"

«Мне достаточно Родины». Глава Северной Осетии Меняйло о туризме, Украине и объединении с южными соседями

Региональная политика
«Мне достаточно Родины». Глава Северной Осетии Меняйло о туризме, Украине и объединении с южными соседями

На полях XXV Петербургского международного экономического форума корреспонденту «Политики Сегодня» удалось побеседовать с главой Северной Осетии Сергеем Меняйло.

Сергей Иванович, сейчас один из главных вопросов, которые волнуют россиян, — это туризм. Гостевые потоки направлены внутрь, российский турист открывает для себя регионы родной страны. Готова ли Северная Осетия побороться с такими «мастодонтами» отрасли, как, например, Сочи?

Конкурировать с Сочи пока сложно, хотя во всем плохом есть и хорошее. Да, у нас пока нет условий размещения и сервиса такого уровня, как в Сочи, но все-таки кое-что у нас есть. К тому же красоты наших гор и природы, конечно, радуют глаз больше, чем там. Ценовые политики Сочи и Северной Осетии несравнимы, но наши гостиницы и отели уже заняты, хотя весна была холодная и поздняя. Когда идешь по городу [Владикавказу] или едешь по республике, сразу же видишь приезжих гостей среди местного населения.

Будем подтягивать туристический уровень, уже несколько проектов в стадии реализации. Мы сделали дороги между ущельями, теперь ездить можно безопасно и быстро. Кстати, в Кабардино-Балкарии сделали точно также, нам теперь осталось соединить две республики. Дорога не всегда бывает гладкая, все-таки серпантин, но ощущения очень интересные, когда по этому серпантину едешь.

Появились дополнительные рейсы до Владикавказа, к нам вернулся «Аэрофлот». Мы провели переговоры с S7, на летний сезон нагрузка на аэропорт возросла.

«Мне достаточно Родины». Глава Северной Осетии Меняйло о туризме, Украине и объединении с южными соседями

К слову, об объединении с соседями. В обществе актуализировался вопрос о референдуме в Южной Осетии. Поговаривали даже об объединении южан с Северной Осетией в один субъект РФ. Насколько этим слухам можно верить?

Давайте договоримся, что референдум и объединение — это дело Южной Осетии и жителей Южной Осетии. Это их решение. Могу сказать, что мы — один народ. Живем с одной историей, с одной культурой, обычаями, традициями. Мы друг друга не разделяем.

Трактовать этот сценарий за жителей Северной Осетии я не могу. У части нашего населения родственники находятся там.

А если говорить в целом о народах Северного Кавказа, насколько мирно они сосуществуют сейчас? Нивелировались ли конфликты с ингушами и другими народами?

Вчера у нашего стенда я встречался с главой Республики Ингушетия [Махмуд Али-Калиматов], до этого виделся с Казбеком Коковым [глава Кабардино-Балкарской Республики]. Мы живем довольно дружно, никаких приграничных конфликтов сегодня нет, напряжения тоже нет. Мы, главы, дружим между собой, у нас нет каких-то резких вопросов друг к другу.

Здравый смысл все равно рано или поздно восторжествует. Да, память о каких-то конфликтах, конечно, есть, но это исторические события, которые были. Мы делаем все, чтобы наши граждане жили в мире, добре и взаимопонимании.

Перенесемся на внешние политические «фронты». Волна за волной Запад вводит экономические санкции. Вы сами «под прицелом» у США и Евросоюза. Лично на вашу жизнь как-то повлияли эти ограничительные меры?

Никак не повлияли, ни первые санкции 2014 года, ни последние. Мне достаточно нашей Родины, России. Если вводят санкции, значит я на правильном пути. Я выполняю тебе задачи, которые поставлены президентом РФ в интересах страны. А с этими санкциями иногда доходит до глупости. Ну, они что, не знают, что у меня ничего нет [имущества за границей]? Знают. А зачем вводят санкции тогда?

«Мне достаточно Родины». Глава Северной Осетии Меняйло о туризме, Украине и объединении с южными соседями

Это риторический вопрос. А если говорить о причинах нынешних санкций? Все-таки бывших офицеров не бывает. Как оцениваете ход спецоперации на Украине и упертость президента Владимира Зеленского в части Крыма и Донбасса?

Я не хотел бы обсуждать Зеленского, но иногда у меня возникает чувство, что он желаемое выдает за действительное, он просто потерялся. Он оторван от действительности.

А по поводу спецоперации отвечу сравнением. Представьте, есть дорога, которую ремонтируют, и есть каток, который ровняет асфальт. Надо быть глупым человеком, чтобы стоять перед катком и думать, что он тебя не закатает в асфальт. Каток идет, дорога будет качественная и хорошая.

Но иногда кажется, что кое-кто планирует встать перед этим катком во весь рост. Как оцениваете бесконечные поставки оружия со стороны Соединенных Штатов на Украину?

Я бы сказал так: сегодня против России выступает почти весь мир, только руками господина Зеленского и нациков, которые ему подчиняются. Другого я, как военный человек, не вижу.

Наши ребята сегодня на Украине доделывают то, чего не успели доделать наши отцы и деды в 1945-м году. Когда из героев, которые защищали нашу Родину, делают преступников, а из карателей делают героев, я этого не воспринимаю. Мой отец служил с 1942 года, сначала матросом, потом старшиной. И то, что происходит на Украине, — это моя личная история.

Сегодня вопрос стоит остро: будет Россия или нет? Я имею ввиду существовать как государство. Россию пытаются поставить на колени, диктовать ей условия, развалить ее. Мы этого не допустим.