Подписаться
на push-уведомления?
Да
Мы в соц.сетях:
США и боевики не дают беженцам покинуть лагерь Рукбан — Лавров

США и боевики не дают беженцам покинуть лагерь Рукбан — Лавров

Минфин хочет устанавливать минимальную розничную цену на алкоголь

Минфин хочет устанавливать минимальную розничную цену на алкоголь

Офицер «Беркута» рассказал, как «вломили бандерофилам» на Крепостном переулке

Офицер «Беркута» рассказал, как «вломили бандерофилам» на Крепостном переулке

ДНР: Порошенко в Мюнхене открыто признал, что Киев нарушает «Минск-2»

ДНР: Порошенко в Мюнхене открыто признал, что Киев нарушает «Минск-2»

Польша не приедет на саммит Вишеградской группы из-за оскорблений Каца

Польша не приедет на саммит Вишеградской группы из-за оскорблений Каца

Председатель ОБСЕ видит возможность для сохранения договора о РСМД

Председатель ОБСЕ видит возможность для сохранения договора о РСМД

10:34   1 Февраля 2016
Весь мир

Исламское государство: социальные сети и источники финансирования

Исламское государство: социальные сети и источники финансирования

Если один из саудовских принцев, захватит власть в Эр-Рияде с помощью отрядов ИГ, все встанет на свои места, вот только как аналитики из США объяснят данный факт.

Первая и вторая части статьи. Обычному суннитскому обывателю в условиях войны, уставшему от грабежей различных вооруженных групп абсолютная власть запрещенной в РФ террористической организации "Иcламское государство", вполне подходит. Мнение этого обывателя не столь важно в ходе боевых действий, в отличии от фанатичности бойцов ИГ, представляющую собой настоящую секту, с железной дисциплиной искренно верующих членов внизу и с достаточно грамотными и дальновидными кадрами наверху. ИГ в отличие от Нусры и других подобных группировок, не является игрушкой в руках различных спецслужб на тактическом плане, а проводит собственную линию на театре боевых действий, следуя лишь ведомой ее узкому руководству стратегии на глобальном уровне. Очевидно, что на этом уровне у ИГ имеются влиятельные союзники, но результаты нынешней всемирной глобализации таковы, что сам расклад сил на этом уровне является закрытой информацией и потому тут тяжело что-либо предсказать. Однако на сирийском и иракском фронтах независимость руководства ИГ оборачивается непредсказуемостью действий для их противников, так что тяжело ожидать, где последует следующий ее удар. Авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан в данном случае приводят ценные свидетельства самих членов ИГ о силе убеждения в рядах организации, в сочетании с, разумеется, террором, так что все мусульмане по взятию власти ИГ в их районе принимают их взгляды, тогда как немусульман тут просто не остается. При этом интересно, что участники отмечают появление такого внутреннего состояния в человеке, что джихад, то есть война становится для него искренним чувством и тем самым воспринимая войну как свое нормальное состояние, члены ИГ быстро развиваются в военной подготовке, ибо в них всегда есть внутренний стимул для изучения военного дела. Многонациональное Исламское государство В рядах ИГ существует достаточно ясная мораль ее членов, с определенным кодексом поведения, так что существует в их рядах мощный стимул к ведению войны и тем самым гибель одних командиров возмещается появлением новых. В отличие от «Джабхат ан- Нусры», в ИГ национализм действительно не существует, и потому в его ряды массово вступают курды как из Халабджи, которая была в 1988 году жертвой применения химического оружия армией Саддама Хуссейна, как и по сообщениям Майкла Вайса и Хасана силами ИГ в боях за Кобани 2014 года сражавшихся против отрядов сирийских курдов-отряды народной самообороны, командовал курд Абу Хаттаб аль Курди. В ряды ИГ вступали курды из ряда других групп в Алеппо, Ракке и Хасаки, тогда как другим движениям как, например Армии Накшбанди привлечь курдов так и не удалось. Как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» сирийские курды, несмотря на то, что вели до этого светский образ жизни или были суфиями ордена Хазнави, нередко вступали в ИГ, считая, что в отличии от Нусры, которая, по их мнению, была арабской организацией, ИГ был действительно правоверной-суннитской организацией. Таким же образом в ИГ вступали и многие туркмены, жившие в Сирии и Ираке, так что заместителем аль Багдади был туркмен Абу Муслим ат Туркмани, погибший в декабре 2014 года. Как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан многие вооруженные группы боевиков формировались из заключенных тюрьмы Седнаи, в которой в 2008 году вспыхнул мятеж против Асада на основании возникших там связей. В данном случае как то нелогично было писать о «украденной» салафитами «арабской весне», когда изначально они и были главной движущей силою протестов, вступив в бои против армии Башара Асада еще в 2008 году. Очевидно, что руководство США не могло не знать, кто возглавит протесты в ходе «арабской весны» и во что она выльется. Исламский фронт и социальные сети Сам разрыв с идеями «арабской весны» стал очевиден уже в октябре 2014 года, когда несколько вооруженных группировок, в том числе и ан Нусра объявило о своем выходе из Сирийской национальной коалиции и создании ими Исламского фронта. Создание этого фронта дало возможность ИГ  вести активную идеологическую работу в рядах других группировок. Впрочем, и до этого многие боевики переходили в ИГ и так в июле 2014 года тысяча боевиков группировки Сукур аш Шам перешли в ряды ИГ . Большим резервом личного состава для ИГ являются добровольцы из других стран, в том числе неофиты и так как пишут Майкл Вайс и Хасан Хасан абсолютное большинство из прибывших к декабрю 2013 года одиннадцать тысяч добровольцев, вступили в ряды салафитских организаций и в первую очередь ИГ, к сентябрю 2014 года согласно приведенным в книге «Исламское государство-армия террора» данным ЦРУ в Сирии находилось до пятнадцати тысяч иностранных боевиков, из которых две тысячи были выходцы из западных стран. Как отмечают авторы книги, одним из важнейшим орудием ИГ была пропаганда через социальные сети, прежде всего Фейсбук и Твиттер, которые так же сыграли важную роль в подготовке «арабской весны». Как раз через социальные сети ИГ и распространяет свои идеи, в том числе эсхатологического характера, в частности о решающей битве в провинции Дабик. В данном случае немаловажным является то, что аль Багдади провозгласил себя потомком Хуссейна-внука пророка Магомета. Воспринимая ИГ как секту «революционного» типа легче понять суть ее конфликта с руководством Аль-Каиды во главе с аз-Завахири и присягнувшей ему группировки Джабхат Нусра. Поддержка Корни этого конфликта лежат еще в Афганистане, где многие сторонники ИГ получали доказательства предательства Аймана аз Завахири, покинувшего Вазиристан, где «исламский эмират» управлялся, по их мнению, по племенным, а не исламским законам. Авторы книги приводя достаточно ценные свидетельства подобного конфликта, в то же время избегают описывать роль салафитских организаций в так называемой «арабской весне»,что впрочем достаточно понятно, ибо в таком случае пришлось б признать что военная помощь США изначально шла именно салафитам. Хотя авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан описывают, что бойцы Свободной Сирийской армии жаловались на то, что якобы США им шлют только радиостанции и сухпайки, жаловаться как раз им было не надо. Ведь именно США дали возможность Саудовской Аравии и Катару закупать с началом арабской весны в бывшем СССР и в бывшей Югославии, как и в ряде других бывших социалистических стран, оружие «советского стандарта» и переправлять его в лагеря подготовки контролируемые спецслужбами США в Турции и Иордании. В оружии сирийская оппозиция особого недостатка не имела, тем более что позднее сама Турция стала уже открыто поставлять оружие как ССА, так и многочисленным салафитским группировкам, в том числе фронту Джабхат ан Нусра. Последняя стала, по сути, главной опорой ССА, которая могла действовать главным образом в приграничном поясе с опорой на базы в Турции, Иордании и на Голанских высотах, тогда как в глубине Сирии лишь Джабхат ан Нусра могла самостоятельно действовать, опираясь на поддержку местных племен. Раскол Как пишут авторы книги, как раз Джабхат ан Нусра вместе с вооруженной группировкой Ахрар аш Шам сыграла ключевую роль в захвате в марте 2013 года города Ракки на востоке Сирии. Однако поставленный на должность главы сирийской Аль-Каиды аль Джолани после захвата Ракки свою лояльность высказал аз-Завахири, отказавшись от провозглашенного в апреле 2013 года аль Багдади объединения ИГ и Джабхат ан Нусры. Попытка посредничества аз Завахири, уполномочившего Ас Сури одного из основателей Харакат Ахрар аш Шам аль Исламийя (Исламское движение свободных людей Шама), закончилось отказом аль Багдад идти на примирение и последующим подрывом ас Сури в феврале 2014 года в Алеппо. В итоге в результате раскола, большая часть иностранцев покинула Джабхат ан Нусра и перешла в ИГ, оставив аль Джолани с сирийцами. При этом ИГ с самого своего появления в Сирии нередко совершал вооруженные нападения на силы Сирийской свободной армии, убивая и похищая ее членов. Так 1 августа 2013 года боевики ИГ подорвали машину перед штабом вооруженной салафитской группировки Ахфад ар Расул (Внуки пророка) в Ракке, убив тридцать человек, а затем изгнали эту группировку из Ракки. ИГ убила двоих командиров группировки Ахрар аш Шам Мухаммеда Фареса и Хуссейна ас Сулеймани. В итоге в начале 2014 года после нападений на позиции ССА в районе Алеппо в этом районе, как и во всей провинции Идлиб был создан из двух десятков группировок Сирийский революционный фронт, с целью борьбы против ИГ. Против них же выступила и организация Армия моджахедов созданная из восьми группировок в самом Алеппо. В итоге, как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан силы Исламского фронта, Сирийского революционного фронта и Армии моджахедов вытеснили ИГ с севера Сирии, что впрочем, было не столь тяжело учитывая, что фактически эти районы контролировала сама Турция, чьи подразделения совершали сюда постоянные рейды. В данном случае обвинения ИГ в адрес своих конкурентов в том, что они «продались» США имели все основания, ибо очевидно, что действиями этих конкурентов руководила Турция, в свою очередь союзник США. Хотя в Идлибе ИГ потеснили, а из городов Атмех и Аль Дана на турецкой границе ИГ ушла сама, однако нападение на Ракку предпринятое ан Нусрой и Ахрар аш Шам оказалось не совсем удачным. И ИГ удалось сохранить Ракку за собой. К тому же в среде противников ИГ начались противоречия и в итоге было достигнуто в феврале 2014 года перемирие, которое в зоне Алеппо Абу Омар аш Шишани командир ИГ в зоне Алеппо с представителем аз Завахри Абу Халидом Ас Сури. Разделяй и властвуй Как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» в отличии от Саддама Хуссейна, ни Хафез Асад, ни Башар Асад не поддерживали дружеские отношения с племенами, хотя при этом не упоминают, что у алавитов Асадов и не могло быть дружественных отношений с суннитскими племенами в Сирии, тесно связанных с соплеменниками в Ираке и Саудовской Аравии. Сами племена, составляя 30 процентов населения Сирии (при чем, составляя большинство-до 90 процентов в Дайр-эз-Зауре, Эль Хасаке, Ракке и Дераа и еще два миллиона в районе Алеппо) они занимали 60 процентов территории Сирии, в первую очередь в сельской и пустынной местности. Авторы книги точно описывают, то что Джабхат ан Нусра смогла установить теснее связи с рядом племен и так в частности племя Шухайла с центром в городе Аль Шухайла на границе Ирака и Сирии, тесно связанного с салафитами еще с семидесятых годов. С началом столкновений Джабхат ан Нусры и ИГ это племя выступило на стороне Ан Нусры и ей союзной организации Джаиш Мута, тогда как на стороне ИГ выступил клан Альбу Асаф, входивший в племя Альбу Сарайя. Сама война в данном случае велась путем «перетягивания» племен и так переход одного из командиров Джабхат ан Нусры Ар-Рафдана на сторону ИГ как пишут авторы книги, был вызван во многом конфликтом племени Аль Бекайаир к которому принадлежал Ар Рафан, с племенем Шухайла. Когда в июле 2014 года ИГ смог все таки разбить племя Шухайла, то тем самым он поставил под контроль провинцию Дайр аз Заур. Хотя Джабхат ан Нусра благодаря племенным связям удержала под контролем провинцию Идлиб, часть Алеппо и пригороды Дамаска, ИГ в данном случае отличало от ан Нусры более умелое планирование своих действий и большие запасы финансов и оружия, так что летом 2014 года ИГ смогло установить свою власть в городах Аль Мухассан, Шаитат и Альбу Камаль. При этом ИГ не только подчиняет себе племена, но и мирит их, а одновременно и манипулирует их членами, стравливая одни кланы с другими. В данном случае руководство ИГ, как пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» Майкл Вайс и Хасан Хасан опиралось на мощный аппарат безопасности –«амни» с широкой агентурной сетью, при чем в рядах Свободной Сирийской армии и ан Нусры имелось большое число так называемых «спящих ячеек» ИГ. При этом авторы книги, почему то успехи ИГ объясняют только поддержкой Асада, приводя как доказательство то, что, якобы авиация ВВС Сирии не бомбила силы ИГ, хотя кроме сговора Башара Асада с террористами, есть еще одно логическое объяснение - авиация ВВС и ВМС США бомбили позиции армии Асада и сбивали самолеты ВВС Сирии. Столь очевидное объяснение авторам книги словно неизвестно и в самой их книге отсутствует объяснение того каковы были последствия для Сирии применения американской авиации. К тому же, очевидно, что в сирийском правительстве сильны разногласия, почему ИГ смог с легкостью захватить базы 17 дивизиона в Ракке и 121 полка в Эль Хасаке, но ведь столь же очевидно, что одной из причин конфликтов в сирийском политическом верху, была внешнеполитическая деятельность администрации США и экономические санкции этой администрации. В отличие от Джабхат-ан -Нусры, ИГ имеет куда более совершенную тактику, в особенности в области применения радиоуправляемых самодельных взрывных устройств, а так же в области планирования операций, в чем без сомнения видится влияние специалистов как из Западной Европы, так и из бывшего СССР, массово вступающих в ряды ИГ. Скрытность Люди склонны объяснять военные успехи противника, различными заговорами, не желая признать, что он во многом сам заслуживал победу. ИГ же в данном случае во многом само было творцом своих побед. Самоотверженность его членов, обеспечивало то, что является главной тактикой партизан-скрытность и умение выжидать. Благодаря этому ИГ могли совершать на первый взгляд неожиданные прорывы, которые на самом деле, были подготовлены долгой конспиративной работой на территориях будущего удара. При этом ИГ, на самом деле, было отнюдь не так безрассудно жестоко, как принято считать, ибо добиваясь страха в обществе своими казнями, в то же время оно давало возможность своим врагам «исправиться" и став на путь «истинного ислама» стать одним из членов ИГ. В тоже время, как пишут авторы книги к союзникам ИГ было достаточно разборчиво и так после захвата Мосула, служащие силовых ведомств, ставшие на сторону ИГ получили статус «мунасир», что давало им право лишь занимать низовые должности, тогда как высшие были предназначены для «ансаров» - местных членов ИГ и «мухаджиров» - иностранным добровольцам. Тем самым, как пишут Майкл Вайс и Хасан Хасан ИГ умело избегая ответственности, поощряют соперничество в местной среде. Сами бойцы ИГ, стараются как можно меньше демонстрировать оружие и число бойцов на блокпостах. Те, кто вступают в ряды ИГ, обязаны сообщить о имеющемся вооружении и боеприпасах и находиться на фронте определенное количество часов. Политика Исламского государства ИГ проводит политику по изъятию оружия у всех тех, кто не состоит в их рядах и даже боевикам союзных группировок ставит условие либо принести клятву верности организации, либо уйти. После захвата нового города ИГ сначала устраивает «площадь Хадад» как место казни-отрубания голов, рук и наказаний плетьми, а затем создает шариатские суд и полицию-хисбах. Регионы делятся на вилайеты-провинции и кавати-города и поселки. В каждый город и поселок назначаются военный командир, один или несколько начальников служб безопасности и верховный эмир, которые были подчинены вали-главе вилайета. Местное население обязано сдать оружие. Тем самым ИГ сумело покончить с широко распространившимся бандитизмом на территориях под контролем сирийской оппозиции, с чем Джабхат ан Нусра тесно связанная с местными кланами и зависящая от них бороться не могла. Была налажена работа чиновников и различных городских и сельских служб, осуществлен контроль над ценами и налажена работа экономики. В конечном итоге, о чем не пишут авторы книги «Исламское государство-армия террора» ИГ стремится полностью отказаться от системы отношений характерных для капитализма, заменив его своего рода «исламским социализмом», почему ими даже начали выпускаться золотые монеты. Финансирование Сами оценки авторов книги о источниках доходов ИГ имеют целый ряд нелогичностей, ибо даже доходов от нефтяного бизнеса террористам явно недостаточно для финансирования своей деятельности, как и доходов от «закята» - обязательной милости мусульман, налогов на немусульман, доходов от конфискуемого у «врагов ислама» имущества, контрабанда артефактами и получение военных трофеев. Источник обильного финансирования ИГ и есть главная тайна этой организации и предположения в данном случае - дело неблагодарное, хотя странно, что авторы книги о «частных спонсорах» ИГ ограничились всего парой строчек, хотя в США определение источника финансирования - основа любой журналистской деятельности. Наивно было бы ожидать, что авторы книги смогут раскрыть данный вопрос, представлявший ныне ключ к пониманию успехов ИГ, как прошедших, так и предстоящих и потому мало кому известный и потому в данном случае то что авторы обходят целый ряд вопросов, как например касательно поддержки движения салафитов Сирии со стороны Саудовской Аравии, Турции, Израиля и Иордании в данном случае вполне логично- если не можешь сказать о чем то правду - лучше тогда ничего не говорить. На практике же ИГ правительства как Ирака так и Сирии воспринимает как своих врагов и его цель военный разгром армий этих правительств. Экспансия Разумеется, наступление армии Сирии при поддержке ВВС РФ отчасти остановил наступление вооруженной оппозиции, но в большей мере это коснулось сил Нусры, тогда как ИГ, вынужденный перебросить часть своих сил в Ирак после падения в руки армии Ирака - Рамады, существенных потерь в живой силе и технике не понес. До сих пор силы ИГ, находятся в пригородах Дамаска и опираясь на сеть подземных туннелей, их боевики проводят операции и в самом Дамаске, благодаря чему боевики избегают больших потерь от авиа- и артиллерийских ударов. В рядах ИГ находиться большое число военных специалистов, которые достаточно успешно научились маскировать собственную бронетехнику и создавать различные ложные цели и пока не оснований предполагать что террористы в Сирии разгромлены военным путем. Учитывая, что в своей массе иракские сунниты из суннитского треугольника» Эр-Рамади, Фалуджы и Бакубы находиться ныне под полным влиянием ИГ, вполне можно ожидать что организация восстановит контроль над Эр-Рамади и продолжит наступление дальше на Багдад. После этого ИГ, может развернуться в любом направлении не только на Дамаск, но и на Эр-Рияд, где уже давно зреют конфликты в среде нескольких тысяч саудовских принцев-претендентов на престол. Неудачная война в Йемене, где саудовские войска решив подержать президента Хади несут большие потери в боях против вооруженных отрядов шиитов-хуситов Абдул-Малика аль-Хуси, так же способствует популярности нынешнего проамериканского курса правительства Саудовской Аравии и его «силовиков»: принца Мухаммеда бен Сальмана и принца Мухаммеда бен Наифа занимающего должность как «наследного принца», так и министра внутренних дел. Ведь ныне, хуситы вышли уже к предгорьям на южной границе и тем самым могут перейти к рейдам на саму территорию Саудовской Аравии, на юге которой проживает большое число шиитов. Это порождает дополнительную напряженность в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном, который поддерживает хуситов и тем самым ИГ, являющийся прямым вооруженным противником проиранских шиитских милиций в Ираке, таких как Китаиб Хезболлах, становится прямым военным союзником Саудовской Аравии. ИГ, захватившее тысячи единиц бронетехники в Ираке, В ряды которого также наблюдается переход многих отрядов вооруженной американцами сирийской оппозиции, становится в таких условиях важным фактором в политике Саудовской Аравии. В случае, если какой-то саудовский принц, захватит власть в Эр-Рияде с помощью отрядов ИГ, будет конечно любопытно узнать, как в США различные аналитики объяснят данный факт, тем более что в таких объяснениях в первую очередь будут нуждаться многие российские аналитики, делающие свои прогнозы по кальке из США. Олег Валецкий

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Загрузка...