого резервного фронта: в журнале отмечалось, что Буденный неистов в бою, но «не стратег».

А в июле 1942-го на обложке оказался композитор Дмитрий Шостакович в каске пожарного на фоне горящего Ленинграда: музыкант гасил на крыше консерватории зажигательные бомбы, сброшенные нацистами.

В 1951 году на обложке оказался младший сын Сталина – Василий, военный летчик, генерал авиации и командующий ВВС Московского военного округа. Под его командованием истребительная авиационная дивизия освобождала от нацистской оккупации белорусские, литовские и латвийские города.

От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

В 1953 году, когда американское общество все еще находилось в послевоенной эйфории, оказавшись на правильной стороне истории, но руководство США — апологеты капитализма — уже вернулось к идеологической конфронтации с СССР и опасалось распространения «красных» идей, Сталин вновь появился на обложке Time, спустя неделю после смерти, но уже не как герой Второй мировой.

Подпись гласила: «Диктатор Сталин: в тени смерти, борьба за власть», описывая внутрипартийную борьбу за руководство страной. В самой статье же Сталин назывался «массовым убийцей»: ему припомнили коллективизацию, «методичные неизбежные убийства», а советской интеллигенции ставили в упрек «оправдание систематического истребления как шага к коммунистическому раю на земле».

«До Сталина ни одному человеку в истории не удавалось создать настолько гигантскую империю. Такой она остается и после его кончины: только у этой страны больше нет Сталина — человека, творившего бесконечные злодеяния и добивавшегося невероятных успехов», – отмечалось в статье.
От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

Герой по-американски: от маршала Жукова до нациста Залужного

В 2022 году главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный, заявивший в интервью The Economist, что «убийство русских» украинцами «исповедуется как религия», попал в список «самых влиятельных людей» по версии Time. Соответствующая «героическая» обложка октябрьского выпуска была посвящена Залужному – любителю нацистской свастики в своем образе.

«Генерал Валерий Залужный и украинский путь войны», – гласила обложка номера, в котором Залужный хвалился осенним контрнаступлением ВСУ, «переломившим ход войны».

Примечательно, что 70 лет назад Time героизировал совсем других военачальников, не имеющих отношения к восхвалению нацистского коллаборационизма на Украине, но противостоявших фашистской гидре – так, 9 мая 1955 года на обложке оказался советский маршал Георгий Жуков.

От Гитлера до Зеленского. Как журнал Time менял отношение Запада к фашизму

Поводом для публикации стало письмо Жукова американскому президенту Дуайту Эйзенхауэру, которое начиналось с обращения: «Дорогой старый боевой товарищ!». Сам же Эйзенхауэр публично называл Жукова «старым другом».

«Маршалы СССР просто так в переписку с иностранцами не вступают, даже если те – старые друзья. Письмо Жукова было официальным дружеским жестом Кремля к Западу», – отмечалось в статье Time.

Так, американский журнал действительно отражает всю суть своего названия, фиксируя суть времени – от послевоенной «старой дружбы» России с Западом до восхваления тех, кто воюет против РФ под западным патронажем.


Трансляция медиагруппы "Патриот"